«Эти милицейские – такие выдумщики! Но результат есть: в ЦИП вернулись передачи»

2020 2020-07-02T13:26:59+0300 2020-07-02T14:30:16+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/okrestino_cip.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Центр изоляции правонарушителей в Минске. Фото БелаПАН

Центр изоляции правонарушителей в Минске. Фото БелаПАН

Юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко получил ответы на свои заявления по факту жестокого, бесчеловечного, унижающего достоинство обращения с арестованными в Центре изоляции правонарушителей.

«Ожидаемо, на сообщение о пытках и жестоком обращении реакции госорганов не последовало. Это возмущает, но мы знаем состояние дел с борьбой с пытками и запрещенным обращением у нас в стране», – говорит Павел Сапелко.

Напомним, Павел Сапелко обратился в Прокуратуру, ГУВД Мингорисполкома, Минский городской и Московский районный Центры гигиены и эпидемиологии с заявлением о проведении проверки по сообщениям в СМИ об условиях содержания в ЦИП активистов.

Как именно отреагировали госорганы на обращения правозащитника о санитарных нарушениях и просьбу предоставить информацию по конкретным направлениям деятельности, в том числе – о профилактике распространения коронавируса в местах несвободы?

Прокуратура Московского района Минска, как образцовое почтовое отделение, на следующий день после обращения Павла Сапелко передало его в ГУВД, за что ей большое спасибо – могла же держать у себя, ничего не делая, не один день.

«Передала для рассмотрения «по вопросам содержания в ЦИП и ИВС ГУВД административно арестованных». Хотя, может я дождусь от прокуратуры ответов и на остальные поставленные в обращении вопросы – о  наличии в действиях сотрудников этих учреждений признаков состава преступления, предусмотренного статьей 426 Уголовного кодекса – «Превышение власти или служебных полномочий», например», – отмечает юрист «Весны».

Государственное учреждение Минский городской центр гигиены и эпидемиологии ответило 19 июня: недолго думая, перенаправил обращение в так называемый Республиканский центр гигиены и эпидемиологии Департамента финансов и тыла МВД – ведомственное учреждение, хранящее эпидемиологический порядок на вверенных объектах.

«А я, вообще-то, апеллировал к органу государственного санитарного надзора, которым является МГЦГиЭ и его подразделения и у которого несколько другая задача и полномочия. Ответ, конечно, будет обжалован: я решил понять, работает ли соответствующий закон в отношении закрытых учреждений, или ситуация полностью отдана на откуп МВД», – подчеркивает Павел Сапелко.

Уже 24 июня был получен ответ из ГУВД:

«В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 15 Закона Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц» от 18.07.2011 № 300-З и в соответствии с пунктами 36 и 51 Инструкции об организации работы с обращениями граждан и юридических лиц и ведения делопроизводства по ним в органах внутренних дел и внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Беларусь, утвержденной Приказом МВД Республики Беларусь от 26.12.2018 № 363 ваше обращение оставлено без рассмотрения по существу в связи с не приложением к обращению документов, подтверждающих полномочия на представление интересов кого-либо из административно арестованных лиц».

Павел Сапелко иронизирует:

«Эти милицейские – они такие выдумщики! Это ГУВД имело в виду ситуацию, когда я вижу открытый люк на соседней улице, то мне надо, по версии ведомства, собрать доверенности жильцов улицы и только тогда обратиться в ЖЭС, чтобы люк закрыли?

Ну, ладно, эта их политика нам известна и уже не волнует, потому что на самом деле после таких жалоб эти начальники все-таки проводят проверки: именно об этом сказал начальник ГУВД.

Никто не ожидал, что эти лицемерные люди быстренько признают свои нарушения, но результат есть: в ЦИП и ИВС вернулись передачи, а с ними – вода, еда, зубные щетки, газеты, книги и остальное, что возвращает «суткам» признаки более-менее нормально организованного быта».

В этой печальной картине пенитенциарной действительности не хватало последнего штриха – и вот он: ответ того самого Республиканского центра гигиены и эпидемиологии Департамента финансов и тыла МВД.

«Мое обращение в «гражданский» МГЦГиЭ «по вопросу предоставления сведений о случаях инфекционных заболеваний, чесотки, педикулеза» и ЦИП ГУВД Мингорисполкома рассмотрено. И меня информируют: «сведения о заболеваемости в органах внутренних дел Республики Беларусь относятся к служебной информации ограниченного распространения». Помилуйте, разбирайтесь со своей чесоткой в органах сами, меня интересовала ситуация с административно арестованными и задержанными. Но, на основании закона «Об информации, информатизации и защите информации» в интерпретации МВД, мне не суждено узнать ни того, ни другого», – подчеркивает Павел Сапелко.

Хотя по этому закону, если прочитать не только одну статью 18-1, есть понятие общедоступной информации, «доступ к которой, распространение и (или) предоставление которой не ограничены». В частности, не могут быть ограничены доступ к информации, распространение и (или) предоставление информации о санитарно-эпидемиологической обстановке и иной информации, отражающей состояние общественной безопасности.

«Кому как не милиционерам понимать, что санитарно-эпидемиологическое состояние мест лишения свободы сейчас, когда десятки граждан ежедневно проходят через судебный конвейер, – это важно?

И вот о размерах золотого запаса информация по закону открыта, а про вшей и чесотку в ЦИП – служебная информация ограниченного распространения. Стыдно, что ли?»

Ответа от Московского районного ЦГиЭ Павел Сапелко ожидать не стал, но «все еще мечтает его получить».

Последние новости

Партнёрство

Членство