Белорусы на "крытой": как политзаключенных продолжают преследовать в колониях

2022 2022-03-25T12:29:00+0300 2022-05-17T14:50:40+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/busel.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

По состоянию на 25 марта политзаключенными признан 1101 человек. Политически мотивированные приговоры с непропорционально высокими и несоразмерными содеянному сроками — не единственный метод борьбы с несогласными с действующей властью белорусами. Когда политзаключенные попадают в колонии, давление на них продолжается: их лишают звонков, свиданий и передач, помещают в штрафной изолятор (ШИЗО) или помещение камерного типа (ПКТ). На политзаключенных "вешают" многочисленные нарушения, за что их переводят на тюремный режим или возбуждают новые уголовные дела по ст. 411 Уголовного кодекса (злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения). По данным правозащитников, за последний год как минимум 22 политзаключенных перевели в "крытую" тюрьму, и против еще восьми начали новые уголовные дела по ст. 411 УК. "Весна" рассказывает, какие методы наказания использует администрация колоний против политзаключенных и кто из них признаны "злостными нарушителями режима".

Ілюстрацыя мастачкі Eya Mordyakova
Иллюстрация художницы Eya Mordyakova

Минимум 27 политзаключенным ухудшили условия содержания за "нарушение внутреннего порядка колонии"

На данный момент правозащитникам "Весны" известны имена 30 политзаключенных, которых по "надуманным провинностям" администрация колоний карает за "нарушение установленного порядка". Из них 21 политзаключенному усилили режим: Никите Емельянову, Игорю Соловью, Татьяне Каневской, Александру Кабанову, Андрею Севертоке, Андрею Царенку, Ивану Вербицкому, Игорю Поварову, Сергею Верещагину, Михаилу Калишуку, Андрею Хренкову, Евгению Петраченко, Олегу Ефременко, Алексею Мельникову, Сяргею Римше, Глебу Готовко, Евгению Афнагелю, Юрию Белько, Александру Нурдинову, Игорю Букасу, Юрию Чудиновичу. Ранее с колонии на тюремный режим перевели и бывшую политзаключенную Наталью Херше, которую освободили по помилованию в январе 2022. Большинство из них в "крытой" оказались в течение последних нескольких месяцев.

Если до событий 2020 года в Беларуси по статье 411 Уголовного кодекса судили только двух политзаключенных: в 2012 — Дмитрия Дашкевича и в 2015 — Николая Дедка, то теперь по ней уже приговорили к двум годам колонии политзаключенных Никиту Емельянова и Виктора Борушко, а также Дмитрия Корнеева, который также отбывает срок по политическим мотивам. Первой политзаключенной женщиной в Беларуси, осуждённой по этой статье, стала Полина Шарендо-Панасюк. Ей присудили вдобавок к двум годам заключения еще один год в «крытой» тюрьме. Политзаключенного бывшего десантника из Солигорска Руслана Окостко в колонии приговорили еще к году заключения, а политзаключенному Тихону Осипову добавили еще семь месяцев заключения и изменили режим с усиленного на строгий. Дело политзаключенной Виктории Кульши сейчас находятся в суде. 12 мая во время дисциплинарной комиссии в ИК-1 политзаключённому Олегу Рубцу сообщили, что против него возбудили уголовное дело по ст. 411 УК, а также собираются перевести его на «крытую» тюрьму. Суд над ним может пройти уже в июни.

Также известно о единственном случае, когда прокуратура Могилевской области признала незаконным наказание Артема Анищука, осужденного по политическим мотивам, в виде ПКТ в отношении его, поэтому дело должны были прекратить. Однако следователь до сих пор этого не сделал.

На этих политзаключенных давление оказывали сразу после этапа в исправительную колонию. Некоторые в колонии не смогли получить ни одной передачи до перевода на тюремный режим из-за того, что их почти сразу после этапа помещают в ПКТ. Администрация колонии специально создает невыносимые условия содержания, а потом еще и ухудшает их переводом на режим с максимальными ограничениями, лишая людей даже свежего воздуха. При этом рапорты составляют за то, чего политзаключенный никогда не совершал. Но обжаловать помещение в штрафной изолятор или ПКТ узникам почти невозможно.

Каждый день еще несколько сотен политзаключенных также сталкиваются с произвольными лишениями передач, свиданий и звонков. Некоторых из них продолжают помещать в ШИЗО, ПКТ и карцеры. Поэтому рассказываем, какие ограничения применяются властями по отношению к политическим заключенным, чтобы ухудшить им условия содержания.

Какие дисциплинарные взыскания применяют в колониях против заключенных?

Почти ежедневно правозащитникам сообщают о том, что администрация различных исправительных учреждений выносит административные взыскания против политзаключенных. Сотрудники администрации используют разнообразные "надуманные" причины для этого: грязная одежда или обувь, незастегнутая пуговица на воротнике, неправильное приветствие представителя администрации, небритость и многое другое. Как показывает практика, политзаключенных сначала лишают звонков, свиданий и передач, которых, согласно Уголовно-исполнительному кодексу (УИК), и так предоставляется не много. Затем администрация исправительных учреждений переходит к более жестким наказаниям: ШИЗО и ПКТ.

Штрафной изолятор в колониях похож на обычную тюремную камеру, где "шконка" (кровать) отстегивается только на ночь и никаких личных вещей брать с собой нельзя. Заключенным в ШИЗО запрещаются длительные и краткосрочные свидания, телефонные разговоры, в том числе с использованием систем видеосвязи, приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, получение посылок, передач, бандеролей и мелких пакетов, отправление и получение писем, пользование настольными играми и курение. Постельные принадлежности им также не выдаются, на прогулки их не выводят (согласно п. 1 ст. 114 УИК). При переводе в изолятор заключенным выдают специальную одежду, на которой огромными буквами написана "ШИЗО". Максимальный срок помещения в изолятор — 10 суток. Чтобы удерживать заключенных там как можно дольше, администрация составляет несколько протоколов подряд.

Помещение камерного типа (ПКТ) — специальное помещение, в котором содержатся осужденные к лишению свободы, переведенные в порядке взыскания за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания в исправительных колониях. Заключенных забрасывают туда сроком до шести месяцев за "систематические нарушения". Там они имеют право отовариваться в тюремном магазине на одну базовую величину в месяц, получать одну бандероль в течение шести месяцев и иметь ежедневную прогулку продолжительностью 30 минут. Также заключенным разрешена переписка, однако она часто безосновательно блокируется цензором. Эти ограничения касаются и тех, кого поместили в одиночную камеру. К осужденным, переведенным в ПКТ, могут применятся все меры взыскания, кроме перевода в ПКТ (согласно п. 8 ст. 113 УИК). Например, переводить из ПКТ в штрафной изолятор. При этом срок нахождения в ШИЗО не засчитывается в срок содержания в ПКТ.

Кого считают "злостным нарушителем режима"?

По законодательству, злостным нарушителем режима признают заключенного, который за соответствующий период совершил сразу несколько нарушений установленного порядка отбывания наказания. А именно, если у него есть не менее:

  • четырех выговоров или четырех внеочередных дежурств по уборке помещений или территории исправительного учреждения;
  • три взыскания, одно из которых — лишение очередной посылки или передачи, а также лишение очередного длительного или краткосрочного свидания;
  • два взыскания, одно из которых — помещение осужденного в ШИЗО.

На основании многочисленных взысканий администрация исправительной колонии проводит аттестацию, по итогам которой обращается в суд с требованием о переводе заключенного в "крытую" или об изменении условий режима (например, с общего на усиленный).

Согласно п. 5 ст. 69 Уголовно-исполнительного кодекса, осужденные к лишению свободы, злостно нарушающие установленный порядок отбывания наказания, могут быть переведены из исправительной колонии для лиц, впервые отбывающих наказание в виде лишения свободы, и исправительной колонии для лиц, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы, в тюрьму на срок не свыше трех лет с отбыванием остального срока наказания в исправительной колонии в условиях того режима, который был назначенный по итогу суда.

Как наказывают политзаключенных за "систематические" нарушения? 

В последнее время практика наказания заключенного ШИЗО или ПКТ применяется для последующего усиления режима и перевода на тюремный режим в так называемую "крытую тюрьму", или для возбуждения нового уголовного дела за злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения согласно статье 411 Уголовного кодекса. Это два самых жестких дисциплинарных наказания, предусмотренных законом.

Перевод на тюремный режим

Тюремный режим — это камерные условия содержания, где, в отличие от колонии, заключенные все время сидят в четырех стенах. В камерах люди годами могут сидеть в режиме 24/7 с одними и теми же людьми в количестве от трех до двенадцати человек.

В "крытой" есть два режима: строгий и общий. Сразу после прибытия в тюрьму заключенный попадает на строгий тюремный режим, а на общий его могут перевести только через полгода (по решению начальника учреждения). На строгом режиме не могут содержаться беременные женщины и имеющие при себе несовершеннолетних детей, а также осужденные, имеющие инвалидность I и II группы.

Этот режим предусматривает максимальное количество ограничений для осужденного. При этом в правилах внутреннего распорядка речь идет только о том, что им разрешено, то есть все остальное им запрещено.

На общем тюремном режиме разрешается отовариваться на две базовые величины; иметь два краткосрочных свидания в год; получать одну посылку или передачу и две бандероли или два мелких пакета в год; ежедневно прогуливаться во внутреннем дворике продолжительностью до полутора часов. На строгом тюремном режиме разрешается отовариваться на одну базовую величину; иметь одно краткосрочное свидание в год; получать одну бандероль или один мелкий пакет в год; ежедневно прогуливаться во внутреннем дворике продолжительностью до одного часа.

Но и всего этого администрация тюрьмы может лишить за "нарушения". Давление на заключенных не заканчивается даже после усиления режима. Так, например, политзаключенного Никиту Емельянова уже в могилевской тюрьме №4 часто помещали в ШИЗО, где удерживали больше месяца и лишали свиданий и звонков. Кроме этого, за многочисленные "нарушения" уже в "крытой" на политзаключенного завели уголовное дело за злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения.

Решение об усилении режима принимает суд. В "крытую" заключенного могут отправить только до трех лет, поэтому, если срок наказания больше, то после тюрьмы заключенного возвращают в колонию на тот режим, который первоначально был назначен судом. Администрация тюрьмы собирает документы, якобы подтверждающие нарушение режима заключенным, и передает их в суд. После этого заключенных этапируют из колонии в "крытую" тюрьму, которых в Беларуси три: гродненская тюрьма №1, могилевская тюрьма №4 и жодинская следственная тюрьма №8.

Уголовное дело за злостное неповиновение администрации колонии

Согласно Уголовному кодексу, к ответственности по статье 411 УК привлекаются те заключенные, которым в течение года за нарушение режима отбывания наказания назначали дисциплинарное взыскание в виде перевода в ПКТ, одиночную камеру или в "крытую" тюрьму. По этой статье заключенных могут осудить к лишению свободы сроком до одного года, а за особо опасный рецидив — до 2 лет..

  1. Злостное неповиновение законным требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, либо иное противодействие администрации в осуществлении ее функций лицом, отбывающим наказание в исправительном учреждении, исполняющем наказание в виде лишения свободы, если это лицо за нарушение режима отбывания наказания подвергалось в течение года дисциплинарному взысканию в виде перевода в помещение камерного типа, специализированную палату, одиночную камеру или переводилось в тюрьму (злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы). Карается лишением свободы на срок до одного года.
  2. Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, совершенное лицом, осужденным за тяжкое или особо тяжкое преступление либо допустившим особо опасный рецидив. Карается лишением свободы на срок до двух лет.

Правозащитники много лет борются за то, чтобы исключить статью 411 из Уголовного кодекса. По ней власти наказывают заключенных, которые совершили дисциплинарные нарушения в исправительных учреждениях, но, при этом, уже понесли за них наказание в виде ШИЗО или ПКТ.

Юрист "Весны" Павел Сапелко давно обращает внимание на то, что практика наказания заключенных по ст. 411 Уголовного кодекса за те же проступки, за которые они уже понесли дисциплинарное наказание, нарушает широко известный принцип "non bis in idem", который означает, что никто не должен дважды нести наказание за одно деяние. Потому это противоречит как Уголовному кодексу Республики Беларусь, так и Международному пакту о гражданских и политических правах.

Кроме всего, взыскания за нарушения налагаются во внесудебном порядке должностными лицами тюрем и исправительных колоний — сотрудниками Министерства внутренних дел. Поэтому по отношению к заключенным это часто является произвольным и не соответствующим тяжести проступка привлечением к ответственности.

Политзаключенного Николая Дедка во время прошлого заключения в 2015 году также судили по этой статье. Тогда ему за пять дней до освобождения продлили срок на один год колонии. После этого он передал из тюрьмы на свободу открытое письмо со своими мыслями насчет приговора:

В Конституции, Уголовном и Уголовно-исполнительном кодексах Беларуси декларируется множество хороших принципов и прав, но все они остаются втоптанными в грязь, пока в Беларуси действует статья 411 УК, которая позволяет отправить человека в колонию на 1 год (или на 2 — по части второй этой статьи) за ношение или не ношение предмета одежды, за разговор с соседом по камере".

Павел Сапелко уверен, что виновные лица должны в этом случае нести ответственность, ограниченную мерами дисциплинарного характера, тем более что спектр этих мер, предусмотренный уголовно-исполнительным законодательством, в достаточной мере широкий и дифференцированный по своему характеру.

Из практики следует, что срок наказания политического заключенного зависит не только от приговора суда, но и от желания сотрудников МВД как можно больше ухудшить условия отбывания срока, в том числе и продлить его.

Последние новости

Партнёрство

Членство