Ситуация в Украине может ускорить решение проблемы политзаключенных в Беларуси

2014 2014-03-10T11:20:01+0300 2014-03-10T11:20:01+0300 ru

Требуя от белорусских властей немедленно освободить политзаключенных, Запад никогда не оглашал список тех, кого относит к этой категории. Более того, различается количество политзаключенных в подсчетах белорусских и международных правозащитных организаций. 

Правозащитники из Беларуси, Украины, Грузии, Литвы, Польши, России в прошлом году разработали руководство по определению понятия «политзаключенный», но и эта инициатива не смогла избежать жесткой критики со стороны общественно-политических активистов. 

Аморально ли делить узников на категории? 

Еще в октябре прошлого года в Вильнюсе на III Белорусском правозащитном форуме было представлено руководство по определению понятия «политический заключенный». Над документом работали эксперты из Азербайджана, Грузии, Литвы, Польши, России, Украины и Беларуси, в том числе Олег Гулак, Татьяна Ревяко, Валентин Стефанович, Елена Тонкачева, Инна Кулей. 

Руководство было создано с целью «унификации подходов в деятельности правозащитных организаций по определению и использованию понятия «политзаключенный». Его авторы использовали опыт Совета Европы, международной правозащитной организации Amnesty International и национальных правозащитных организаций различных стран. 

В документе, в частности, определено, что под политзаключенным первой категории понимается лицо, лишенное свободы при ряде факторов: исключительно из-за его политических, религиозных или иных убеждений, а также в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, совести и религии, выражения мнений или информации, мирных собраний и ассоциаций, иных прав и свобод. 

Кроме того, к политзаключенным первой категории правозащитники относят лицо, к которому лишение свободы было применено исключительно из-за ненасильственной деятельности, направленной на защиту прав человека и основных свобод. Политзаключенными признаются и те, кто лишен свободы по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, национального, этнического, социального или родового происхождения, гражданства, сексуальной ориентации, гендерной идентичности и имущественного положения. 

К политзаключенным второй категории отнесены лица, которые были лишены свободы в нарушение права на справедливый суд или иных прав и свобод, а также те, доказательства преступления против которых были сфальсифицированы, отсутствовали вменяемое событие или состав преступления либо преступление совершило иное лицо. 

Политзаключенными второй категории авторы руководства считают и тех, у кого продолжительность или условия лишения свободы непропорциональны правонарушению, в котором лица подозреваются, обвиняются или признаны виновными, а также если лица лишены свободы «избирательно по сравнению с другими». 

Для первой категории, считают правозащитники, нужно требовать «немедленного и безусловного освобождения и полной реабилитации с возмещением нанесенного вреда». Для второй — незамедлительного пересмотра принятых мер и судебных решений справедливым судом и с устранением перечисленных факторов. 

После презентации руководства многие, не разбираясь, подвергли правозащитников критике за разделение политзаключенных на категории — мол, аморально определять, кто «более» политзаключенный, а кто «менее». Однако правозащитники неоднократно подчеркивали, что речь не идет о делении политзаключенных на «полноценных» и «частичных», а исключительно об уточнении причин их преследования и, соответственно, требований к их освобождению или пересмотру дела. 

Стоит отметить, что правозащитники также попадали под огонь критики со стороны общественно-политических активистов из-за отказа признавать кого-либо политзаключенным. Многие считают список, опубликованный на сайте незарегистрированного правозащитного центра «Весна», неполным. Но правозащитники твердо придерживаются разработанных принципов определения политзаключенных. 

Ребус западников 

Однако недавно оказалось, что, кроме спора о категориях, есть еще и большой вопрос, кого именно считают политзаключенными в Беларуси. Оказалось, что белорусские, международные правозащитники, западные дипломаты оперируют разными сведениями о численности политзаключенных в стране. 

Так, «Весна» ныне считает политзаключенными 11 человек. Это — Николай Автухович, Николай Статкевич, Эдуард Лобов, Алесь Беляцкий, Николай Дедок, Игорь Олиневич, Андрей Гайдуков, Василий Парфенков, Владимир Еременок, Евгений Васькович и Артем Прокопенко. 

Причем относительно двух последних правозащитники «Весны» подчеркивают, что в их действиях усматриваются признаки правонарушения, но отмечают «несправедливую квалификацию их действий и чрезмерность вынесенного наказания». По мнению правозащитников, Васькович и Прокопенко для совершенного ими поступка отбыли за решеткой уже достаточно времени и содержание их впредь в заключении политически мотивированно. 

В то же время правозащитная организация «Международная амнистия» узниками совести, чьего немедленного и безусловного освобождения следует добиваться (политзаключенными первой категории согласно описанному выше руководству) в Беларуси считает троих — Статкевича, Беляцкого и Лобова. Это, видимо, связано с более жесткими подходами к критериям. 

Труднее определить, кого считают политзаключенными Евросоюз и США. В их многочисленных заявлениях и резолюциях относительно Беларуси постоянно звучит фраза о необходимости немедленного освобождения всех политзаключенных. Но никогда не уточнялось, кого Запад понимает под «всеми». 

Кроме того, 17 февраля «Еврорадио» сообщило о неформальной встрече белорусских правозащитников с послом одной из стран ЕС. По словам представителя «Весны» Валентина Стефановича, в ходе беседы дипломат сообщил, что ЕС признает политическими только шестерых белорусских заключенных (ранее неофициально назывались девять человек). 

БелаПАН направил в представительство ЕС и в посольство США в Беларуси запрос с просьбой прокомментировать ситуацию и огласить список белорусских политзаключенных. Оба ответа свелись к выражению обеспокоенности, что политзаключенные до сих пор не освобождены. Было также заявлено, что освобождение всех политзаключенных остается неизменным требованием к белорусским властям. Но имена так и не были «выданы». 

Предполагать, кого Запад считает политзаключенными в Беларуси, можно только исходя различных из докладов и резолюций по ситуации в стране. 

Так, например, в недавно опубликованном докладе Госдепартамента США о ситуации с правами человека в мире политзаключенными названы Николай Статкевич, Дмитрий Дашкевич (уже освобожден), Николай Автухович, Александр Францкевич (уже освобожден), Василий Парфенков, Павел Северинец (уже освобожден), Эдуард Лобов, Алесь Беляцкий и Владимир Еременок. 

Что касается ЕС, то перечисление белорусских политзаключенных есть в докладе о ситуации в Беларуси, который подготовил евродепутат Юстас Палецкис и который Европарламент одобрил осенью прошлого года. Эти же имена указаны и в принятой тогда резолюции с рекомендациями Совету ЕС, Еврокомиссии и службе внешних действий. Таким образом, Европарламент считает политзаключенными Алеся Беляцкого, Николая Статкевича, Павла Северинца (уже на свободе), Эдуарда Лобова, Николая Автуховича, Николая Дедка и Игоря Олиневича. 

Новая угроза 

Политолог и юрист Юрий Чаусов отмечает, что ЕС и США не оглашают имена именно из-за того, что существуют разночтения в списках. 

«Неоглашение списка Западом связано с теми разночтениями в количестве, которые имеются между правозащитными организациями, правозащитниками и государственными структурами, в частности ЕС и США, — сказал эксперт в интервью БелаПАН. — Есть цифры, которые называет «Международная амнистия», есть цифры, о которых в кулуарах говорят представители ЕС, есть списки белорусских правозащитников. Последние — это то, что доступно публично». 

Он напомнил, что в 2008 году также Запад публично не озвучивал полный список тех, кого считал политзаключенными: «Но когда белорусскому режиму известно, что конкретно он получит в плане улучшения отношений с Западом здесь и сейчас, то всех политзаключенных освобождают. И не нужны никакие прошения о помиловании от них. Так было в 2008 году после войны России с Грузией». 

Сейчас, отмечает политолог, ситуация, которая складывается вокруг Украины, может подтолкнуть Беларусь к более тесному сотрудничеству с ЕС. 

«Отсутствие каких-либо сообщений по итогам встречи 5 марта Путина, Лукашенко и Назарбаева в рамках Евразийского союза может свидетельствовать о том, что российская авантюра в Крымуне получила политической поддержки от союзников», — сказал Чаусов. 

Кроме того, были заявления белорусского МИД о признании территориальной целостности Украины. «А по сегодняшним сообщениям уже видно, что разговор не идет о повторении сценария Абхазии и Осетии. В России готовится закон о включении в состав новых субъектов, в авральном порядке инициируется референдум о вступлении Крыма в РФ. Это еще более серьезный конфликт, даже если мы закроем глаза на отсутствие каких-то силовых столкновений в Крыму», — подчеркнул собеседник. 

Судя по всему, говорит Чаусов, в этой ситуации и Назарбаев, и Лукашенко чувствуют себя под угрозой. И в условиях, когда Минск избегает оказывать политическую поддержку России, усиливается потребность наладить взаимоотношения с Европой, чтобы не быть в одном лагере с Россией, которая может подпасть даже под более серьезные ограничительные меры, чем те, что существуют сейчас в отношении Беларуси, отметил Чаусов. 

«Крымский кризис может стать поводом для того, чтобы вопрос о политзаключенных был снят в связи с наличием более серьезной проблемы, — сказал политолог. — Так, в сущности, было и в 2008 году. Не будет каких-либо заявлений о том, что мы забудем о политзаключенных. Просто стороны договорятся, что необходимо это решать, чтобы найти консенсус по более важному вопросу — сохранение безопасности в регионе». 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international