Заключение группы экспертов и юристов «Весны» по уголовному делу Марии Сафоновой

2020 2020-12-23T21:52:04+0300 2020-12-23T21:52:06+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/safonava_sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Мария Сафонова. Фото: spring96.org

Мария Сафонова. Фото: spring96.org

12 ноября 2020 г. суд Ленинского района г. Минска вынес приговор по обвинению Марии Сафоновой в совершении преступления, предусмотренного ст. 341 УК: «порча имущества в иных общественных местах при отсутствии признаков более тяжкого преступления». Марии Сафоновой назначено наказание в виде ареста сроком на два месяца.

Контекст, связанный с поствыборными протестами и массовыми репрессиями; соблюдение и поощрение прав и свобод человека

9 августа 2020 г. в Беларуси прошли выборы Президента Республики Беларусь. Итоги президентских выборов были признаны не заслуживающими доверия у национальных наблюдателей и международного сообщества, избирательный процесс не соответствовал стандартам свободных, демократических и конкурентных выборов. Результаты выборов президента не признали США, Великобритания, Канада и страны Европейского союза. Национальная сеть наблюдения за выборами «Правозащитники за свободные выборы» в итоговом аналитическом отчёте подчеркнула, что избирательная кампания с самого её начала проходила в атмосфере страха и запугивания участников избирательного процесса.

События, произошедшие по всей стране с 9 по 14 августа 2020 г., послужили основанием для признания правозащитным сообществом действий властей преступлениями против безопасности человечества.

Массовые пытки, факты жестокости силовиков в отношении мирных протестующих, применение оружия и водомётов, утрата легитимности власти в связи с фальсификациями выборов привели к массовым протестам в Минске и в регионах. Помимо еженедельных акций протеста по воскресеньям, когда на маршах собирались десятки тысяч граждан, в этот период отмечается высокая активность граждан на локальном уровне: в будние дни по вечерам граждане собираются во дворах многоэтажек, где в разных формах проявляют свою солидарность с политическими заключёнными, жертвами пыток, выражая своё несогласие с действиями нелегитимной власти. Жители украшают дворы бело-красно-белыми лентами и флагами – историческими символами Беларуси. Власти в массовом порядке преследуют сторонников бело-красно-белых флагов, предпринимаются активные попытки уничтожить символы протеста, имеющие цвета исторического флага.

Условия наблюдения

Судебное заседание проведено открыто и гласно. Препятствий для понимания сути происходящих действий суда и участников процесса не возникло, слышимость была удовлетворительной, судебные заседания начиналось в срок, время возобновления заседания называлось чётко и громко. Порядок в здании суда и в судебном заседании определяла судья. Судом не оказывалось препятствий для аудиозаписи процесса, было запрещено вести видеотрансляцию и делать фото. Резолютивная часть приговора оглашена публично.

В ходе изучения доказательств во время просмотра видеозаписей судья подозвала к своему столу гособвинителя и сторону защиты вместе с обвиняемой для ознакомления на ноутбуке с видеозаписью, которая, по версии суда, подтверждает виновность Марии Сафоновой в совершении преступления. Ноутбук был повернут к судье, увидеть содержание видеозаписи не представлялось возможным. Звука не было слышно вообще.

Соблюдение процедуры судебного заседания:

Судья: Шут Юлия Степановна

Прокурор: Довгало Ю.П.

Обвиняемая: Сафонова Мария Юрьевна

Потерпевшие: УП «Ремавтодор Ленинского района г. Минска» (представитель Неборский М.В.), КУП «ЖКХ Ленинского района г. Минска» (Дрягуева Е.И.), УП Мингорисполкома «Мингорсвет» (Вергейчик С.В.)

Заявления о применении пыток и/или жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения:

  • первое заявление поступило от Марии Сафоновой, когда она рассказывала про задержание свидетелями Кульбей Е.В. и Альянах А.В., которые разбили ей нос при задержании. Судья снимала вопросы адвоката обвиняемой о том, какими положениями законодательства они руководствовались, совершая насилие в отношении обвиняемой, нанося удары по жизненно важным органам.
  • второе заявление поступило от Марии Сафоновой, когда она рассказывала про первый допрос у следователя: обвиняемую доставили в Ленинское РУВД г. Минск, не дали возможности умыть окровавленное лицо. Мария рассказала, что при первом допросе следователь ее оскорблял, агрессивно относился к ней, заявляя о том, что «из-за ее каракуль» ему приходится много работать в нерабочее время. Потом и вовсе заявил: "Почему ты ещё не повесилась?" Следователь игнорировал тот факт, что Марию доставили к нему с окровавленным лицом после задержания волонтерами чата "Антивандал". Судья снимала вопросы адвоката обвиняемой о жестоком и унижающем достоинство обращении.

Обеспечение эффективной защитой

Обвиняемая представлена адвокатом Минской областной коллегии адвокатов Оленской Инессой Витальевной, осуществляющей деятельность индивидуально. Адвокат предоставила суду заключение специалистов из Института истории Национальной академии наук о том, что нанесение надписи «Жыве Беларусь» и разрисовка дверей цветами бело-красно-белого цвета не могут образовать состав преступления, предусмотренный ст. 341 УК. Адвокат также просила приобщить к материалам дела диск с видеозаписью, подтверждающей факт отсутствия замены асфальта на месте нанесения граффити «Жыве Беларусь» площадью 18.5 кв.м. Адвокат просила суд вызвать специалиста из Института истории НАН. Адвокат задавала вопросы о том, чем руководствовались свидетели Кульбей Е.В. и Альянах А.В., нанося удары обвиняемой по голове в ходе задержания. В ходе прений, адвокат Оленская произнесла очень пронзительную речь о невиновности своей подзащитной, окончание речи было встречено бурными аплодисментами в зале. Обвиняемая Мария Сафонова была обеспечена защитой, однако эффективность защиты существенно снижалась в связи с произвольными ограничениями судьей возможностей защиты.

Равенство прав сторон в процессе

Защитник обвиняемой Инесса Оленская заявляла ходатайство о вызове специалиста из Института истории НАН, чтобы он дал объяснения и пояснил, что циничной надписи в граффити не имеется. Суд отказал в удовлетворении ходатайства.

Защитник обвиняемой Инесса Оленская заявляла ходатайство о приобщении диска с видеозаписью, на которой подтверждается, что замены асфальта с надписью «Жыве Беларусь» площадью 18.5 кв. м. не произведено. Суд со ссылкой на то, что природа происхождения записи и диска не известна, не изучая самой записи, отказал в удовлетворении ходатайства.

Защитник обвиняемой Инесса Оленская задала вопрос представителю потерпевшей стороны ЖКХ Ленинского района г. Минска Дрягуевой Е.В. о том, на все ли надписи организация реагирует оперативно и своевременно устраняет надписи, или только связанные с национальной символикой и бело-красно-белыми надписями и флагами. После полученного ответа, защитник спросила у представителя, почему нарисованный на дверях подъезда, в котором живёт обвиняемая, фаллический символ до сих пор не закрашен, хотя обращение было подано месяц назад. Судья сняла вопрос.

Защитник Инесса Оленская задавала вопрос свидетелям Кульбей Е.В. и Альянах А.В. о том, на каких предположениях были основаны доводы о наличии в рюкзаке обвиняемой краски, почему свидетели решили, что это была именно краска, а не лак для волос. Судья сняла вопрос.

Защитник Инесса Оленская задала вопрос свидетелям Кульбей Е.В. и Альянах А.В. о том, какими нормами права руководствовались они при задержании обвиняемой и нанесении ей телесных повреждений в область лица и головы. Судья сняла вопрос.

Защитник Инесса Оленская задала вопрос обвиняемой об унижающем человеческое достоинство обращении со стороны следователя при первом допросе. Судья сняла вопрос.

Прокурор спросила у обвиняемой про размер её дохода и источники её существования. Адвокат просила суд снять вопрос как не относящийся к существу разбираемого дела. Судья поддержала вопрос гособвинителя и отклонила замечание адвоката.

В п. 21 Замечания общего порядка №32 (2007) отмечается, что суд обязан представать как беспристрастный в глазах разумного наблюдателя. Снятие вопросов судьей о ряде существенных обстоятельств дела свидетельствует о нарушении судом принципа беспристрастности в деле, а также существенно снижает эффективность защиты.

Исследование доказательств

В судебном заседании исследованы следующие доказательства:

  • показания обвиняемой Марии Сафоновой;
  • показания представителя гражданского ответчика УП «Ремавтодор Ленинского района г. Минска» Неборского М.В.;
  • показания представителя гражданского ответчика УП Мингорисполкома «Мингорсвет» Вергейчика С.В.;
  • показания представителя гражданского ответчика КУП «Жилищно-коммунальное хозяйство Ленинского района г. Минска» Дрягуевой Е.И.;
  • показания свидетеля Шидловского П.Н.;
  • показания свидетеля Забело О.В.;
  • показания свидетеля Кульбей Е.В.;
  • показания свидетеля Альянах А.В.

Установленные приговором обстоятельства

Обвиняемой вменено в вину то, что «она, действуя группой лиц по предварительному сговору с неустановленными лицами, 07.10.2020 в период времени примерно с 01.00 часов по 02.00 часов, находясь в общественном месте вблизи домов №2 и №4 по ул. Балтийской в г. Минске, имея умысел на порчу имущества в иных общественных местах, используя кисть и лакокрасочный материал белого и красного цветов в жидком состоянии, краску аэрозольную, умышленно нанесла на поверхность металлической входной двери и перил (стальных труб) технического помещения дома №4 по ул. Балтийской в г. Минске, на покрытие тротуара вблизи вышеуказанного дома, на поверхность опор наружного освещения вдоль домов №2 и №4 по ул. Балтийской в г. Минске, а также урны для мусора во дворе вышеуказанных домов надписи следующего содержания: «Жыве Беларусь» и изображения в виде красно-белого флага, что снизило эстетические характеристики металлической входной двери и перил (стальных труб) технического помещения дома №4 по ул. Балтийской в г. Минске, покрытие тротуара, урны для мусора, опор наружного освещения, что вызвало необходимость проведения работ по окраске ранее окрашенной двери, окраске ранее окрашенных перил (поверхностей стальных труб), окраске оштукатуренных поверхностей (урны для мусора), замене асфальтобетонного покрытия тротуара, покраске не менее трех опор наружного освещения, причинив тем самым имущественный вред УП «Ремавтодор Ленинского района г. Минска» на сумму 442 рубля 01 копейка, КУП «ЖКХ Ленинского района г. Минска» на сумму 61 рубль, УП Мингорисполкома «Мингорсвет» на сумму не менее 53 рублей 40 копеек, а всего, причинив имущественный вред вышеуказанным предприятиям на общую сумму не менее 556 рублей 41 копейки».

Заключительные выводы

Анализ судебного приговора в итоге дает возможности сделать выводы, имеющие значение для дальнейших оценок дела и положения обвиняемой.

Эксперты и юристы ПЦ «Весна» усматривают политические мотивы в действиях властей в отношении обвиняемых:

под политическими мотивами понимаются реальные основания - важно проанализировать не только публично обозначенные основания решений органов власти, но и выявить их истинные мотивы неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

a) упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;

b) недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

Обе цели политических мотивов властей в преследовании усматриваются в уголовном деле Марии Сафоновой по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 341 УК. Первая цель проявляется в том, что данное дело в очередной раз показало покровительство правоохранительных органов тем гражданам, которые срезают во дворах бело-красно-белые ленточки, а также наносят на здания и сооружения символы и знаки в цветах государственного красно-зелёного флага. Первая цель усматривается и в том, что государство не стремится к выполнению позитивных обязательств по ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах. Избиение и жестокое обращение, унижающее человеческое достоинство, в отношении обвиняемой не было эффективно расследовано правоохранительными органами. В судебном заседании судья снимала вопросы защиты о фактах жестокого обращения в отношении обвиняемой. Факты, прозвучавшие о жестоком обращении в отношении Марии Сафоновой, не отражены и в тексте судебного приговора.

Вторая цель усматривается в криминализации деяния обвиняемой. Подобный правовой подход, когда в уголовно-правовом порядке преследуются лица, наносящие граффити на злободневную общественно-политическую тематику, появился после событий 9 августа 2020 г., когда власти стали резко и непропорциональное реагировать на выражение мнения относительно подавления свободы выражения мнения. До событий 9 августа 2020 г. такие действия влекли административное преследование. Вместе с тем, нанесение граффити на тематику, представляющую общественный интерес, защищается стандартом свободы выражения мнения (п. 2 ст. 19 Пакта). Лишение свободы за граффити в виде изображения, которое не несёт угрозы общественному порядку и не наносит непоправимого ущерба потребительским свойствам имущества и сооружений, на которых нанесены надписи и изображения, является недопустимой и несоразмерной мерой. Подобные действия властей несут охлаждающий, парализующий эффект на желание граждан выразить своё мнение в художественной форме из-за неопределённости и непредсказуемости мер, которые правоохранительные органы могут предпринять в их отношении.

В судебном заседании обвиняемая Мария Сафонова подчеркнула, что нанесла надпись, потому что она белоруска и хотела таким образом подчеркнуть свою гражданскую позицию и свою национальность. Мария заявила, что хотела выразить свою позицию о том, что тут живут белорусы. Желание обвиняемой выразить именно таким образом своё мнение было обусловлено тем, что накануне, 5 октября, во дворе дома №4 по ул. Балтийской, несколько граждан, предположительно в состоянии алкогольного опьянения, под охраной людей в штатском и сотрудников ОМОНа срезали бело-красно-белые ленточки, после чего нанесли баллончиком на трансформаторной будке надпись в цветах государственного красно-зеленого флага. После совершения указанных действий неизвестные лица скрылись в сопровождении сотрудников правоохранительных органов. Каких-либо санкций к ним не последовало.

Таким образом, уголовное преследование Марии Сафоновой, вынесение в отношении неё обвинительного приговора с необходимостью отбывания ареста сроком в 2 месяца, является вмешательством в свободу выражения мнения. Выражение мнения в форме граффити с надписью «Жыве Беларусь» и нанесение рисунка в цветах бело-красно-белого цвета представляет высказывание по вопросам, представляющим очевидный общественный интерес, и отношение к политике, проводимой властями, утратившими легитимность. В силу п. 11 Замечания общего порядка №34 (2011) такая форма выражения находится под защитой ст. 19 Пакта.

В соответствии с ч. 1 ст. 33 Конституции, каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение. Статья 19 (п. 2) Международного пакта о гражданских и политических правах предусматривает, что каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору.

Пункт 3 статьи 19 Пакта предусматривает, что пользование предусмотренными в п. 2 ст. 19 правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

a) для уважения прав и репутации других лиц;

b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Пункт 3 статьи 19 Пакта закрепляет два условия, при которых ограничение права на свободное выражение мнения будет правомерным: основание для ограничения права должно быть предусмотрено законом и само вмешательство в реализацию права должно быть необходимым, отвечая критериям соразмерности.

Законодатель включил ст. 341 УК в главу 30 под названием «Преступления против общественного порядка и общественной нравственности». Таким образом, ст. 341 УК предоставляет уголовно-правовую охрану общественным отношениям, основанным на объективной потребности поддержания таких общепринятых социальных форм и правил поведения, при соблюдении которых гарантируются интересы граждан в спокойной и безопасной обстановке быта, досуга, отдыха, общественной деятельности и уважительное отношение к указанным общественным ценностям и достояниям.

В соответствии с п. 2 ст. 19 Пакта государства−участники обязаны гарантировать право на свободу выражения мнений, в том числе право искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ. Это право включает в себя передачу и получение сообщений, содержащих всякого рода идеи и мнения, которые могут быть переданы другим лицам в соответствии с положениями пункта 3 статьи 19 и статьи 20. К ним относятся политические выступления, комментарии на личные или политические темы, сбор сведений, обсуждение вопросов прав человека, журналистская деятельность, культурное и художественное выражение, преподавание, а также религиозные выступления. К ним также может относиться коммерческая реклама. В сферу применения пункта 2 включена даже такая форма выражения мнений, которая может рассматриваться как глубоко оскорбительная, но при этом ее использование может подпадать под ограничения в соответствии с положениями пункта 3 статьи 19 и статьи 20 (п. 11).

Пункт 2 защищает все формы выражения и способы распространения мнений. К таким формам относятся устная и письменная речь, язык жестов, а также такие средства невербальной коммуникации, как изображения и предметы искусства. К способам выражения относятся книги, газеты, брошюры, афиши, баннеры, форма одежды и материалы, не запрещенные законом. К ним относятся все виды аудиовизуальных, электронных и основанных на Интернет-технологиях средства выражения (п. 12).

Анализ текста судебного приговора позволяет сделать вывод о том, что суд не обосновал каким образом нанесение граффити «Жыве Беларусь» и рисунка на двери бело-красно-белого цвета нарушает общественный порядок, какую угрозу охраняемым правоотношениям несут данные действия и надписи. Более того, суд не привел доводов о том, каким образом избранное наказание в виде ареста на два месяца будет отвечать принципу необходимости в демократическом обществе и соразмерности содеянному.

Пункт 3 статьи 19 Пакта прямо гласит о том, что пользование правом на свободное выражения своего мнения налагает особые обязанности и особую ответственность. По этой причине допускаются две узкие области ограничения этого права, которые могут относится либо к уважению прав или репутации других лиц, либо к охране государственной безопасности, общественного порядка (ordre public) или здоровья и нравственности населения. Тем не менее, когда государство−участник устанавливает ограничения на осуществление права на свободное выражения мнения, эти ограничения не должны ставить под угрозу сам принцип этого права. Комитет напоминает, что связь между правом и ограничением, между нормой и исключением не должна быть обратной […] (п. 21).

Ограничения могут устанавливаться исключительно при соблюдении особых условий, предусмотренных в пункте 3: ограничения "должны быть установлены законом"; они могут устанавливаться лишь на основаниях, предусмотренных в подпунктах a) и b) пункта 3, и должны строго отвечать требованию необходимости и соразмерности […] (п. 22). По смыслу данного пункта государство через институты и должностных лиц обязано воздерживаться от чрезмерных санкций при ограничении и вмешательство в право на выражение мнения.

Государствам-участникам следует принять эффективные меры по защите обладателей права на свободное выражение своего мнения от попыток заставить их замолчать. Пункт 3 ни при каких условиях не может служить оправданием для того, чтобы заставить замолчать каких-либо защитников многопартийной демократии, демократических принципов и прав человека. Подобным образом, агрессия в отношении лица, использующего свое право на свободное выражение мнений, в том числе такие формы агрессии как произвольный арест, пытки, угроза жизни и убийство, несовместима со статьей 19 […]. В отношении всех подобных случаев агрессии следует проводить своевременное и тщательное расследование, виновных необходимо преследовать по закону, а жертвам […] предоставлять надлежащие формы возмещения ущерба (п. 23).

В своем Замечании общего порядка № 27 Комитет отметил, что «ограничительные меры должны соответствовать принципу соразмерности; они должны являться уместными для выполнения своей защитной функции; они должны представлять собой наименее ограничительное средство из числа тех, с помощью которых может быть достигнут желаемый результат; и они должны являться соразмерными защищаемому интересу. Принцип соразмерности должен соблюдаться не только в законодательстве, в котором предусматриваются ограничения, но и административными и судебными властями в процессе применения законодательства» (п. 14).

Когда государство-участник ссылается на законные основания при установлении ограничения на свободу выражения мнений, оно должно четко и подробно продемонстрировать конкретный характер угрозы, а также то, что принятие конкретных мер отвечает критериям необходимости и соразмерности, в частности путем установления прямой и непосредственной связи между формой выражения и угрозой (п. 35).

Анализ текста приговора суда Ленинского района г. Минска позволяет сделать однозначный вывод о том, что суд не обосновал характера угрозы, которую несет граффити с надписью «Жыве Беларусь» и надпись БЧБ-расцветки на дверях подвала общественному порядку, а также необходимость применения к обвиняемой суровой меры наказания в виде лишения свободы. Что же касается выдвинутого объёма обвинения в адрес Сафоновой о том, что она совершила ряд иных надписей по предварительному сговору в составе группы лиц, по мнению наблюдателя, данные факты не нашли какого-либо подтверждения в судебном заседании.

Экспертами и юристами ПЦ «Весна» не оспаривается факт того, что действия обвиняемой Марии Сафоновой затрагивают права и законные интересы организаций, в ведении которых находятся объекты, на которых было нанесено граффити. Вместе с тем, вопрос о компенсации нанесённого вреда ЖКХ, Ремавтодору и Мингорсвету может быть рассмотрен в гражданско-правовом порядке. Одновременно следует подчеркнуть, что большая часть ущерба основана на сомнительной необходимости заменить участок покрытого сеткой трещин, шероховатостями, местными разрушениями асфальтобетонного покрытия для устранения надписи, не посягающей своим содержанием на охраняемые права.

В судебном заседании Мария Сафонова заявила суду, что была задержана волонтёрами Telegram-сообщества «Антивандал», избита, доставлена с окровавленным лицом к следователю, который подверг её жестокому обращению, унижающему человеческое достоинство. Суд снимал вопросы защитника обвиняемой о фактах жестокого обращения в отношении Марии, чем покровительствовал преступному поведению лиц, которые допустили к Сафоновой подобное поведение. Надлежащего расследования жестокого обращения, унижающего человеческое достоинство, по отношению к обвиняемой проведено не было, по итогам проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Такие методы неполного расследования заявлений о пытках в Беларуси критиковал Комитет против пыток ООН в 2018 году.

Анализ текста судебного приговора, а также мониторинг рассмотрения дела в суде, позволяют сделать вывод, что указание судом в качестве отягчающего вину обстоятельства совершение преступления группой лиц по предварительному сговору не соответствует требованиям уголовного закона.

Преступление признается совершенным группой лиц, если хотя бы два лица совместно участвовали в совершении данного преступления в качестве его исполнителей (соисполнительство); преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если исполнители заранее договорились о совместном совершении данного преступления (ст. 17 УК).

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление, либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами, либо совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих в силу закона уголовной ответственности или совершивших преступление по неосторожности (ст. 16 УК).

Из текста судебного приговора, а также мониторинга судебного заседания не представляется возможным сделать вывод о совершении вменяемого в вину Сафоновой деяния группой лиц по предварительному сговору. В приговоре не отражены сведения о причастных лицах, а также о том, что следствием предпринимались попытки к розыску причастных. В ходе мониторинга судебного заседания просматривались несколько видеозаписей, однако их просмотр не был предъявлен для обзора слушателям в зале. Из анализа всего дела не усматривается каких-либо признаков, которые бы свидетельствовали о совершении деяний по нанесению надписей в составе группы лиц по предварительному сговору; вывод суда о наличии предварительного сговора основан на предположениях и не может быть положен в основу приговора как нарушающий презумпцию невиновности, а совершение преступления группой лиц не является отягчающим вину обстоятельством в соответствии со ст. 64 УК.

Из текста приговора:

«Обсуждая вопрос о назначении наказания обвиняемой, суд пришёл к убеждению, что цели уголовной ответственности, имеющей целью исправление лица, совершившего преступление, и предупреждение совершения новых преступлений как осужденным, так и другим лицом, а также призванной способствовать восстановлению социальной справедливости, могут быть достигнуты при назначении наказания обвиняемой в пределах санкции статьи, по которой квалифицированы её действия, в виде ареста, не усматривая оснований для назначения иных видов наказания.

Учитывая личность виновной и условия, при которых ею было совершено преступление, суд не находит исключительных обстоятельств, связанных с целями, мотивами, ролью лица и его поведением во время и после совершения преступления, которые существенно уменьшают степень общественной опасности деяния, в связи с чем не усматривает оснований для применения ст. 79 УК Республики Беларусь».

Эксперты и юристы ПЦ «Весна» полагают, что суд в рамках национального уголовного и уголовно-процессуального законодательства не обосновал необходимость применения самого сурового из возможных видов наказания, предусмотренных санкцией ст. 341 УК, в виде ареста сроком на 2 месяца в отношении Марии Сафоновой.

Согласно ч. 1 ст. 62 УК Республики Беларусь, «при назначении наказания суд исходит из принципа индивидуализации наказания, то есть учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, личность виновного, характер нанесенного вреда и размер причиненного ущерба, дохода, полученного преступным путем, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, мнение потерпевшего по делам частного обвинения, мотивируя избранную меру наказания в приговоре». Исходя из приговора, суд при назначении самого сурового вида наказания не произвёл тщательной оценки тому факту, что лишь предварительный размер ущерба, причинённый действиями обвиняемой, составляет 20.5 базовых величин, или 220 долларов США. С учётом того, что в калькуляцию расходов была включена стоимость работ по устранению ряда надписей во дворе дома №4 по ул. Балтийской, в том числе и расходы на использование подъёмника для закраски мусорной урны высотой до колена, замену изношенного асфальтобетонного покрытия для устранения надписи, этот размер вреда необоснованно произвольно завышен.

Законодатель в ч. 1 ст. 62 УК прямо указывает на обязательность мотивировки в приговоре избранной меры наказания. Мотивировка (обоснование) избранной меры наказания является практическим выражением основных начал назначения наказания, и прежде всего, принципа его индивидуализации. Часть 2 статьи 360 УПК обязывает суд в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора указывать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению наказания.

Суд не мотивировал отказ в применении статьи 79 УК, которая предусматривает осуждение без наказания – минимально возможную форму реализации уголовной ответственности, воздействие которой сводится к возложению на осужденного обязанностей по соблюдению правил профилактического надзора.

Основание для избрания судом указанной формы уголовной ответственности для лица, совершившего преступление, сформулировано в законе предельно ясно как в материальном, так и процедурном отношении, и выражается в установлении и констатации судом следующих обстоятельств:

  • преступление совершено лицом впервые;
  • преступление относится к категории не представляющего большой общественной опасности;
  • характеристика личности виновного как с учётом совершенного преступления, так и на основе оценки предшествующего поведения позволяет утверждать, что противоправное поведение для данного лица является скорее особого рода случайностью, чем проявлением психологии вседозволенности;
  • после совершения правонарушения, вплоть до окончания судебного следствия, оставаясь на свободе, лицо длительным безупречным поведением проявляло стремление к законопослушному поведению.

Суд при назначении наказания не мотивировал отказ в применении правил ст. 86 УК, согласно ч. 1 которой необходимо наличие следующих условий:

  • лицо впервые совершило преступление;
  • преступление не представляет большой общественной опасности;
  • лицо возместило причинённый ущерб (за месяц, в течение которого расследовалось данное уголовное дело, органы предварительного расследования так и не предоставили реквизиты для внесения суммы ущерба. Защита обвиняемой обращала внимание суда на это обстоятельство. Более того, в суд не представлено подробной калькуляции расчёта ущерба – прим.);
  • лицо достигло шестнадцатилетнего возраста;
  • есть убеждённость в том, что лицо, совершившее такое преступление, может быть исправлено без привлечения к уголовной ответственности путём применения к нему мер административного взыскания.

Право освобождения от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности предоставлено суду в силу п. 1 ч. 1 ст. 30 УПК. Суд также не обосновал отказ в применении иных видов наказания, предусмотренных санкцией ст. 341 УК. Продемонстрированный судом подход вступает в противоречие с принципом гуманизма, сформулированном в общем виде в ч. 7 ст. 3 УК:

«лицу, совершившему преступление, должны быть назначены наказание или иная мера уголовной ответственности, необходимые и достаточные для его исправления».

Суть этого правила заключается в том, что суд при назначении наказания должен руководствоваться принципом экономии репрессии, т.е. наказание не должно быть чрезмерно суровым.

Таким образом, лишение свободы к обвиняемой применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах:

  • право не подвергаться жестокому и бесчеловечному обращению, унижающему человеческое достоинство;
  • право на справедливое судебное разбирательство;
  • право на свободу выражения мнения в контексте допустимых ограничений по п. 3 ст. 19 Пакта

В соответствии с Руководством по определению понятия «политический заключённый» (пункт 3.1.а.) политическим заключенным является лицо, лишенное свободы, когда лишение свободы было применено исключительно из-за его политических убеждений, а также в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, прав и свобод, гарантированных Международным Пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

При указанных обстоятельствах полагаем, что в случае отказа удовлетворить апелляционную жалобу Марии Сафоновой Минским городским судом и направления её для отбывания наказания в виде ареста сроком на два месяца, правозащитное сообщество Беларуси имеет основания для признания Марии Сафоновой политической заключенной и потребовать её освобождения.

Последние новости

Партнёрство

Членство