Полгода в неволе. Рассказываем, что сейчас известно о трех заключенных весновцах

2022 2022-01-14T12:17:49+0300 2022-01-14T12:20:41+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/viasna_kalazh_snezhan.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Сегодня равно полгода, как председатель Правозащитного центра "Весна" Алесь Беляцкий, его заместитель Валентин Стефанович и юрист организации Валентин Стефанович удерживаются за решеткой за правозащитную деятельность. 14 июля к ним и другим весновцам с обысками пришли сотрудники Департамента финансовых расследований. С того дня трое весновцев находятся под стражей, а минские офисы "Весны" опечатаны. Что рассказывают родные о заключенных весновцах, как их семьи встретили Новый год без близких и что сами правозащитники пишут на свободу — читайте в нашем материале.

Алесь Бяляцкі, Валянцін Стэфановіч, Уладзімір Лабковіч
Алесь Беляцкий, Валентин Стефанович, Владимир Лабкович

Дело "Весны". Что известно сейчас?

Уголовное дело против весновцев ведет следователь по особо важным делам Главного управления по расследованию преступлений в сфере организованной преступности и коррупции центрального аппарата Следственного комитета, майор юстиции Антон Владимирович Коляго.

Основная претензия государства к правозащитникам — то, что они не зарегистрировали Правозащитный центр "Весна". Из этого власти сделали вывод, что весновцы уклонились от признания организации налоговым агентом и исполнения его обязанностей, а значит "совершили уклонение от уплаты сумм подоходного налога, подлежащих исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в бюджет налоговым агентом, путем сокрытия налоговой базы за период с 2013 по 2020 год в общей сумме не менее 113 428 рублей, что составляет 3911 базовых величин и повлекло причинение ущерба государству в крупном размере". 

"Уклонились от признания "Весны" налоговым агентом": за что четыре месяца удерживают за решеткой трех весновцев

"Весна" рассказывает, в чем обвиняют правозащитников, кто ведет уголовное дело против них и почему преследование наших коллег является политически мотивированным.

На какой стадии сейчас находится следствие по делу и ведутся ли следственные действия — неизвестно: адвокаты правозащитников находятся под подписками о неразглашении, поэтому рассказать ничего не могут даже родным заключенных. Весновцы о деле также не могут написать в письмах, поскольку их попросту не выпустит из СИЗО цензор.

Офисы "Весны" в Минске на улице Мержинского и проспекте Независимости опечатаны, пользоваться ими нельзя.

Дзверы офіса
Дверь офиса "Весны" на улице Мержинского в Минске

"Когда от Алеся не приходят поздравления, это настораживает". Проблемы со здоровьем и редкие письма председателя "Весны"

Алесь Бяляцкі. Фота: @rightlivelihood
Алесь Беляцкий. Фото: @rightlivelihood

Информации о ходе дела и следственных действиях с участием Алеся Беляцкого у родных нет, поскольку адвокаты находятся под подпиской о неразглашении. Жена Алеся больше всего волнуется за здоровье мужа. Она рассказывает, что за решеткой у него обострились хронические болезни:

"Это, вероятно, типично для тех, кто находится в заключении".

Кроме того, сейчас Алесь заболел, предположительно, ангиной. О болезни он сам писал в недавнем письме:

"Я немного простыл, но не сильно. Надеюсь, что через пару дней моя простуда пройдет".

По словам жены и коллег председателя "Весны", письма от него приходят редко.

"В письмах Алесь вспоминает прошлое, а я пишу, чем живу сейчас", — рассказывает жена Алеся о переписке с мужем.

Правозащитник делится в письмах воспоминаниями о том, как он работал директором литературного музея Максима Богдановича. За решеткой Алесь отметил и 30-летие открытия экспозиции музея.

"Вот только как отпраздновали 130-ю годовщину с рождения Максима Богдановича. Я весь ноябрь-декабрь вспоминал, как 30 лет назад мы открывали музей Максима Богдановича в Троицком предместье. Два года перед открытием я и мои коллеги по музею работали без передыха. Какое удовольствие и радость были, когда музей распахнул двери для посетителей. Был небольшой сюжетик по БТ про музей — приятно было смотреть. Как говорят, “было время, была эпоха”. 30 лет — какие-то невероятные цифры. Так-то жизнь и проходит", — пишет Алесь об этой важной дате.

Как отмечает жена политзаключенного, до суда на свидание с мужем она даже не надеется, поэтому точно не представляет, как он выглядит и чувствует себя. Жена Алеся пытается увидеть в его письмах то, о чем он не пишет словами. Так она отметила, что на протяжении этих месяцев изменился его почерк. Однажды она даже подумала, что письмо пришло не от мужа — но присмотрелась и поняла, что у Алеся так изменился почерк. Она объясняет это тем, что у него испортилось зрение.

"Это вызвано обстоятельствами и условиями пребывания, всеми трудностями, с которыми сталкивается Алесь сейчас".

По словам родных Алеся, о новогодних праздниках он ничего не писал:

"Если от него не приходят поздравления, то это настораживает".

Но Алесь в предновогоднем письме написал о своем Дне рождения в сентябре, когда ему исполнится 60 лет, и провел параллель с прошлым юбилеем:

"В окне, смотрю, редкие и большие снежинки падают, завтра — Рождество Христово, а там — Новый год. Грустный он будет в разлуке, но — ничего. После зимы будет весна и станет веселее: запоют птицы, засветит солнышко. Следующий год для меня — юбилейный. Снова, наверное, будет, как с 50-летием".

Напомним, правозащитник Алесь Беляцкий встретил свое 50-летие в 2012 году в бобруйской колонии. Заместитель председателя "Весны" Валентин Стефанович тоже вспоминает в СИЗО-1 второй арест коллеги.

"Очень хотелось бы надеяться, что больше не придется встречать Новый год в тюрьме. Однако может быть по-разному. Всегда вспоминаю Алеся, который вот второй раз тут оказался, а в следующем году ему, меж тем, 60 лет", — пишет Валентин в письмах из-за решетки.

"Дочь, когда видит рисунок отца, начинает плакать". Восстановление после болезни и тоска по семье Валентина Стефановича

Праваабаронца
Правозащитник "Весны" Валентин Стефанович

После задержания Валентина Стефановича его жена Алина с детьми уехала в Грузию, где они живут уже полгода. Алина говорит, что сразу не питала иллюзий, что ситуация с арестом мужа скоро разрешится и он окажется на свободе:

"Очевидно, что режим просто мстит правозащитникам. Эта месть государства за помощь людям, которые пострадали от репрессий. Поэтому сразу было очевидно, что все не закончится какой-то проверкой деятельности, например. Эти действия [арест правозащитников] были направлены непосредственно на изоляцию лидеров "Весны".

Алина рассказывает, что настроение у Валентина сейчас нормальное, насколько это возможно в заключении:

"Он не теряет оптимизма и хорошего настроения. Я думаю, что он еще поддерживает остальных людей, которые оказались с ним в одной камере".

В декабре Валентин заболел пневмонией. В санчасти он провел около трех недель. Теперь его перевели в камеру, в которой он находился до болезни. Правозащитник поправился и больше не жалуется на здоровье. Но, как отмечает сам Валентин в письмах, после пневмонии еще какое-то время ему придется восстанавливаться и набираться сил.

“Он был очень рад, когда его перевели назад в камеру, потому что в санчасти было грустно. Там не было телевизора, не давали книг и письма туда ходили плохо”,  рассказывает жена политзаключенного.

Правозащитник-весновец Валентин Стефанович из-за решетки: "Вот и теперь мы рядом с людьми — в тюрьме"

Свое письмо на волю правозащитник написал 11 декабря — на следующий день после Международного дня прав человека.

Валентина из тюрьмы ждут 16-летний сын Адам, 11-летняя дочь Яна и Марта, которой всего четыре года. Алина рассказывает, что дети присылают папе свои рисунки, а он, в свою очередь, присылает им свои:

"Но это все тяжело. Старшая дочь, когда видит рисунок отца, начинает плакать. На нее накатывает, когда видит весточку от него. А меньшая дочь плачет с ней за компанию. Она не знает, где папа. Думает, что он в командировке. Тем не менее обе скучают по папе. Вести от отца нужны, но это у нас печальное мероприятие, не без слез".

Алина рассказывает, что Новый год-2022 — первый в семье Стефанович, который они встречают без Валентина.

"Отсутствие [Валентина] ощущалось. Для меня важно сохранить все ритуалы, поэтому мы готовили имбирное печенье в большом количестве, как всегда, и большую елку поставили, и ужин готовили. Также мы вместе с детьми писали список из 12 вещей, от которых мы хотим избавиться в следующем году. И наша старшая дочка первым пунктом написала “Лукашенко”, хотя ей никто этого не подсказывал. Я сама даже поразилась, насколько сильно ее это трогает. Затем этот список мы ритуально жгли на балконе и развеяли на воздухе, чтобы избавиться от этого всего".

Валентин, в свою очередь, рассказал жене о своем Новом годе в застенках "Володарки":

"В 22:00 был отбой и розетки отключили, так что новогодние программы и поздравления от Григорьевича мы не смотрели. Зато в открытое окно слышали грохот новогодних фейерверков и петард, которые начались в 23:34! Очень уж нам радостно было. Мы ведь в самом центре города. За окнами радостные люди празднуют Новый год. Грустно, конечно, немножко было, что мы не со своими родными сейчас. Пожелали друг другу оказаться в новом году на свободе. Все тут верят в лучшее, даже те, кому светят большие сроки. И я верю в лучшее, в чудеса, в то, что все будет хорошо!"

В своих письмах к жене Валентин пишет, как тоскует по семье:

"Очень по вам скучаю, мои любимые, самые дорогие в мире. Порой такая тоска охватывает, просто ужас, но надо терпеть, ничего не поделаешь!"

Весновец Валентин Стефанович рассказал, как отметил Новый год на "Володарке"

В первых письмах в новом 2022 году весновец рассказывает о том, как отметил праздник на "Володарке", о поздравлениях сокамерников и солидарности белорусов.

"Без него праздник никто не почувствовал". Проблемы с перепиской и здоровьем, воспитание детей по письмам Владимира Лабковича

Уладзімір Лабковіч, Каардынатар кампаніі
Владимир Лабкович, координатор кампании "Правозащитники за свободные выборы" от ПЦ "Весна"

Как рассказывает мама Владимира Лабковича Людмила Владимировна, переписка с сыном испортилась в последнее время: ему передают только некоторые письма от семьи. Не передали ему даже новогодние поздравления. Об этом весновец также пишет в посленовогодних письмах:

"Я не получил поздравления с праздниками от Нины [жены], детей. Почти не получаю письма от них. Все в камере читают стопки писем. А я — ни одного".

За полгода заключения у Владимира значительно ухудшилось здоровье. Он жалуется на частые головные боли и на бессонницу. Также у него сильно испортилось зрение. О настроении сына Людмила Владимировна отвечает риторическим вопросом:

"Какое может быть настроение, когда все Дни рождения детей и его любимые праздники проходят без него?"

Владимира дома ждет дочь и двое мальчиков-близнецов, которым по 8 лет. Правозащитник в письмах к коллегам очень волнуется, что они растут без него и он не может участвовать в их воспитании. Людмила Владимировна рассказывает, что сын в каждом письме пишет, как любит их:

"Он всегда был хорошим сыном, мужем, отцом, поэтому волнуется, если кто-то заболеет. Детям он дает советы, как вести себя, особенно мальчикам. В каждом письме он пишет, что всех очень любит".

Как отмечает мама Владимира, детям очень не хватает отца:

"Это и понятно. Разве кто-нибудь может объяснить историческое событие или рассказать сказку так, как папа?"

По словам Людмилы Владимировны, новогодние праздники без Владимира его семья отметила очень плохо:

"Детям собрали подарки, ходили в цирк и кино. Но без него праздник никто не почувствовал".

Владимир в письмах коллегам рассказал о том, как у него прошел вечер 31 декабря:

"Новый год тут не отмечают. Мы поужинали и легли спать к 22:00. Это и хорошо. Каждый лежал и грустил о своем".

"Весна придет безвозвратно!" — что из СИЗО пишут политзаключенные весновцы

Мы делимся цитатами из писем наших коллег.


Присылайте открытые письма солидарности и поддержки нам на почту freeviasna@gmail.com или в телеграм @spring96info, и мы передадим их весновцам, а некоторые — опубликуем на сайте и в соцсетях. Все подробности по делу "Весны" можно найти на специальном сайте freeviasna.org.

Продолжайте писать правозащитникам в тюрьмы:

  • СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2 (Алесь Беляцкий, Валентин Стефанович, Владимир Лабкович, Марфа Рабкова, Андрей Чепюк)
  • СИЗО-3, 246003, г. Гомель, ул. Книжная, 1А (Леонид Судаленко, Татьяна Ласица)  

Как поддержать весновцев?

Рассказываем в хронологии преследования о тех, кого власти спрятали за решетку за то, что защищали права человека в Беларуси, помогали людям и открыто заявляли о бесправии в стране со стороны белорусского режима.

Последние новости

Партнёрство

Членство