Заключение юристов и экспертов ПЦ «Весна» по уголовному делу Василия Пильца по ч. 1 ст. 339 УК

2021 2021-05-05T12:21:55+0300 2021-05-05T12:53:25+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/pilec-sud-05.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Заключение группы юристов и экспертов ПЦ «Весна» по уголовному делу в отношении Василия Пильца, осужденного по части 1 статьи 339 Уголовного кодекса.

Гродненский областной суд вынес Василию Пильцу более жесткий приговор

Гродненский областной суд 22 апреля рассматривал апелляционную жалобу осужденного гродненца Василия Пильца, а параллельно апелляционный протест прокуратуры на приговор по уголовному делу.

Общий контекст данного дела можно охарактеризовать как глубокий кризис прав человека, вызванный утратой легитимности президента и выстроенной им вертикали власти в связи политически мотивированными массовыми пытками, начавшимися в отношении мирных манифестантов с августа по настоящее время, а также тотальной фальсификацией итогов президентских выборов. Более подробно с контекстом можно ознакомиться в представленном аналитиками ПЦ «Весна» годовом обзоре за 2020 год, а также итоговом отчёте по выборам Президента кампании «Правозащитники за свободные выборы». На детали кризиса прав человека и его последствия ПЦ «Весна» неоднократно обращал внимание в Заключениях по уголовному делу Натальи ХершеДмитрия Короткевича и др.

Судом Октябрьского района г. Гродно 12.02.2021 г. в составе председательствующего Д.Кедаля В.Пилец был осужден к одному году ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа (ИУОТ) за хулиганские действия в отношении А. Галахова и О. Бондаревой. По протесту заместителя прокурора г. Гродно Д. Антоновича коллегия по уголовным делам Гродненского областного суда изменила наказание по приговору на 1 год ограничения свободы с направлением в ИУОТ.

Полагаем, что данное уголовное дело является ярким примером селективного, дискриминационного подхода обвинения и суда к возбуждению и рассмотрению уголовных дел в отношении инакомыслящих.

Селективное преследование

12 ноября 2020 г. Суд Ленинского района Минска приговорил Марию Сафонову к 2-м месяцам ареста за надпись «Жыве Беларусь» и изображение БЧБ-флага на жилом доме на улице Балтийской, дверях в подвал, перилах, тротуарной дорожки и урны для мусора. Действия Марии квалифицировали по статье 341 Уголовного кодекса — осквернение зданий или иных сооружений циничными надписями или изображениями, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. М. Сафонову задержали волонтеры чата "Антивандал": ударили ее, порвали рюкзак и вызвали милицию.

По настоящему уголовному делу суд установил, что В. Пилец применил насилие в отношении потерпевших в связи с тем, что те закрашивали нанесенное на асфальт изображение бело-красно-белого флага: по определению заместителя прокурора г. Гродно, «выполняли свой общественный долг по наведению порядка, а именно закрашивали изображенную на асфальте антигосударственную символику».

Вместе с тем, по форме действия были одинаковыми: в обоих случаях на поверхность наносилась краска, а характер действий был обусловлен убеждениями.

По своей сути действия по нанесению и уничтожению надписей, символики изображений в данном контексте являются различными формами выражения мнений. При этом следует заметить, что действия по уничтожению форм выражения мнений других лиц нарушают права человека и основные свободы.

С формальной точки зрения, признаки нарушения закона есть в обоих случаях – и при нанесении, и при закрашивании изображений: это потребует усилий и расходов для приведения поверхности в первоначальное состояние, а это трактуется практикой рассмотрения дел по ст. 341 УК как порча имущества. Однако, как отмечает Комитет по правам человека, «законы, ограничивающие права, содержащиеся в пункте 2 статьи 19 [Международного пакта о гражданских и политических правах], … должны не только соответствовать жестким требованиям пункта 3 статьи 19 Пакта, но и являться совместимыми с положениями, целями и задачами Пакта».

Однако в результате глубокого правового кризиса в Беларуси, действия граждан, нанесших телесные повреждения и причинивших ущерб имуществу М. Сафоновой, которая правомерно реализовывала свое право на выражение мнений, были оправданы властями, а сама М. Сафонова подвергнута лишению свободы. В той же ситуации, когда В. Пилец возмутился действиями Бондаревой и Галахова, которые также реализовывали свое право, однако ограничили при этом права тех, кто нанес изображение флага на асфальт, власти привлекли его к ответственности.

Кроме того – и это важно, суд произвольно оценил представленные ему доказательства и вынес приговор вопреки установленным в процессе изучения материалов дела доказательствам:

В судебном заседании оглашен протокол осмотра видеозаписи камеры наблюдения, в соответствии с которым установлена следующая последовательность действий участников конфликта: Галахов и Бондаренко производят окрашивание тротуарной плитки; в 12.10 камера зафиксировала приближение В .Пильца, идущего в направлении потерпевших. Бондарева начинает осуществлять видеосъемку. Галахов шагнул навстречу Пильцу, после чего тот толкнул Галахова рукой. Между Галаховым и Пильцом возникает борьба, в ходе которой Пилец удерживает Галахова за одежду в области груди, потом в 12.11 толкает его в грудь и уходит.

Эти обстоятельства в основном совпадают с показаниями обвиняемого, который утверждал, что поводом к началу конфликта послужило его недовольство закрашиванием краской тротуара, а развился конфликт в связи с тем, что Галахов выпачкал его куртку краской, а Бондарева производила его видеосъемку вопреки требованию ее прекратить.

Суд установил, что кроме перечисленных действий в отношении Галахова, около 12.10 В. Пилец также схватил левой рукой за шею Бондареву, а затем зажал и сдавливал шею потерпевшей между плечом и предплечьем правой руки. Эти события имели место, по словам Галахова и Бондаревой непосредственно после описанного инцидента с Галаховым, и установлены на основании показаний Галахова и Бондаревой, протоколов следственных экспериментов, в ходе которых потерпевшие «воспроизвели обстоятельства совершенного преступления».

Иными доказательствами совершение преступления в отношении потерпевших не подтверждается.

Судом не устранены противоречия между доказательствами – протоколом осмотра видеозаписи и показаниями потерпевших и протоколами следственного эксперимента, а также не дана оценка тому, что в соответствии с оглашенным протоколом устного заявления Бондарева просила привлечь к ответственности мужчину, который около 11.50 схватил ее руками за шею и стал сжимать пальцы рук не более 1 минуты – т.е. описала совершенно другие время и характер применения в ее отношении насилия. Более того, суд оценил видеозапись камеры наблюдения как доказательство, подтверждающее позицию обвинения, что прямо противоречит установленным обстоятельствам.

Мотивы действий Пильца судом установлены произвольно, без учета обстоятельств дела, личностных характеристик участников конфликта. Не опровергнута приемлемыми доказательствами позиция обвиняемого, согласно которой его поведение диктовалось характером действий потерпевших и не выходило за пределы сдерживания. Удары обвиняемым не наносились, другие приемы, призванные причинить боль, удушение, унижение соперников не применялись – это в совокупности с отсутствием каких-либо следов насилия на потерпевших опровергает произвольно установленный факт причинения В. Пильцом побоев Галахову.

Суд квалифицировал действия В. Пильца по ч.1 ст. 339 УК по признаку совершения действий, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающихся применением насилия. Вывод суда о том, что насилие к Галахову было применено с целью грубо нарушить общественный порядок и выразить явное неуважение к обществу, является ошибочным.

В отсутствие хулиганского мотива, действия В. Пильца в отношении Галахова не являются преступлением или административным правонарушением.

В таких условиях мы, эксперты и юристы ПЦ «Весна», приходим к выводу, что применение внутреннего законодательства в деле В. Пильца и оценка фактов и доказательств явным образом носили произвольный характер и составили очевидную ошибку, чем суд нарушил свое обязательство в отношении независимости и беспристрастности.

Содержание протеста прокурора еще раз подтвердило мнение экспертов и юристов о политически мотивированном характере преследования В. Пильца, а ужесточение ему уголовного наказания, которым В.Пилец лишается свободы (наказание в виде ограничения свободы с направлением в ИУОТ соответствует критериям понятия «лишение свободы»), не обоснованное приемлемыми в демократическом обществе доводами, существенно произвольно ухудшает его положение по сравнению с другими осужденными в сходной ситуации без политического мотива.

Вплоть до вынесения приговора обвиняемый содержался под стражей без надлежащих оснований для применения такой меры пресечения, тогда как применение досудебного содержания под стражей к подозреваемым и обвиняемым не должно быть общей практикой. Заключение под стражу должно быть основано на принимаемом в каждом конкретном случае решении о том, что оно обосновано и необходимо с учетом всех обстоятельств для таких целей, как предупреждение побега, вмешательства в процесс собирания доказательств или рецидива преступления.

В соответствии с Руководством по определению понятия «политический заключенный», политическим заключенным является лицо, лишенное свободы, если при наличии политических мотивов его преследования имеет место хотя бы один из следующих факторов:

  1. лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Пактом или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;
  2. лишение свободы было основано на фальсификации доказательств вменяемого правонарушения либо при отсутствии события или состава правонарушения либо его совершении иным лицом.

Правозащитники считают необходимым для данной группы политических заключенных требовать незамедлительного пересмотра принятых в их отношении мер и судебных решений при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранении факторов, повлиявших на приговор. Также следует требовать освобождения осужденного с применением других мер пресечения, обеспечивающих явку в суд с учетом отсутствия оснований для применения более строгой.

Последние новости

Партнёрство

Членство