Заключение экспертов и юристов ПЦ «Весна» по уголовному делу Дмитрия Короткевича по ст. 364 УК

2020 2020-12-29T12:46:50+0300 2020-12-29T12:46:51+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/savecki_sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

1. 13 ноября 2020 г. суд Советского района г. Минска вынес обвинительный приговор в отношении Дмитрия Короткевича за совершение преступления, предусмотренного ст. 364 УК: «насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел в целях воспрепятствования его законной деятельности». Дмитрию Короткевичу назначено наказание в виде лишения свободы на срок 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях общего режима. Эксперты и юристы ПЦ «Весна» проанализировали дело Дмитрия Короткевича и пришли к следующим выводам.

Минского участника протестов отправили в колонию на три года

Суд Советского района Минска вынес приговор по уголовному делу в отношении 40-летнего мужчины, распылившего перцовый аэрозоль в лицо сотруднику милиции.

Контекст, связанный с поствыборными протестами и массовыми репрессиями; соблюдение и поощрение прав и свобод человека

2. 9 августа 2020 г. в Беларуси прошли выборы Президента Республики Беларусь. Итоги президентских выборов были признаны не заслуживающими доверия у национальных наблюдателей и международного сообщества, избирательный процесс не соответствовал стандартам свободных, демократических и конкурентных выборов. Результаты выборов президента не признали США, Великобритания, Канада и страны Европейского союза. Национальная сеть наблюдения за выборами «Правозащитники за свободные выборы» в итоговом аналитическом отчёте подчеркнула, что избирательная кампания с самого её начала проходила в атмосфере страха и запугивания участников избирательного процесса.

3. События, произошедшие по всей стране с 9 по 14 августа 2020 г., послужили основанием для признания правозащитным сообществом действий властей преступлениями против безопасности человечества. В этой связи легитимность деятельности органов внутренних дел была поставлена обществом под сомнение в связи с жестокостью и безнаказанностью пыток, имевших место не только в данный период, но и в последующем.

4. В период с 14 августа по всей стране происходили мирные акции протеста против пыток и жестокости сотрудников органов внутренних дел, против фальсификации итогов президентских выборов, а также собрания, целью которых было выражение солидарности с политическими заключёнными и жертвами пыток. Данные акции проходили на фоне утраты легитимности действующей власти, а также законодательства, существенным образом ограничивающим фундаментальные права на свободу выражения мнения и на мирные собрания.

5. Следует подчеркнуть, что законодательство о массовых мероприятиях в Беларуси содержит существенные недостатки, которые существенным образом препятствуют реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнения: Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) совместно с Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ после обсуждения закона «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» на предмет его соответствия международным нормам в 2012 году признала закон не соответствующим международным стандартам в области прав человека. В частности, подвергнуты критике определения массовых мероприятий в Законе, ограничение доступности общественных мест для проведения собраний, разрешительный порядок проведения. За любые, даже формальные, нарушения Закона предусмотрена ответственность в виде крупных штрафов (до 50 базовых величин – 1350 белорусских рублей) и административного ареста сроком до 15 суток за каждый факт нарушения. Характер ограничений, налагаемых Законом, и применяющихся на практике в совокупности таков, что практически исключает возможность реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнений.

6. Общественность и власти резко расходятся в оценке правомерности таких ограничений; власти требуют неукоснительного соблюдения ограничительных требований, толкуя каждый из актов неповиновения как противоправное деяние. Такое толкование позволяет властям расценивать акты неповиновения своим завышенным требованиям, которые сами по себе направлены лишь на реализацию международно признанных прав и основных свобод (как правило, в отсутствие допустимых причин для ограничений этих прав и свобод), как нарушения закона, и применять насилие для прекращения этого «нарушения».

7. Правозащитники и международные организации неоднократно критиковали власти за такого рода практику. В частности, Комитет по правам человека ООН в Заключительных замечаниях по пятому периодическому докладу Беларуси в 2018 году рекомендовал «пересмотреть свои законы, подзаконные акты и практику, в том числе Закон «О массовых мероприятиях», чтобы гарантировать возможность пользования в полной мере правом на свободу собраний как в законодательстве, так и на практике, и обеспечить, чтобы любые ограничения на свободу собраний, в том числе путем применения административных и уголовных наказаний к лицам, реализующим это право, соответствовали строгим требованиям статьи 21 Пакта. Государству-участнику следует незамедлительным и действенным образом расследовать все случаи чрезмерного применения силы сотрудниками правоохранительных органов, произвольных арестов и задержаний участников мирных протестов и привлечь к ответственности виновных».

8. Мы, юристы и эксперты ПЦ «Весна», разделяем и поддерживаем такие подходы и подчеркиваем, что задержание участников мирных собраний является произвольным, а с точки зрения и применительно к терминам национального права – не является «законной деятельностью» сотрудников органов внутренних дел, иных лиц, «выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка».

Условия наблюдения

9. Судебное заседание проведено открыто и гласно. Препятствий для понимания сути происходящих действий суда и участников процесса не возникло, слышимость была удовлетворительной, судебные заседания начиналось в срок, время возобновления заседания называлось чётко и громко. Порядок в здании суда и в судебном заседании определяла судья. Судом не оказывалось препятствий для аудиозаписи процесса, было запрещено вести видеотрансляцию и делать фото. Резолютивная часть приговора оглашена публично.

Соблюдение презумпции невиновности

10. В отношении Дмитрия Короткевича был нарушен стандарт презумпции невиновности по п. 30 Замечаний общего порядка №32 (2007): «В соответствии с п.2 ст.14 каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Презумпция невиновности, имеющая основополагающее значение для защиты прав человека, возлагает обязанность доказывания на обвинение, гарантирует, что никакая вина не может быть презюмирована до тех пор, пока виновность не была доказана вне всяких разумных сомнений, обеспечивает, чтобы сомнения толковались в пользу обвиняемого и требует, чтобы с лицами, которым предъявляются обвинения в совершении уголовного деяния, обращались в соответствии с этим принципом. Все государственные органы власти обязаны воздерживаться от предрешения исхода судебного разбирательства, например, воздерживаясь от публичных заявлений, в которых утверждается о виновности обвиняемого. В ходе судебного разбирательства подсудимые по общему правилу не должны заковываться в наручники или содержаться в клетках или каким-либо иным образом представать на суде в обличии, указывающем на то, что они могут быть опасными преступниками».

Соблюдение процедуры судебного заседания:

11.

  • Судья: Шатило Сергей Викторович
  • Прокурор: Малико Анастасия Игоревна
  • Обвиняемый: Короткевич Дмитрий Владимирович
  • Потерпевший: Приходько Андрей Леонидович

Заявления о применении пыток и/или жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения: не поступало.

Обеспечение эффективной защитой

12. Руденко Олег Анатольевич, адвокат Минской областной юридической консультации №2. Какой-либо оценки судом позиции защиты в тексте приговора не приведено.

Равенство прав сторон в процессе

13. В судебном заседании защитник просил приобщить к материалам уголовного дела ряд документов: медицинскую справку о беременности супруги третьим ребенком, характеристику, свидетельства о рождении двоих детей – суд приобщил.

Суду было представлено ходатайство с места работы об изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы – суд отказал.

Защитой заявлялось ходатайство о допросе свидетеля Александрова, о приобщении скриншотов, подтверждающих покупку в магазине OZ, а также о перерыве для передачи потерпевшему компенсации морального вреда в размере 1500 рублей под расписку – суд приобщил материалы, отказал в перерыве.

Исследование доказательств

14. В судебном заседании исследованы следующие доказательства:

  • допрос обвиняемого Короткевича, который вины не признал;
  • допрос потерпевшего Приходько;
  • допрос свидетелей Шиманского; Щур; Ясиневской; Найдовича; Малиновского; Короткевича (отец обвиняемого); Александрова.

Избрание меры пресечения в качестве инструмента давления на обвиняемого

15. В отношении Д. Короткевича была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора.

16. Более подробно вопросы обоснованности заключения под стражу отражены в соответствующих Замечаниях общего порядка (№8 1992 года и №35 2914 года) - документах, где изложены в абстрактном виде разъяснения Комитета о нормативном содержании соответствующих статей и положений Пакта: «Заключение под стражу должно быть основано на принимаемом в каждом конкретном случае решении о том, что оно обосновано и необходимо с учетом всех обстоятельств для таких целей, как предупреждение побега, вмешательства в процесс собирания доказательств или рецидива преступления. Соответствующие факторы должны быть прописаны в законе и не должны содержать расплывчатых и широких стандартов, таких как "общественная опасность". Содержание под стражей до суда не должно быть обязательным для всех обвиняемых в конкретном преступлении без учета индивидуальных обстоятельств. Кроме того, досудебное содержание под стражей должно применяться не на основе возможного приговора за вменяемое преступное деяние, а на основе определения необходимости в этой мере пресечения. Суды должны рассматривать вопрос о том, позволят ли альтернативы досудебному содержанию под стражей, такие как залог, электронные браслеты или других условия, устранить необходимость в содержании под стражей в данном конкретном случае». Всего этого комплекса гарантий был лишен обвиняемый.

Установленные приговором обстоятельства

17. Обвиняемому вменено в вину то, что «обвиняемый Короткевич Д.В. 03.09.2020 около 20:30 час. (более точное время не установлено), находясь вблизи дома №37 по Логойскому тракту в г.Минске, умышленно применил насилие в отношении участкового инспектора милиции УВД администрации Советского района г. Минска капитана милиции Приходько А.О., находившегося согласно расстановке от 03.09.2020 личного состава УВД администрации Советского района г. Минска по охране общественного порядка при проведении в г. Минске несанкционированных мероприятий при исполнении служебных обязанностей и выполнявшего задачу в соответствии со своей должностной инструкцией по охране общественного порядка, а именно при задержании Малиновского Б.И., участвовавшего в несанкционированных мероприятиях и совершившего административное правонарушение, предусмотренное ч.1 ст.23.34 КоАП Республики Беларусь, в целях воспрепятствования законной деятельности сотрудника органов внутренних дел по охране общественного порядка в ходе несанкционированных мероприятий, с целью освобождения Малиновского Б.И. применил физическое насилие в отношении участкового инспектора милиции УВД администрации Советского района г. Минска капитана милиции Приходько А.О., выразившееся в умышленном распылении струи перцовым аэрозолем из газового баллончика в область лица потерпевшего Приходько А.О., чем причинил последнему физическую боль, страдания и побои в виде химического ожога лица, шеи и глаз (химический ожог конъюнктивы и роговицы обоих глаз I степени)».

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

18. Анализ судебного приговора в итоге дает возможности сделать выводы, имеющие значение для дальнейших оценок дела и положения обвиняемой.

Эксперты и юристы ПЦ «Весна» усматривают политические мотивы в действиях властей в отношении обвиняемых:

Под политическими мотивами понимаются реальные основания. Важно проанализировать не только публично обозначенные основания решений органов власти, но и выявить их истинные мотивы неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

  • упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;
  • недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности).

19. Обе цели усматриваются в действиях властей, представленных в данном деле МВД, Следственным комитетом, прокуратурой и судом: уголовное преследование обвиняемого начато в период усиления репрессий в отношении гражданского общества перед лицом грядущей опасности утраты авторитарной власти президентом государства и утраты влияния выстроенной им системы «исполнительной вертикали власти». Судебное рассмотрение дела прошло в середине ноября 2020 г. – после ряда политических событий, которые в корне изменили отношения властей и общества, не воспринимающего более полномочий действующей власти, сохранившей свое положение в результате повсеместных грубых фальсификаций и злоупотреблений в ходе президентских выборов 9 августа, и избравшей единственным инструментом влияния на ситуацию применение брутального физического насилия, выходящего за рамки всех, в том числе национальных, правовых норм, наравне с откровенно сегрегационной практикой реагирования органами правопорядка и судами на нарушение национального закона разными субъектами. В этой обстановке перед государственными институтами, сохранившими лояльность властям, стоит задача тотального подавления мирных протестов, запугивания демонстративно жестокими санкциями различного характера, в том числе – уголовными, всех участников и наблюдателей этих процессов, и принуждения к отказу от осуществления своих прав и свобод.

Перед наблюдением стояла задача установить, был ли обвиняемый лишен свободы в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах.

К указанным нарушениям следует отнести следующие:

  • мера пресечения в отношении обвиняемого Короткевича была необоснованно избрана в виде заключения под стражу. В соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора (более подробно см. п.17 настоящего Заключения). Обвиняемый был лишен всего этого комплекса гарантий.
  • нарушено право обвиняемого Короткевича в срочном порядке быть доставленным к судье и право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно: к судье обвиняемый Короткевич был впервые доставлена на 69-й день содержания под стражей.
  • обвиняемый Короткевич содержался в клетке, что нарушает стандарт презумпции невиновности (более подробно см. п.10 настоящего Заключения)

20. Кроме этого, перед наблюдением стояла задача определить, лишен ли обвиняемый свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Ранее юристами и аналитиками ПЦ «Весна» изучалась судебная практика по ст. ст.363 и 364 УК. Установлено, что наиболее часто по такого рода делам судами назначаются наказания, не связанные с лишением свободы. При этом часто эти преступления совершаются в совокупности с другими преступлениями или правонарушениями, в состоянии алкогольного опьянения, ранее судимыми лицами.

В конце 2016 г. пятерым нетрезвым гражданам, угрожавшим сотруднику ГАИ, постановлен приговор: троим мужчинам и двум женщинам назначено наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа сроком на три года каждому из мужчин, а женщинам – на два года каждой", – сказала Барсукова (пресс-секретарь Гомельского облсуда). Она также уточнила, что все они были признаны виновными по ст. 364 Уголовного кодекса Беларуси – насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел.

В декабре 2018 года гражданин из а.г. Мухавец препятствовал сотрудникам милиции в задержании и доставлении в РОВД и причинил при этом милиционерам телесные повреждения. Решением суда Брестского района в мае 2019 года указанный гражданин признан виновным в насилии в отношении сотрудников органов внутренних дел в целях воспрепятствования их законной деятельности и в соответствии со статьей 364 Уголовного Кодекса Республики Беларусь, приговорен к ограничению свободы на два года.

В 2014 г. отец четверых детей был осужден к шести (с 2015 г. максимальный размер ареста по ст.54 УК составляет три месяца) месяцам ареста за насилие в отношение сотрудника органов внутренних дел.

Житель Белыничского района в 2017 осужден за насилие в отношение сотрудника ОВД к одному году лишения свободы и принудительному лечению от алкоголизма (согласно приговору, в опорном пункте нанес стулом удар по голове, затем, выбросив стул, обхватил сотрудника за шею и, удерживая в таком положении, стал наносить удары рукой по голове. В ходе потасовки милиционеру удалось уложить обвиняемого на пол и надеть наручники. Получившему телесные повреждения участковому вызвали скорую помощь. Также обвиняемый повредил форменный китель сотрудника).

В ноябре 2019 г. участковому инспектору милиции деревни Заболотье при исполнении служебных обязанностей было причинено телесное повреждение. Данные телесные повреждения были отнесены к категории менее тяжких телесных повреждений. В марте 2020 г. судом Брестского района указанный гражданин привлечен к уголовной ответственности по ст. 364 УК Республики Беларусь, к наказанию в виде 4 лет ограничения свободы.

24 июня 2020 года судом Пинского района и города Пинска рассмотрено уголовное дело в отношении Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 364 УК. Согласно приговору суда обвиняемый в целях выяснения обстоятельств обращения в правоохранительные органы ее хозяина, после сделанного сотрудником органов внутренних дел в адрес обвиняемого Л. замечания о недопустимости антиобщественного поведения, применил насилие в отношении представителя власти, выразившееся в нанесении потерпевшему не менее двух ударов руками в область головы, чем причинил ему физическую боль и побои. на основании которой ему назначено наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 2 года. В соответствии со ст. 7 Закона Республики Беларусь от 18 мая 2020 г. №17-З «Об амнистии в связи с 75-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» обвиняемый освобожден от наказания на 1 год.

В конце апреля 2018 г., вечером, возле кафе «Шафран» в г.Новополоцке 24-летняя местная жительница в состоянии алкогольного опьянения умышленно нанесла сотруднику органов внутренних дел удар ногой в лицо, причинив ссадину носа. С учетом позиции государственного обвинения, наличия у гражданки на иждивении малолетнего ребенка, признания вины, суд назначил ей наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев, и постановил не приводить его в исполнение в течение испытательного срока 1 год 6 месяцев.

Два месяца ареста получил житель Березы, который из мести ударил участкового в камере для административно задержанных, а по совокупности приговоров – три, так как ранее был осужден и не отбыл в полной мере наказание за кражу. Участковый доставил его с улицы Красноармейской, где мужчина находился в нетрезвом состоянии. Суд также приговорил его к принудительному лечению от алкоголизма.

Еще один житель Березы ударил сотрудника правоохранительных органов в здании милиции при разбирательстве по делу об административном правонарушении, которое совершил: отбывая наказание в виде ограничения свободы, находился в состоянии алкогольного опьянения. Неоднократно нарушал ограничения и ранее: выпивал, отсутствовал дома в положенное время, выезжал в другой населенный пункт без разрешения уголовно-исполнительной инспекции. Таким образом, совершил два преступления: уклонение от отбывания наказания и насилие в отношении сотрудника ОВД. По первому приговорен к году лишения свободы, по второму – аресту сроком на три месяца. По совокупности приговоров получил один год и восемь месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, а также будет принудительно лечиться от хронического алкоголизма.

Житель Берёзы нанес милиционеру удар головой, когда тот открывал дверь в помещении РОВД. Тоже из мести – за то, что его задержали пьяным в общественном месте. Позднее у него было выявлено 2 промилле алкоголя. Момент конфликта запечатлен на видеокамере, где хорошо видно, что осужденный беспричинно и неожиданно «быканул». Он лишен свободы на полугодовой срок, к нему применено лечение от алкоголизма.

26 марта 2020 г. в выездном судебном заседании рассмотрено уголовное дело по обвинению гражданина П., 1996 года рождения.  Молодой человек будучи в состоянии алкогольного опьянения совершил административное правонарушение не в первый раз появившись в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения. При этом он не только высказывал в адрес сотрудников органов внутренних дел угрозы, но и применил насилие и оскорблял в унизительной и нецензурной форме. Приговором суда Брагинского района гражданин П. осужден по ст. 364 УК Республики Беларусь к наказанию в виде лишения свободы сроком на один год условно. Ему назначена уголовно-правовая компенсация в размере 40 базовых величин. Кроме того, в пользу потерпевших сотрудников органов внутренних дел взыскана денежная компенсация морального вреда.

Троих жителей Бобруйска 13 декабря 2020 г. осудили к трем месяцам ареста за насилие в отношении сотрудников милиции (прыжок на спину и сорванный шлем в состоянии алкогольного опьянения), сообщила старший помощник прокурора г. Бобруйска Наталья Лосева. 

В июне 2020 г. 27-летний житель города Барановичи осужден за насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел. Как рассказала Intex-press Юлия Акулич, помощник Барановичского межрайонного прокурора, горожанин нарушал общественный порядок, что привлекло внимание сотрудников милиции. Правоохранители решили задержать нарушителя, но тот начал сопротивляться, а затем укусил одного из милиционеров за ногу. За это суд приговорил мужчину к одному году лишения свободы условно и назначили 120 часов общественно полезных работ. До этого горожанин к уголовной ответственности не привлекался.

21. Если обратиться к практике применения наказания по статье 364 УК, можно сделать вывод о том, что к обвиняемому Дмитрию Короткевичу применены непропорционально суровый вид и высокий и несоразмерный содеянному срок лишения свободы. Так, на примере ряда публикаций в СМИ можно заключить, что наказание в виде лишения свободы на три года было применено несоразмерно содеянному и общей практике.

22. Таким образом, лишение свободы к обвиняемым применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах:

  • равенство перед судом;
  • право считаться невиновным, пока виновность не будет доказана согласно закону;
  • право на то, чтобы быть в срочном порядке доставленным на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение;
  • право на разбирательство ее дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности задержания и распорядиться об освобождении, если задержание незаконно.

23. Одновременно мы оценили характер действий обвиняемого как случай применения «ответного» насилия, спровоцированного исходным непропорциональным использованием физической силы в отношении участников мирной демонстрации, при том, что в деяниях обвиняемого отсутствовал умысел на нанесение несимволического материального ущерба или вреда кому-либо.

При этом учитывалось не только формальное наличие закона, устанавливающего ответственность за такое правонарушение, а выдвигались определенные требования к его качеству. Например, закон должен соответствовать международным стандартам, должен быть ясным, доступным, пропорциональным и предсказуемым. Это обязательство не требует от государства абсолютной правовой определенности, что часто просто невозможно, но накладывает определенные обязательства, чтобы правоприменение не было произвольным, и каждый мог предвидеть незаконность тех или иных действий.

В соответствии с показаниями всех сторон процесса, как это установлено приговором, все участники конфликта, который был закончен применением обвиняемым газового баллончика в качестве средства самообороны, находились в гражданской форме одежды, а наличие на сотрудниках ОВД бронежилетов и тактических поясов с спецсредствами не свидетельствует напрямую о их принадлежности к органам внутренних дел.

В п.123 «Руководящих принципов по свободе мирных собраний» ОБСЕ указано: «Необходимо, чтобы сотрудников полиции было легко отличить (в том числе по личным опознавательным знакам). Когда сотрудники правоохранительных органов находятся в форме, на их форменной одежде и/или головных уборах должны быть личные опознавательные знаки (например, имя или номер). Они не имеют права снимать или скрывать такие опознавательные знаки, или препятствовать другим лицам читать эту информацию во время собрания». Таким образом, в ходе охраны массового мероприятия сотрудники органов правопорядка должны быть в форменном обмундировании и хорошо идентифицируемыми при необходимости обращения к ним за помощью. Данному обстоятельству не было дано тщательной оценки, как и тому, что правоохранительные органы менее чем за месяц до этого совершили зверские преступления против безопасности человечества, до сих безнаказанные (более подробно см. пункт 3 настоящего Заключения).

Судом без наличия достаточных оснований по сути было отвергнуто заключение эксперта, который высказался об отсутствии в предоставленных медицинских документах достаточных и определенных данных о причинении потерпевшему телесных повреждений: «достоверно выказаться о наличии химического ожога лица, шеи, глаз по имеющимся в медицинских документах данным не представляется возможным». Тем самым суд принял сторону обвинения, нарушив принцип объективности. В отсутствие доказательств причинения вреда потерпевшему осуждение Д.Короткевича по ст. 364 УК незаконно.

24. Также установлено, что продолжительность и условия лишения свободы явно непропорциональны (неадекватны) правонарушению, в котором Короткевич был признан виновным: он лишены свободы избирательно по сравнению с другими лицами. В отсутствие отягчающих вину обстоятельств и наличии смягчающих, в отношении обвиняемого избран самый строгий вид наказания.

Такая непропорциональность или неадекватность выявлялась путем сравнительного анализа данного случая с другими подобными правонарушениями.

Следует заметить, что до сих пор не возбуждено ни одного уголовного дела в отношении сотрудников милиции, виновных в актах пыток и запрещенного обращения. Мы усматриваем в этом явную сегрегацию и дискриминацию граждан, при которой представители власти имеют поддерживаемый на всех уровнях власти иммунитет от уголовного преследования за акты пыток и жестокого унижающего обращения, а не представляющие большой общественной опасности действия рядовых граждан демонстративно жестоко караются.

Все изложенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости требовать от властей пересмотра вынесенного в отношении Дмитрия Короткевича приговора при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранения факторов, повлиявших на приговор, освободить его из-под стражи; рекомендовать правозащитному сообществу признать Дмитрия Короткевича политзаключенным с требованием пересмотра вынесенных судебных решений (с учётом апелляционной инстанции – прим.) и освобождения из-под стражи с применением других мер, обеспечивающих его явку в суд.

Последние новости

Партнёрство

Членство