За апрель осуждено не менее 98 человек по “протестным” уголовным делам

2021 2021-05-01T12:00:01+0300 2021-05-03T10:05:52+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sud_braty-nikiciny_amelchenia.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
На задней лавочке - Илья Амельченя. Спереди - Артем и Даниил Никитины. Фота spring96.org

На задней лавочке - Илья Амельченя. Спереди - Артем и Даниил Никитины. Фота spring96.org

5 марта Иван Носкевич, возглавлявший на тот момент Следственный комитет, сообщил, что в Беларуси с момента постэлекторальных событий 2020 года возбуждено 2407 уголовных дел экстремистской направленности. В это количество включены все «политические» дела — от надписей на зданиях до применения насилия в отношении правоохранителей.

15 апреля в Генпрокуратуре озвучили статистику по “протестным” уголовным делам – более 3000. По словам замгенпрокурора Геннадия Дыско, в это число входят преступления, связанныя с организацией и проведением незаконных массовых мероприятий и акций протеста, 750 фактов осквернения сооружений и порчи имущества, около 600 оскорблений представителей власти, более 300 случаев насилия или угрозы его применения в отношении сотрудников милиции.

По состоянию на 1 мая правозащитникам “Весны” известно о более чем тысячи фигурантах уголовных дел, которые были возбуждены по политическим мотивам. На данный момент в Беларуси в местах несвободы содержится 360 политических заключённых, 196 из которых осуждены, в отношении 28 политзаключённых идёт судебное разбирательство. За апрель текущего года список политзаключённых пополнился 39 фигурантами уголовных дел; осуждены не менее 98 фигурантов “протестных” уголовных дел.

Условия наблюдения

ПЦ “Весна” осуществляет непрерывный мониторинг уголовных дел, имеющих политическую составляющую. Наблюдение проводится в условиях активных следственных действий в отношении всех членов организации в связи с расследуемым Главным управлением по расследованию преступлений в сфере организованной преступности и коррупции Центрального аппарата СК уголовным делом по факту деятельности Правозащитного центра “Весна”.

Мониторинг уголовных дел в апреле сопровождался арестом представителя ПЦ “Весна” в г. Барановичи Александра Войтешика. В ходе наблюдения за уголовным делом по событиям 9 августа прошлого года Александр Войтешик начал вести аудиозапись процесса, который впоследствии сделали закрытым, а нашего коллегу обвинили в неуважении к суду и подвергли 15-суточному административному аресту, после чего он объявил голодовку. После жалобы адвоката постановление об аресте было отменено, правозащитник после 8 суток содержания в изоляторе был освобожден.

Гласность судебного разбирательства

Белорусские власти продолжают создавать препятствия в получении информации о ходе многих судебных разбирательств, информация о которых представляет общественно значимый интерес. На протяжении апреля в закрытом судебном заседании рассмотрен ряд “протестных” уголовных дел.

В Барановичах осужден Эдуард Жданко по событиям 9 августа прошлого года на 3.5 года лишения свободы за то, что якобы “он присоединился к действиям граждан, которые оказывали сопротивление военнослужащим внутренних войск МВД Республики Беларусь, охранявшим общественный порядок, бросил фрагмент тротуарной плитки в плечо военнослужащего, причинив телесное повреждение, не повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, и физическую боль”.

В Слуцке в закрытом судебном заседании осуждены к одному и полутора годам лишения свободы два гражданина за приготовление и покушение на сбор сведений о частной жизни судьи Солигорского района.

В закрытом выездном судебном заседании проходило разбирательство уголовного дела Витебским областным судом в отношении жителя г. Полоцка по уголовному делу о разжигании социальной вражды, оскоблении президента и угрозе насилием над Президентом в целях воспрепятствования его законной деятельности, принуждения к изменению характера этой деятельности, из мести за выполнение служебных обязанностей.

В Минске в закрытом заседании проводилось рассмотрение уголовного дела Олега Корбана. В закрытом заседании в суде Круглянского района проходило рассмотрение уголовного дела в отношении Ольги Климкиной, Сергея Скока и Максима Сергеенко, которым присуждены большие сроки лишения свободы за развешивание чучел чиновников. В закрытом судебном заседании на территории СИЗО г. Гомеля осужден Владимир Непомнящих.

В Поставах в ходе рассмотрения уголовного дела по хранению патронов и оскорблению начальника местного РОВД представитель государственного обвинения следил за тем, чтобы не велась аудиозапись процесса. В ходе рассмотрения уголовного дела о беспорядках в Пинске конвоиры заставляли всех присутствующих выключить телефоны, чем создавали препятствия в сборе информации о ходе судебного разбирательства.

На протяжении всего разбирательства возникают проблемы с гласностью судебного разибрательства в Гомеле в ходе суда над членами инициативной группы Светланы Тихановской. На процесс пускают по одному родственнику от каждого из четырёх фигарунтов, мотивируя это тем, что судья не решает данный вопрос. Конвоиры приказывают все вещи и телефоны слушателей оставлять в ячейках прежде чем зайти в зал судебного заседания. На слушания аккредитовывают лишь представителей государственных СМИ. Зал, в котором проходит рассмотрение уголовного дела, преимущественно заполняют студентами юридического фактультета. Часть судебного разбирательства проводилась в закрытом режиме, когда допрашивали потерпевших из-за оскорбления в связи с тем, что силовики боялись разглашения своих персональных данных.

COVID-19 в качестве причины недопуска на судебное разбирательство использовался по делу Алексея Липеня, Анастасии и Виктории Миронцевых. Искусственное создание условий по ограничению доступа в зал судебного заседания зафиксировано в ходе мониторинга уголовного дела, возбужденного по факту деятельности telegram-канала “Армия с народом” – для слушаний был выделен один из самых небольших залов, в следствие чего не заседание не смогли попасть около тридцати слушателей.

Пыточное правосудие

Суды по-прежнему оставляют без оценки факты пыток фигурантов “протестных” уголовных дел. О применении недопустимых методов ведения следствия в ходе судебного разбирательства заявляла свидетель по уголовному делу в отношении волонтёров штаба Виктора Бабарико, когда рассказывала про избиение обвиняемого Игоря Ермолова.

Через пытки в ИВС ГУВД Мингорисполкома по пер. Окрестина прошла Александра Потрясаева, осужденная за участие в акции протеста с 10 на 11 августа прошлого года к трём годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение.

Юлию Якубович задержали по уголовному делу и шесть суток продержали в ИВС ГУВД Мингорисполкома по пер. Окрестина. Каждый день её возили на допросы, 2 февраля она потеряла сознание во время следственных действий, после чего её госпитализировали в истощённом состоянии, где она провела несколько дней под капельницей.

В ходе судебного разбирательства по оскорблению Лидии Ермошиной обвиняемая Алевтина Корчик заявила о том, что показания на предварительном следствии давала под давлением силовиков, которые угрожали ей.

После задержания под пытками вынудили разблокировать мобильный телефон Алексея Липеня, осужденного к пяти годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.

Об избиении и применении газового баллончика в ходе задержания в суде заявлял Владимир Жихарь, однако его заявление о совершении в отношении него преступления не приняли к рассмотрению.

Михаил Калишук, фигурант уголовного дела о массовых беспорядках в Бресте, в ходе заседания заявил, что конвоиры доставляют его в суд заламывая руки. Политзаключённый рассказал судье, что конвоир его оскорбляет, разбил бровь, избивал, использовал электрошокер, распылял перцовый газ.

Несколько обвиняемых по делу о массовых беспорядках в Бресте передали своим родственникам информацию, что они в дни судебных заседаний вынуждены отказываться от приёма пищи в обед, поскольку их конвоируют в позе “ласточки”, а также о том, что для приёма пищи обвиняемым не выдают приборы.

В ходе рассмотрения уголовного дела о вывешивании чучел и замыкания рельс в Бресте государственный обвинитель обратила внимание на то, что показания обвиняемой Натальи Бариновой на предварительном следствии существленным образом отличаются от показаний в ходе судебного следствия. Наталья Баринова отказалась от показаний, данных ею на этапе предварительного расследования, поскольку следователи угрожали ей большим тюремным сроком, органами опеки, которые якобы уже оформили документы на изъятие 4-летней дочери.

Второй фигурант этого уголовного дела Сергей Силич отказался от показаний, данных на этапе предварительного расследования, поскольку они давались им после задержания, в ходе которого ему причинили травму спины, а также в связи с задержанием супруги на десятидневный срок, которой впоследствии так и не было предъявлено обвинение.

Даниил Бондарчук, обвиняемый в массовых беспорядках на территории Бреста в августе прошлого года, в судебном заседании отказался от показаний, данных им на этапе предварительного расследования, поскольку сразу с момента задержания во время транспортировки в орган уголовного преследования его избивали сотрудники в масках, сопровждая это словами: “Избиения не закончатся, пока не расскажете все как было”. Судья после рассказа об избиениях спросил у обвиняемого, в чем была необходимость его избивать, чтобы он оговорил себя или брата, который также подвергся пыткам сразу с момента задержания.

О фактах давления в ходе предварительного расследования заявляли члены инициативной группы Светланы Тихановской, дело которых рассматривается судом Железнодорожного района Гомеля.

География приговоров

География осужденных в апреле выглядит следующим образом:

  • Минск – 31
  • Брестская область – 33 (Брест, Барановичи, Иваново, Каменец)
  • Гродненская область – 8 (Гродно, Новогрудок)
  • Минская область – 8 (Минский район, Борисов, Молодечно, Слуцк, Столбцы)
  • Могилёвская область – 8 (Могилёв, Белыничи, Круглое)
  • Витебская область – 5 (Витебск, Полоцк, Орша)
  • Гомельская область – 5 (Гомель, Жлобин, Ельск, Буда-Кошелево)

Правозащитникам известен один случай в Брестской области (Берёза), где фигурант уголовного дела не явился на судебное заседание, после чего был объявлен в розыск.

Виды и размеры наказания

Суммарно за апрель по “протестным” уголовным делам, известным правозащитникам, суды вынесли:

  • 205 лет и 7 месяцев лишения свободы
  • 40 лет и 6 месяцев ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа
  • 49 лет и 6 месяцев ограничения свободы без направления в исправительное учреждение
  • 5 месяцев ареста
  • 400 базовых величин составила сумма штрафов (*штраф применялся к двум осуждённым в качестве дополнительного наказания)

Принудительные меры безопасности и лечения наряду с четырьмя годами ограничения свободы назначены за “угрозу насилием” в отношении бывшего главы МВД Караева.

Наказание, связанное с лишением свободы, применялось в 52% приговорах. Ограничение свободы с направлением в исправительное учреждение в 21,4% случаях. Ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа – 23,5%. Арест применялся в 3,1%.

Таким образом, наказание, связанное с лишением свободы, её ограничением применялось в 100% случаев при вынесении приговоров по “протестным” уголовным делам в апреле.

Применение судами в качестве наказания самых суровых его видов, связанных с лишением свободы, её ограничением (“химия”, “домашняя химия” и арест), свидетельствует о продолжении властями тенденции по ущемлению жертв политических репрессий в одном из самых дорогих благ и неотъемлемой ценности человека – его личной свободы.  

Обвинительный уклон правосудия

За апрель правозащитники “Весны” не зафиксировали ни одного оправдательного приговора фигурантам политически мотивированных уголовных дел. Мониторинг уголовных дел позволяет сделать однозначный вывод о том, что суды занимают позицию государственного обвинения, а в ряде случаев и покровительствуют этой стороне процесса, занимая обвинительный уклон в ходе рассмотрения дела. За апрель известен лишь один случай, где государственное обвинение отказалось от части выдвинутых обвинений по ч. 1 и ч. 2 ст. 339 УК в отношении Присталенко Н.В., которого приговорили к максимальному наказанию по ст. 370 УК за надругательство над государственным флагом.

Апелляционная инстанция Гродненского областного суда ужесточила наказание Василию Пильцу с одного года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение на один год ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа. Это не первый случай изменения в апелляции приговора фигуранту уголовного дела в сторону ухудшения его правового положения. Ранее, в марте Гродненский областной суд ужесточил наказание Никите Самарину с четырёх лет ограничения свободы на два с половиной года лишения свободы.

Как правило, апелляционные инстанции оставляют приговоры без изменений, не удовлетворяя протесты прокуратуры и жалобы обвиняемых. Мингорсуд отказал в удовлетворении жалобы и оставил в силе приговор политзаключённому Дмитрию Дубкову, при этом исключив из обвинения вооружённый характер нападения при совершении угона транспортного средства неизвестными лицами.

Неутешительные выводы правозащитников

Мониторинг “протестных” уголовных дел позволяет сделать вывод: уголовное преследование остаётся одной из форм нетерпимости белорусских властей к любым проявлениям протеста и создает в обществе атмосферу обреченности из-за массовых нарушений прав человека.

В условиях ликвидации государством остатков независимости института адвокатуры в связи с принятием ряда изменений в законодательство об адвокатской деятельности, лишения ряда адвокатов политзаключённых права на осуществление адвокатской деятельности, преследования журналистов и правозащитников снижается эффективность защиты фигурантов уголовных дел.

Форсированное принятие поправок в законодательство, касающееся деятельности журналистов по освещению мирных собраний, противодействия экстремизму, криминализация распространения информации о проведении мирных собраний лишь усугубляет масштаб массовых нарушений прав человека.

Белорусские власти используют репрессии в качестве основополагающего инструмента вместо попыток наладить конструктивный диалог с подавляющей частью общества, которая по сей день ставит под сомнение легитимность авторитарной вертикали власти президента после событий августа 2020 года.

Читайте также:
“Уголовное преследование по политичким мотивам. Беларусь 2020-2021 гг.”

Последние новости

Партнёрство

Членство