Заключение юристов и экспертов ПЦ «Весна» по уголовному делу Сергея Верещагина по ст. 364 УК

2021 2021-04-02T12:51:30+0300 2021-04-02T13:17:02+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sudovaja-smaliavichy.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Заключение группы юристов и экспертов ПЦ «Весна» по уголовному делу в отношении гомельчанина Сергея Верещагина, осужденному на пять лет колонии общего режима по ст. 364 Уголовного кодекса (Насилие в отношении милиционера).

"Я не понимаю, что происходит": гомельчанина лишили свободы за насилие над милиционером

В Гомеле за насилие в отношении милиционера на пять лет лишения свободы в колонии общего режима осудили 30-летнего Сергея Верещагина. Вечером 12 августа четверо милиционеров задерживали мужчину в его же доме, он, по их словам, ударил одного из них — и попал ногой в глаз. Его обвинили по 364 статье Уголовного кодекса.

Общий контекст данного дела можно охарактеризовать как глубокий кризис прав человека, вызванный утратой легитимности президента и выстроенной им вертикали власти в связи политически мотивированными массовыми пытками, начавшимися в отношении мирных манифестантов с августа по настоящее время, а также тотальной фальсификацией итогов президентских выборов. Более подробно с контекстом можно ознакомиться в представленном аналитиками ПЦ «Весна» годовом обзоре за 2020 год, а также итоговом отчёте по выборам Президента кампании «Правозащитники за свободные выборы». На детали кризиса прав человека и его последствия ПЦ «Весна» неоднократно обращал внимание в Заключениях по уголовному делу Натальи ХершеДмитрия Короткевича и др.

Судом Центрального района г. Гомеля 26.11.2020 г. за насилие в отношении сотрудника ОВД по ст. 364 УК к пяти годам лишения свободы в колонии в условиях общего режима осужден Сергей Верещагин.

Согласно обвинению, 12 августа Верещагин из окна своей квартиры «кричал на милиционеров, в том числе матом, и бросался бутылками. Когда те поднялись к нему домой, он во время задержания ударил одного из них — и попал ногой в глаз. Травма, которую получил милиционер, по заключению экспертов, «не повлекла кратковременного расстройства здоровья».

Позиция обвиняемого заключалась в том, что 14 августа 2020 г. он из окна своей квартиры потребовал прекратить задержание участниц мирного собрания на улице города, за что подвергся нападению сотрудников ОВД в своей квартире и жестокому задержанию.

Задержанного Верещагина доставили в Центральный РОВД. Дальнейшие события неизвестны, однако после того, как через два дня к задержанному попала защитник-адвокат, и по ее настоянию Верещагин был осмотрен в больнице, медики установили ряд телесных повреждений, среди которых – «закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, множественные гематомы и ушибы — в том числе грудной клетки, шейного, грудного и поясничного отделов позвоночника, височных областей». В связи с этим было подано заявление в отдел Следственного комитета.

В ходе рассмотрения уголовного дела в суде защитник сообщила  суду о том, что расследование дела проведено исключительно с обвинительным уклоном без исследования обстоятельств причинения телесных повреждений обвиняемому, что недопустимо.

Адвокат Верещагина заявила ходатайство о допросе врачей больницы, которые осматривали Верещагина и могли бы рассказать о состоянии, в котором он поступил через два дня после задержания, а также эксперта, который давал заключение по телесным повреждениям Верещагина. Суд ходатайство отклонил, пояснив, что к рассматриваемому уголовному делу, эти сведения отношения не имеют.

Верещагин суду рассказал, что после жестокого задержания его продолжали бить в Центральном РОВД г.Гомеля. "Били, прыгали по голове, оскорбляли и смеялись, когда я плакал", — сказал Верещагин. Очевидно, что количество и локализация телесных повреждений у Верещагина свидетельствует о необходимости расследования в отношении сотрудников ОВД.

Обращало на себя внимание резкое несоответствие показаний матери обвиняемого и сотрудников ОВД, которые остались по сути не устраненными судом.

Мы напоминаем, что каждое заявление о пытке должно быть принято судом; судьи должны принимать меры к тому, чтобы эти заявления были расследованы. Так, Комитет против пыток ООН в Заключительных замечаниях по пятому периодическому докладу Беларуси (2018 г.) выразил «серьезную обеспокоенность по поводу утверждений о том, что сотрудники правоохранительных органов государства-участника часто прибегают к пыткам и жестокому обращению для получения признательных показаний от подозреваемых, содержащихся в следственных изоляторах и изоляторах временного содержания, и что во многих случаях, когда обвиняемые по уголовным делам заявляли в судах о том, что к ним применялись пытки, председательствующие судьи не требовали проведения расследований или признавали их показания приемлемыми, несмотря на предписания законодательства государства-участника».

Тот факт, что примененные пытки не заставили Верещагина оговорить себя, не имеет значения, поскольку расследование обстоятельств причинения ему телесных повреждений напрямую связано с оценкой показаний сотрудников ОВД и матери обвиняемого. Также очевидно, что свидетели-сотрудники ОВД прямо заинтересованы в обвинительном приговоре в отношении Верещагина, поскольку именно так надежно устраняется опасность привлечения их самих к уголовной ответственности за совершение особо тяжкого преступления.

Мы также напоминаем, что доследственная проверка заявления о пытке не может расцениваться ка расследование, поскольку имеет другие цели и ограничена в процессуальных средствах.

Также не остается без внимания в данном деле нарушение презумпции невиновности, произвольное использование заключения под стражу и нарушение права в срочном порядке предстать перед судьей для решения вопроса о законности ареста, нарушение принципа равенства сторон в процессе через ограничения процессуальных возможностей по допросу свидетелей и предоставлению доказательств.

Таким образом, по политическим мотивам обвиняемого, который выступил против нарушения сотрудниками ОВД права на мирное собрание, привлекли к уголовной ответственности с грубейшими нарушениями стандарта справедливого суда.

Кроме того, обвиняемому назначено близкое к максимальному наказание, предусмотренное санкцией статьи 364 УК в отсутствие достаточных оснований, что подчеркивает заинтересованность суда и обвинительный уклон при вынесении приговора.

В соответствии с Руководством по определению понятия «политический заключенный», политическим заключенным является лицо, лишенное свободы, если при наличии политических мотивов его преследования имеет место хотя бы один из следующих факторов: …

  • 3. b) лишение свободы было основано на фальсификации доказательств вменяемого правонарушения либо при отсутствии события или состава правонарушения либо его совершении иным лицом; (п.3.2.)

Правозащитники считают необходимым для данной группы политических заключенных требовать незамедлительного пересмотра принятых в их отношении мер и судебных решений при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранении факторов, повлиявших на приговор. Также следует требовать освобождения осужденного с применением других мер пресечения, обеспечивающих явку в суд, и обязательного расследования заявления о пытке.

Последние новости

Партнёрство

Членство