Женщины в колонии: нарушение трудовых и социальных прав

2015 2015-07-24T17:19:38+0300 2015-08-05T16:03:20+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/gomelskaja-zhenskaja-koloniya.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Гомельская женская исправительная колония. Фото govorim.by.

Гомельская женская исправительная колония. Фото govorim.by.

Автор пособия для тюремного персонала «Подход к управлению тюрьмой с позиций прав человека» Эндрю Койл (Международный центр тюремных исследований) утверждает, что во всех пенитенциарных системах мира доля содержащихся в тюрьмах женщин составляет от 2% до 8% от общего числа заключенных. Ситуация с женщинами-заключенными весьма отлична от ситуации с мужчинами, и поэтому именно ей следует уделить особое внимание. Отправляемые в тюрьмы женщины зачастую были жертвами физического или сексуального насилия, у них наблюдаются различные запущенные проблемы со здоровьем. Последствия тюремного заключения и их влияние на жизнь женщин могут быть совершенно различными.

Проблему, с учетом международной практики и белорусских реалий, анализирует эксперт по вопросам пенитенциарной системы, юрист ПЦ "Весна" Павел Сапелко. 

На конец 2014 года в Беларуси в двух колониях для женщин и в колонии-поселении содержалось 2 185 осужденных. Это – 7,3% от общего количества заключенных, что приближается к верхней планке общепринятого предела численности заключенных-женщин.

Нормы, определяющие правовое положение осужденных, как правило, не учитывают пола заключенного, но имеют некоторые особенности для женщин, отбывающих наказания в исправительных колониях.

Женщины, осужденные к лишению свободы, в Беларуси отбывают наказание исправительной колонии-поселении (ИКП-21 в Ветковском районе) и в исправительных колониях (ИК-4 г. Гомель, ИК-24 в Речицком районе) в условиях общего и строгого режима; теоретически женщины могут быть направлены в тюрьму.

Как и все заключенные, женщины в исправительных колониях обязаны трудиться. Нормы трудового права распространяются на них, как и на других заключенных, лишь в определенной части, а именно в части регулирования продолжительности рабочего времени и требованиям по охране труда. Размер оплаты труда осужденных, отработавших месячную норму рабочего времени и выполнивших установленную для них норму выработки, не может быть ниже установленного законодательством Республики Беларусь размера оплаты труда за выполнение соответствующих работ, однако никаких доплат до минимальной заработной платы им не предусмотрено. Также оплата труда осужденных при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному ими времени или в зависимости от выработки. Никаких минимальных размеров оплаты в данном случае не установлено, даже в случае простоя по вине предприятия. На практике это означает перспективу символических размеров заработной платы, особенно после вычетов на питание и коммунальные услуги.

В исправительных учреждениях, где отбывают наказание осужденные женщины, имеющие детей, организуются дома ребенка. Закон обязывает администрацию колоний создавать в домах ребенка условия, необходимые для нормального проживания и развития детей. Осужденные женщины могут помещать в дома ребенка исправительных учреждений своих детей в возрасте до трех лет, общаться с ними в свободное от работы время без ограничений. Им может быть разрешено совместное проживание с детьми в домах ребенка. Однако, это не означает, что такие женщины освобождаются от своих обязанностей, в том числе, участвовать в работах по уборке и благоустройству без оплаты труда.

С согласия осужденных женщин их дети могут быть переданы родственникам или по решению органов опеки и попечительства иным лицам либо по достижении трехлетнего возраста направлены в соответствующие детские учреждения. Если ребенку, содержащемуся в доме ребенка исправительного учреждения, исполнилось три года, а оставшийся срок отбывания наказания матерью не превышает одного года, администрация исправительного учреждения по закону может продлить время пребывания ребенка в доме ребенка до дня окончания срока отбывания наказания матерью. Однако принятие такого решения – право, а не обязанность администрации.

«Беременные женщины могут быть заключены в тюрьму только при самых исключительных обстоятельствах. Если такая необходимость возникает, то им должен быть предоставлен тот же уровень медицинского обслуживания, который имеется в гражданском обществе. При приближении времени родов таких женщин во всех случаях, когда это представляется возможным, следует переводить в гражданские больницы. Женщине это обеспечит получение профессиональной медицинской помощи, а ребенку позволит избежать клейма позора – тюрьмы в качестве места рождения. В любом случае свидетельство о рождении не должно указывать тюрьму как место рождения. Необходимые в этот период режимные ограничения должны быть настолько умеренными, насколько это возможно. Если в тюрьме содержатся беременные женщины, то тюремная администрация должна уделить максимум внимания вопросам, связанным с рождением ребенка. Проблема содержания в тюрьме матерей с младенцами является весьма чувствительной. Во многих странах матерям, находящимся в тюрьме, разрешается оставлять при себе новорожденных детей. В таком случае мать и ребенок должны жить в одном помещении, содержащем все приспособления, которые обычно могут понадобиться кормящей матери. Такая организация дела предпочтительна по сравнению с содержанием ребенка в отдельном ясельном блоке, который его мать может посещать лишь в определенные часы. Очень трудно правильно определить тот возраст, в котором детей следует разлучать с их находящимися в тюрьме матерями. Поскольку связь между матерью и ребенком имеет первостепенное значение, то существует мнение, что ребенок должен иметь возможность оставаться с матерью максимально допустимое время, возможно – до конца срока ее приговора. Противоположный аргумент состоит в том, что тюрьма является ненормальной окружающей средой, которая оказывает влияние на ребенка с самых первых лет его развития. Поэтому ребенка нельзя оставлять в тюрьме более чем на несколько месяцев после рождения. На практике некоторые тюремные администрации разрешают находящимся в тюрьме матерям оставлять детей при себе до достижения определенного возраста – 9 месяцев, 18 месяцев, 4 лет, а иногда и дольше, если ребенка больше некому отдать», - полагает на основании анализа норм международного права, психологических и социологических исследований Эндрю Койл.

В комментарии к Правилам Организации Объединенных Наций, касающимся обращению с женщинами-заключенными и мер наказания для женщин-правонарушителей, не связанных с лишением свободы (Бангкокские правила) подчеркивается, что Минимальные стандартные правила предлагают очень мало указаний по поводу того, как следует удовлетворять специфические нужды беременных женщин, кормящих матерей и женщин, чьи дети сопровождают их в тюрьме. Указаний по поводу обращения с детьми, сопровождающими матерей в тюрьме, нет. Учитывая число беременных женщин и тех, кого в тюрьме сопровождают дети, необходимо предоставить более подробное руководство по обращению с ними для того, чтобы потребности и женщин, и детей в области социальной защиты, психологической помощи и здравоохранения удовлетворялись настолько полно, насколько это возможно, в соответствии с положениями международных документов. Специалисты не имеют единого мнения и не приходят к согласию в вопросе о том, должны ли дети заключенных матерей находиться с ними в тюрьме и до какого возраста. Законы, регулирующие вопрос о том, как долго дети могут оставаться со своими матерями в тюрьме, разные в разных странах мира. Тем не менее, общим является то, что при попытке разрешить сложный вопрос о том следует ли разлучать ребенка с матерью и в каком возрасте, наилучшие интересы ребенка должны приниматься во внимание в первую очередь в соответствии со статьей 3 Конвенции о правах ребенка. Следует учитывать условия в тюрьме и качество ухода, который ребенок может получить вне тюрьмы, если его не оставят с матерью. Этот принцип означает, что тюремные власти должны применять индивидуальный подход при принятии решений, в зависимости от обстоятельств, в которых находится ребенок и семья, и от того насколько доступны возможности альтернативного ухода в местном сообществе. Эти правила указывают, что применение негибкой политики при разнообразии обстоятельств часто неприемлемо. Они также подчеркивают необходимость постоянного общения между матерью и ребенком после их разделения для того, чтобы предотвратить насколько возможно ущерб, вызванный разделением.

По белорусскому законодательству для беременных и кормящих женщин сделаны незначительные послабления в режимных требованиях. Осужденные беременные женщины и кормящие матери в соответствии с медицинским заключением могут получать дополнительно продовольственные посылки и передачи в количестве и ассортименте, необходимых для поддержания нормального здоровья матери и ребенка. В соответствии с УИК, осужденным беременным женщинам, кормящим матерям, наравне с несовершеннолетними, больными и инвалидами І и ІІ группы создаются улучшенные жилищно-бытовые условия и устанавливаются повышенные нормы питания. Питание детей, находящихся с матерями в исправительных колониях, следственных изоляторах и тюрьмах, а также детей, содержащихся в домах ребенка исправительных колоний, осуществляется по нормам питания, установленным для детей, находящихся в домах ребенка системы Министерства здравоохранения.

Наравне с осужденным, освобожденным от работы по заболеванию, не работающим по не зависящим от них причинам, осужденным беременным женщинам и кормящим матерям на период освобождения от работы питание предоставляется бесплатно. Однако одежда и коммунальные услуги предоставляются им на возмездной основе.

В исправительных учреждениях, за исключением исправительных колоний-поселений, на лицевой счет осужденных, в том числе, и женщин зачисляется независимо от всех удержаний не менее 25 процентов начисленной заработной платы или иных доходов, а на лицевой счет осужденных женщин старше 55 лет, осужденных беременных женщин, осужденных женщин, имеющих детей в домах ребенка исправительного учреждения, – не менее 50 процентов начисленной им заработной платы или иных доходов.

Осужденным женщинам, добросовестно относящимся к труду и соблюдающим требования режима, по мотивированному постановлению начальника исправительной колонии, согласованному с наблюдательной комиссией, может быть разрешено проживание вне исправительной колонии на время освобождения от работы по беременности и родам, а также на период до достижения ребенком трехлетнего возраста. Осужденные женщины, которым разрешено проживание вне исправительной колонии поселяются вблизи территории исправительной колонии в жилых помещениях, принадлежащих исправительной колонии, и находятся под постоянным надзором администрации исправительной колонии; они могут носить одежду, принятую в гражданском обиходе, иметь при себе деньги и пользоваться ими без ограничения; в часы от подъема до отбоя такие заключенные пользуются правом свободного передвижения по территории, границы которой определяются начальником исправительной колонии; в отличие от обычных заключенных, они имеют право отправлять и получать посылки, передачи, бандероли, мелкие пакеты, осуществлять свидания без ограничения.

В случае систематического либо злостного нарушения осужденными женщинами режима или правил поведения право на проживание вне исправительной колонии постановлением начальника исправительной колонии отменяется.

По окончании периода освобождения от работы по беременности и родам осужденные женщины привлекаются к работе по указанию администрации исправительной колонии. Это означает, что правом на отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет женщины, родившие ребенка в колонии, не обладают. Женщины-заключенные освобождаются от работы с двадцати семи недель беременности на 146 календарных дней, и по истечении этого срока вновь обязаны работать.

По общему правилу, осужденные к лишению свободы могут привлекаться к выполнению работ без оплаты труда только по коллективному самообслуживанию, в том числе по уборке и благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий. При этом осужденные женщины старше 55 лет, осужденные беременные женщины привлекаются к работам без оплаты труда только по их желанию. Как уже упоминалось, женщины, имеющие детей в доме ребенка колонии, от таких работ не освобождаются. К указанным работам осужденные привлекаются в порядке очередности в свободное от работы время. Продолжительность работ не должна превышать четырнадцати часов в неделю. Это означает, что помимо 7-8 часов оплачиваемой работы в день, при 6-7-дневной рабочей неделе, заключенные, в том числе – женщины, могут трудиться без оплаты и без выходных еще в среднем 2 часа в день.

Законодательством установлено, что лицам, отбывающим наказание в исправительных учреждениях, обеспечиваются необходимые жилищно-бытовые условия, соответствующие правилам санитарии и гигиены. Норма жилой площади на одного осужденного в исправительных колониях и тюрьмах не может быть менее двух квадратных метров. Для беременных и кормящих женщин эти нормы не повышены. Такие нормы неприемлемы для любой категории осужденных и неоднократно осуждались ЕСПЧ как недостаточные. В связи с этим, в Европе нормой для осужденных считается обеспечение площадью в 4 кв. метра на одного человека.

В соответствии с Исправительным кодексом, осужденным женщинам, имеющим детей в домах ребенка исправительных колоний, для устройства детей у родственников либо в детском интернатном учреждении может быть разрешен краткосрочный выезд за пределы исправительных учреждений на срок до семи суток, не считая времени, необходимого для проезда туда и обратно, а осужденным женщинам, имеющим детей-инвалидов вне исправительной колонии, – один краткосрочный выезд в год на тот же срок для свидания с ними.

Такие выезды по не разрешаются осужденным при особо опасном рецидиве преступлений; осужденным за тяжкие преступления на срок свыше пяти лет и особо тяжкие преступления, за исключением осужденных, отбывающих наказание в исправительных колониях-поселениях; осужденным к пожизненному заключению; осужденным, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным заключением; осужденным, больным активной формой туберкулеза; осужденным, не прошедшим полного курса лечения алкоголизма, токсикомании, наркомании, лицам, страдающим психическими расстройствами (заболеваниями). На практике сведений о возможности воспользоваться таким правом не поступало.

Осужденные к лишению свободы беременные женщины и кормящие матери имеют определенные «льготы» в случае совершения дисциплинарных проступков: такие женщины в штрафной изолятор, помещения камерного типа не водворяются и на строгий режим в тюрьме не переводятся. Однако, в их отношении могут быть применены другие виды взысканий, в том числе – лишение свидания. Это не соответствует Правилам Организации Объединенных Наций, касающимся обращению с женщинами-заключенными и мер наказания для женщин-правонарушителей, не связанных с лишением свободы, по которым дисциплинарные взыскания в отношении женщин-заключенных не предусматривают запрет на контакты с семьей, особенно с детьми. Применительно к Правилу 28 (Свидания с участием детей проходят в обстановке, способствующей получению положительного опыта от посещения, в том числе в плане отношения персонала, и допускают установление непосредственного контакта между матерью и ребенком. По мере возможности, следует поощрять свидания, предусматривающие продолжительные контакты с детьми) следует внести в национальный закон особый порядок свидания женщин с детьми.

В соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом, специальные средства и огнестрельное оружие не применяются в отношении женщин с видимыми признаками беременности, за исключением случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового или вооруженного нападения на работников исправительного учреждения и военнослужащих или иных действий, угрожающих жизни и здоровью граждан. Такая норма лишает защиты определенную категорию беременных женщин-заключенных – тех, чья беременность визуально не определяется, но о чьей беременности достоверно известно сотруднику органов внутренних дел. Не имплементировано в отечественный закон напрямую Правило 24 упомянутых Правил: «Средства усмирения никогда не применяются к женщинам во время родовых схваток, при родах и сразу после родов».

Нуждается в законодательном закреплении Правило 48: беременные или кормящие женщины-заключенные получают консультации, касающиеся их здоровья и питания, в рамках программы, которая разрабатывается и контролируется квалифицированным специалистом-медиком. Беременным женщинам, младенцам, детям и кормящим матерям бесплатно предоставляется надлежащее и своевременное питание и создаются благоприятные для здоровья условия и возможности для регулярного занятия физическими упражнениями.

Как отмечено в упомянутом Комментарии, «Тюрьмы не предназначены для беременных женщин и женщин с маленькими детьми. Необходимо прилагать все возможные усилия для того, чтобы такие женщины не попадали в тюрьму, при этом принимая во внимание их общественную опасность и тяжесть совершенного преступления. Признавая эти обстоятельства, Восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями определил, что «использование заключения для определенных категорий правонарушителей, таких как беременные женщины или матери с младенцами и маленькими детьми, должно быть сокращено, и специальные действия должны предприниматься для исключения широкого использования заключения по отношению к этим категориям.» Рекомендации Парламентской Ассамблеи Совета Европы 1469 (2000), «О матерях и детях в тюрьме», принятые 30 июня 2000 года, также рекомендуют разрабатывать и использовать в отношении матерей маленьких детей наказания, исполняемые по месту жительства, и избегать использования тюремного заключения».

В Беларуси законом предусмотрена и на практике действует такая форма пробации, как отсрочка отбывания наказания в отношении осужденных беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет. В соответствии с кодексом, осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, отбывающим наказание в виде лишения свободы, судом может быть предоставлена отсрочка отбывания наказания на период, когда они могут быть освобождены от работы по беременности, родам и до достижения ребенком трехлетнего возраста. Не стоит предполагать, что такое положение может позволить избежать наказания за серьезные преступления: отсрочка отбывания наказания не применяется к женщинам, осужденным к лишению свободы на срок более пяти лет за тяжкое или особо тяжкое преступление.

Подводя итог, следует отметить следующее:

- социальные и трудовые права женщин в местах лишения свободы необоснованно дискриминированы;

- государству необходимо изменить законодательство для реального обеспечения защиты прав беременных женщин и кормящих матерей;

- уголовное правосудие в отношении женщин должно осуществляться максимально гуманно;

- лишение свободы женщин, особенно беременных и при которых есть малолетние дети, должно иметь место в крайне ограниченных случаях, когда есть уверенность, что другие наказания не достигнут своей цели.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international