"Не иностранный агент" - только тот, кто абсолютно согласен с тем, что власть права"

2014 2014-08-28T14:06:54+0300 2014-08-28T14:09:18+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/karaciejeu.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев

Юрист «Мемориала» Кирилл Коротеев

Днями Правозащитный центр «Мемориал» и региональная благотворительная организация помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие» пожаловались в Конституционный суд РФ на закон «О прокуратуре», наделяющий надзорное ведомство правом проверять некоммерческие организации, когда и как вздумается.

Как работает прокуратура в таких случаях, по какому критерию власти выбирают из НКО мишени, по которым бьет "закон об иностранных агентах" и о слабых местах самого закона, позволяющих его произвольное толкование и применение, - об этом в программе «Грани времени» русской службы Радио Свобода рассказал юрист «Мемориала»  Кирилл Коротеев.  

- Кирилл, прокуратура требует какой-то строго определенный пакет документов? Или она произвольно выхватывает вдруг какие-то дела, требует все отксерить и предоставить им в суточный срок?

- Прокуратура приходит с примерным списком того, что им интересно. Но в то же время начинает требовать еще, еще и еще. И все, что она требует, мы должны предоставить. Но мы заранее не можем знать, что именно она хочет. Например, у Светланы Ганнушкиной [председатель "Гражданского  содействия"] было два последовательных требования, и второе – это предоставление информации обо всей деятельности за последний год, обо всех семинарах, о том, кто и что на каждом семинаре сказал. Вместе с финансовой информацией, когда прокуратура начинает смотреть финансовую отчетность и говорит "нам, пожалуйста, вот эту тысячу страниц скопируйте и вот эту тысячу страниц", это представляет собой какие-то огромные объемы бумаги, которые требуют огромного отвлечения людей от работы. "Мемориальские" [Международное общество "Мемориал" и Правозащитный центр "Мемориал"] организации в Москве должны были представить 8 тысяч листов в результате…

- Насколько "сырым" был "закон об иностранных агентах"?

- Он был настолько непонятным, что еще пока, по-моему, ни один судья не разобрался в том, что значат те слова, которые в нем записаны. Например, отсутствие иностранного финансирования у нас вполне является иностранным финансированием, как это было в случае с Ассоциацией "Голос", которая отказалась от иностранных денег, но, тем не менее, была признана "иностранным агентом".

"Политическая деятельность" – это вообще отдельное, загадочное понятие, которое нормальные люди понимают как участие в выборах. Однако совершенно не это написано в законе. В законе написана формулировка, которая говорит о влиянии на решения государственной власти и формирование общественного мнения. Но наши суды, не будучи способны разобраться в тех действительно сложных и никому не понятных формулировках, свели ее к очень простой вещи. Сейчас политической деятельностью по "закону об иностранных агентах" считается любое выступление в СМИ, любая публикация на сайте, в том числе те публикации, которые по закону организация обязана осуществлять.

Например, организация обязана свой годовой отчет в Минюст, который она обязана Минюсту представлять, также публиковать и на своем сайте. Так вот, как минимум, две организации - "ЮРИКС" в Москве и "Женщины Дона" в Новочеркасске – преследуются за публикацию этих отчетов, за то, что они исполнили закон, обязывающий их эти отчеты публиковать. Соответственно, исполнение одного закона является нарушением другого.

И я скажу, что вместо того, чтобы – как говорило изначальное задание, которое послужило причиной массовых проверок НКО в России, – искать террористов, искать экстремистов, людей, которые достаточно неплохо, наверное, прячут свои намерения, прокуратура пошла по наиболее простому пути. Она взяла организации наиболее открытые, наиболее прозрачные, публикующие наибольшую информацию о себе, соблюдающие закон, который требует от организации публиковать информацию о своей деятельности у себя на сайте. И прокуратура сказала, что вот эта информация является формированием общественного мнения для изменения государственной политики, то есть политической деятельностью.

- Как прописана в законе вот эта унизительная обязанность объявлять себя "иностранным агентом"?

- Там есть указание, что всегда нужно упоминать о том, что эта организация является (как написано в законе) "организацией, выполняющей функции иностранного агента". Вот эта формулировка должна быть на сайте, должна быть в любой публикации, в любом пресс-релизе. Ею должно предваряться или сопровождаться любое выступление председателя и, вероятно, сотрудников этой организации в СМИ. То есть организация, которая находится в списке, должна везде говорить: "Я – иностранный агент".

- Почему одни организации более угодны Кремлю, а другие – менее? Как вы считаете, чем обуславливается этот критерий?

- Очевидно, поддержкой политики, которую проводит действующая администрация. В законе записано, что "иностранным агентом" является организация, которая стремится изменить государственную политику. Значит, это та организация, которая с этой политикой не согласна. Причем даже если формально провозглашенной политикой России является борьба против пыток или борьба с коррупцией, например, то если вы вроде бы содействуете борьбе против пыток или борьбе с коррупцией, то вы все равно "иностранный агент", потому что вы не удовлетворены тем, как эта борьба проводится. То есть "не иностранный агент" – это только тот, кто абсолютно и полностью согласен с тем, что исполнительная власть права, законодательная власть права.

И в ответ на это было постановление Конституционного суда в апреле этого года, который признал, что закон прекрасен и великолепен. Но Конституционный суд сказал, что нельзя его толковать так, чтобы только те, кто критикует действующую политику, попадали под его действие, – нужно, чтобы в списки "иностранных агентов" вносили и тех, кто согласен с действующей политикой. Только, как и все остальные решения Конституционного суда, это является благим пожеланием. Если мы посмотрим на список тех организаций, которые внесены в перечень "иностранных агентов", то там мы найдем только тех, кто пока еще не удовлетворен тем, как наше государство защищает права человека.

- Как говорил Кирилл, этот закон написан настолько расплывчато и настолько располагает к злоупотреблениям или к произвольному его применению и толкованию, что любая организация с независимой позицией и хотя бы с тремя копейками денег иностранного происхождения может стать в одночасье "иностранным агентом". Причем без особого старания или аргументирования со стороны прокуратуры или Министерства юстиции…

- Мы можем взять список "иностранных агентов", которые уже есть, на сайте Минюста. Это те, кто внесен туда решением Минюста. И мы найдем там организацию "Женщины Дона" из Новочеркасска, "Экозащиту" из Калининграда, костромской Центр демократических инициатив (если я правильно помню его название). И в Петербурге сейчас организации проигрывают суды. Антидискриминационный центр "Мемориал", проигравший суд, успел ликвидироваться. Сейчас предъявляются требования к организации "Выход". Сейчас в Мурманске идет процесс против маленькой гуманистической группы. Идут процессы в Саратове и в Самаре. Самарская организация "Центр социальных и гендерных исследований" тоже в списке "иностранных агентов"…

С одной стороны, закон бьет не только по Москве, он бьет по всей стране. С другой стороны, надо сказать, что начиная с Предуралья – Пермь и дальше на восток – пока всем организациям удалось выиграть суды против прокуратуры, которая их проверяла и пыталась возбуждать против них дела. Но, например, к екатеринбургскому "Мемориалу", который свой суд в Екатеринбурге выиграл, пришли уже с новой проверкой. Понимаете, этот закон не содержит никаких ограничений. Если вас один раз проверили и не внесли в список, то это не значит, что вы не окажетесь там через три месяца, через полгода, через год. И здесь важно, что благодаря своим расплывчатым понятиям, благодаря тому, что любое выступление в СМИ, любая публикация на сайте, любой доклад является политической деятельностью. И когда ваш районный прокурор вами недоволен, когда региональные управления Минюста что-то имеют против вас, то это очень легкий, очень доступный способ настолько осложнить ваше существование, что вам может потребоваться ликвидация, как это было уже не с одной организацией. И в Костроме организации ликвидировались, и в Петербурге, и в Москве.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international