Людмила Кучура обратилась в генпрокуратуру и парламент по поводу неэффективности расследования жалоб о пытках

2014 2014-03-05T13:52:26+0300 2014-03-25T17:23:52+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kuchura_ludmila.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Людмила Кучура

Людмила Кучура

Минчанка Людмила Кучура приложила много усилий, но пока не смогла добиться наказания для администрации и персонала ИК-15 г. Могилева, где ранее содержался ее муж Петр Кучура, в отношении которого была применена хлорная известь как средство пытки.

Поэтому жена заключенного решила направить обращения, подготовленные с помощью Правозащитного центра «Весна», в Генеральную прокуратуру - начальнику отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Павлу Елисееву, а также в законодательный орган – в Комиссию по законодательству Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь и в Комиссию по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь.    

«19 сентября 2013 года Кучура П.К., инвалид 3-й группы, был помещен в камеру штрафного изолятора, где санитарный узел был засыпан большим количеством хлорной извести. В результате контакта с водой произошла реакция, которая привела к отравлению испарениями хлора. В другую камеру мужа перевели только тогда, когда у него значительно ухудшилось самочувствие; медицинской помощи ему не оказали. Проверкой прокуратуры Могилевской области установлено, что в целях дезинфекции раствор хлористой извести в ИК длительное время не применяется (в соответствии с объяснениями сотрудников медицинской части). Это означает, что хлорная известь в данном случае могла быть применена к осужденному как средство пытки», сообщает Людмила Кучура в своих обращениях.

Ее жалобы по описанному поводу нуждались в проверке и принятии процессуального решения. Следовало установить сам факт жестокого, бесчеловечного обращения и дать ему надлежащую оценку. Но неоднократные жалобы в органы Следственного комитета и прокуратуры результатов не дали. Рассмотрение жалобы Департаментом исполнения наказаний МВД, куда она была перенаправлена органами следствия, никак не может считаться беспристрастным.

Тем временем противоправные действия персонала ИК-15 возымели угрожающие последствия для здоровья заключенного, о чем его жена сообщает в своих обращениях: «10 января 2014 года Петру Кучуре провели плановую флюорографию грудной клетки. 15 января 2014 года его вновь вызвал врач-рентгенолог для повторного снимка, сделал его и провел еще дополнительные исследования. После просмотра врач сказал, что заболевания туберкулезом нет, но есть «что-то непонятное». Мой муж сообщил об этом на приеме у врача-терапевта, который на словах не отрицал, что возможно на легких остались следы химического воздействия. Официальных письменных заключений о состоянии здоровья ни Петру Кучуре, ни мне по письменному запросу в Департамент исполнения наказаний не выдали».    

В своих обращениях в генпрокуратуру и парламент Людмила Кучура подчеркивает, что законодательство Беларуси не содержит норм об ответственности должностных лиц за пытки, жестокое и бесчеловечное обращение, однако возможна квалификация их действий по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за преступления против человека и против интересов службы. Также, исходя из личного опыта, утверждает, что законодательством Беларуси не предусмотрено эффективного механизма расследования жалоб о пытках, жестоком, бесчеловечном, унижающем обращении.

Тем временем стоит напомнить, что Беларусь ратифицировала Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятую резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 года. И данная Конвенция говорит: 

«Каждое государство предпринимает эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией, обязуется предотвращать другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки.

Каждое государство обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам, право на предъявление жалобы компетентным властям этого государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы».

Поэтому Людмила Кучура в своих обращениях просит Генпрокуратуру и комиссии ПП НС провести проверку по ее заявлению с точки зрения соблюдения Республикой Беларусь принятых на себя обязательств по заключенным и ратифицированным ею международным договорам. Также она просит законодателей сообщить о мерах, предпринимаемых ПП НС Республики Беларусь в целях включения в уголовный закон норм, криминализирующих пытки, жестокое, бесчеловечное и унижающее обращение.

Эксперт по проблемам пенитенциарной системы и специалист в области прав человека Павел Сапелко отмечает, что в государствах, стремящихся к повсеместному внедрению демократических стандартов, проблема борьбы с пытками, жестоким, бесчеловечным, унижающим обращением является приоритетной. О том, каким образом в национальное законодательство можно ввести эффективный механизм расследования и криминализации фактов пыток, он рассказывает, обращаясь к примеру Молдовы.  

«В Молдове за последние годы были проведены определенные реформы, в результате которых созданы механизмы и законодательство, позволяющие эффективно предупреждать, расследовать случаи пыток и жестокого обращения, привлекать к ответственности виновных. В 2010 году в Генеральной прокуратуре Молдовы создан отдел по борьбе с пытками, в составе которого работают 70 специальных прокуроров.Центр по правам человека (ЦПЧ, или Омбудсмен), национальный независимый институт, созданный для защиты и продвижения прав человека, уполномочен рассматривать индивидуальные жалобы, проводить превентивные посещения, предлагать поправки к законодательству, информировать общественность о своих заключениях и направлять государственным властям свои рекомендации. В конце 2012 года в уголовный кодекс Молдовы была внесена статья 166-1 – «Пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение», которая определяет и криминализирует указанные деяния, в частности, умышленное причинение боли либо физического или психического страдания, представляющее собой бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, публичным лицом или лицом, фактически исполняющим функции публичного учреждения, либо любым иным лицом, выступающим в официальном качестве, или с ведома или молчаливого согласия указанных лиц может наказываться не менее чем лишением свободы на срок от 2 до 8 лет. За применение пыток установлено наказание от 6 до 15 лет. Осужденным за эти преступления назначения наказания, не связанного с лишением свободы, не допускается».

Хотя в Беларуси до сих пор понятие пыток не внесено в Уголовный кодекс, определенные действия в этом направлении уже есть – в Национальном собрании рассматривается соответствующий законопроект. Однако, как отмечает юрист, о введении ответственности непосредственно за пытки, жестокое, бесчеловечное, унижающее обращение законодатель пока объявить не спешит.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international