Политзаключенный Сергей Парсюкевич встретился с женой

2008 2008-05-30T13:44:53+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

- Приехали на место около 10 утра, - говорит она. – Сразу же бросились в глаза большие очереди во все приемные окошка, которые там есть. Очередь, где можно передать лекарства, - одна. Чтобы отдать заявления на передачу, надо становиться уже ко второму окошку. И там, где непосредственно принимают лекарства, - уже третья очередь. Так что пришлось отстоять все три очереди (только в 13.00 закончили все эти процедуры). Лекарства взяли все, которые я привезла. А это – от астмы, капли в нос от насморка и комплекс минерало-витаминов. Во второй очереди надо было отдавать заявление, а затем становиться в третью, чтобы передать продукты. Такая вот иезуитская система. Продукты пришлось взвешивать вплоть до грамма, потому что мужу положено было всего десять килограмм. Взяли все, кроме килограмма сахара и масла «Рама». Объяснили, что это уже ему передавали, а больше не положено.

- Что дальше?

- Дальше у меня забрали документы на свидание, провели проверку на разрешение и отвели на территорию колонии. Подвели к окошку, с Сергеем мы разговаривали по телефону через стекляную перегородку. Рядом сидел человек, который слушал наш разговор.

- Я представляю, какое было ваше чувство, когда увидели мужа после такого времения расставания…

- Это действительно непередаваемо. Но вы знаете, я как увидела Сережу, даже приободрилась. Потому что думала, что он будет выглядеть неважно. Во всяком случае, на суде он был хуже. Думаю, что это от сильного стресса, который он тогда испытал. А сейчас ничего, взял себя в руки, успокоился… Сережа всегда был сильным человеком.

- Сколько вам дали времени на разговор?

- Где-то около 40 минут. Муж мне сразу же сказал: «Сегодня ночью меня должны перевести из тюрьмы в колонию». Рассказывал, что в тюремной санчасти ему вообще не предоставили никакого лечения, врач даже не приходил. Навещал и вызывал на беседы лишь то ли психолог, то ли психиатр. Мужа ведь в санчасти положили в палату к душевнобольным. Представляете, какая дикость! Видимо, там решили, что человек, который не без устали боролся и добивался правду, - душевнобольной. Что это - псих. Что такого в природе быть не может, а, если есть, то это ненормальное явление. Это у них такие свои понятия. Так что Сергей очень рад, что его переводят в колонию. Скорее бы уехать, на самом деле, из этого жодинского дурдома. Правда, еще неизвестно было куда переведут мужа. Он попросил проследить это.

- Наталья, а что интересовало Сергея?

- Его интересовало все, что творится за решеткой. Спрашивал о маме, сыне, наших делах… Я сказала Сереже, что о нем никто не забыл, его все помнят. Он очень обрадовался, когда узнал, как за него на свободе сражаются предприниматели. Я ему: «Тут ты можешь быть спокоен. Перед моим приездом к тебе, мне звонили и просили передать слова поддержки предприниматели не только из Минска, но и со всех регионов». Председатель «Перспективы» Анатолий Шумченко вообще приехал со мной в Жодино, чтобы проконтролировать дадут ли мне свидание.

- Как вообще держится муж?

- Молодцом! Повторюсь, он всегда был сильным человеком.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international