На полгода в ПКТ, суд по смене режима на строгий: еще на одного осужденного за повреждение машины начальника из ДИН оказывают давление в колонии

2021 2021-08-31T16:46:02+0300 2021-09-02T16:38:47+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/eustratau_908.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Ранее мы рассказывали, как на осужденного фигуранта дела "пятерки, которая повредила машину жены одного из начальников Департамента исполнения наказаний Александра Гейца (замначальника отдела организации оперативно-режимной работы в колониях)" Артема Анищука в могилевской колонии оказывается давление: он сообщает о пытках и избиениях, против него завели новое уголовное дело по статье 411 Уголовного кодекса. Теперь правозащитникам «Весны» стало известно, что еще на одного фигуранта этого дела — Егора Евстратова — также оказывается давление в исправительной колонии №1 в Новополоцке, куда его отправили отбывать наказание в виде трех лет и двух месяцев лишения свободы в условиях общего режима. В качестве наказания за «нарушения режима» его поместили в помещение камерного типа на максимальный срок – полгода. До этого его периодически по надуманным причинам отправляли в штрафной изолятор, Егора отрезали от всякой коммуникации с родными: звонки, письма, свидания ему недоступны. Также в суд направили материалы дела о смене общего режима на строгий лишения свободы. На этот суд Егор уже успел отказаться от адвоката, что вызывает сомнения у родных по поводу добровольности этого. Подробности «Весне» рассказала сестра Егора Дарья. 

Егор Евстратов на суде в январе. Фото: spring96.org
Егор Евстратов на суде в январе. Фото: spring96.org

Напомним, 3 февраля суд Минского района вынес приговоры по уголовному делу против пятерых минчан, задержанных 29 сентября в Боровой. Их обвинили в групповом повреждении автомобиля жены милиционера Александра Гейца: "прокололи шины, запенили монтажной пеной дверные проемы, залили краской кузов". Эти действия квалифицированы по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса (злостное хулиганство). Кроме этого, обвиняемых осудили за вещества и предметы, которые силовики нашли при обыске в их домах и машинах после задержания. 31-летнего Егора Евстратова осудили по двум статьям Уголовного кодекса: по ч. 2 ст. 339 и ч. 1 ст. 295-3 к трем годам и двум месяцам колонии в условиях общего режима.

На месте повреждения машины милиционера – девять человек, на скамье подсудимых – только пять

Суд Минского района продолжает рассмотрение уголовного дела против пятерых минчан, задержанных 29 сентября в Боровой. Их обвиняют в групповом повреждении автомобиля жены милиционера: "прокололи шины, запенили монтажной пеной дверные проемы, залили краской кузов".

«В описи не хватает одной сигареты». Из карантина — в ШИЗО

Отбывать наказание Евстратова отправили 21 апреля в исправительную колонию №1 в Новополоцке. Сразу после двухнедельного карантина Егора отправили в штрафной изолятор на 10 суток. Причина — неверный учёт личных вещей при поступлении в колонию. Как рассказал сестре сам Егор на единственном свидании, когда его привезли в ИК-1, то конвоир его очень долго и тщательно обыскивал и осматривал. В итоге Егору заявили, что его отправляют в ШИЗО на 10 суток, так как «в описи не хватает одной сигареты». Хотя, как отмечает его сестра, сам Егор не курит.

«Егор с уверенностью сказал конвоир : «Ты же понимаешь, что там все сигареты были на месте». Ответ конвоира был краткий, но очень ёмкий: «У меня приказ найти у тебя «что-то»». Таким образом, Егор попал в первый, но далеко не последний раз в штрафной изолятор», — рассказывает сестра осужденного Дарья.

После этого Егора отправляли в ШИЗО еще два раза. Причина второго дисциплинарного взыскания неизвестна, а вот в третий раз в изолятор, по словам сотрудников колонии, его отправили якобы из-за невыполнения работ на промзоне.

Егор Евстратов — сестрам: «Это наша первая и последняя встреча» 

Как рассказывает Дарья, 30 июня у нее с братом было назначено первое краткосрочное свидание, однако вечером 29 июня ей позвонили из колонии и сказали, чтобы «зря не ехали, так как Евстратова снова отправили в ШИЗО из-за невыполнения работ на промзоне».

«Мы посчитали, что 9 июля он должен выйти из ШИЗО. На следующий день мы с сестрой, никого не предупреждая, приехали в колонию с заявлениями на краткосрочное свидание. Нам их подписали и мы увидели брата. Первые слова Егора были следующие: «Готовьтесь к тому, что это наша первая и последняя встреча, больше они такой промашки не допустят». И он был прав».

На свидании он рассказал сестрам, что в ШИЗО во второй раз его отправили за то, что на промзоне он находился на другой локации. Егор предлагал сотрудникам колонии посмотреть камеры видеонаблюдения, чтобы доказать обратное, но получил ответ, «что это никого не волнует и он все равно пойдёт в карцер».

«Мы понимаем, что это сделано для того, чтобы он не увиделся с родственниками», — комментирует ситуацию Дарья.

«А почему бы и нет?» На полгода в ПКТ

21 августа, когда родные Егора привезли в колонию передачу, то узнали, что буквально сутки назад его поместили в помещение камерного типа на полгода. Передачу у них так и не приняли. О причинах перевода в ПКТ семье Егора не сообщили. Сестра Дарья записалась на приём 30 августа к начальнику ИК-1 Андрею Пальчику, чтобы выяснить ситуацию с ее братом.  

«Ответы давались либо размытые и витиеватые, либо не давались вообще. На мой вопрос: «Почему Егору дали максимальный срок пребывания в ПКТ?», я получила ответ: «А почему бы и нет?» — рассказывает Дарья.

Начальник колонии Пальчик перечислил сестре Егора ряд нарушений, за которые его поместили в ПКТ: два раза не поздоровался, один отказался убираться, два раза уснул на промзоне и один раз провёл не верный учёт личных вещей. На основании этого Егора поместили в ПКТ на максимальный срок – полгода. 

При этом, обращает внимание Дарья, в перечне Пальчика о нарушениях не было ни слова о локации. Таким образом, у родных Егора имеются сразу три версии одного нарушения. Первая: по телефону им сказали, что в ШИЗО его отправили из-за отказа от выполнения работ. Вторая: Егор сам сказал, что наказали его за то, что он якобы находился не в том месте промзоны. Третья: начальник на приеме сказал, что якобы Егор спал на рабочем месте. 

Суд по изменении условий режима и (не)добровольный отказ от адвоката

Кроме этого, как стало известно Дарье, администрация колонии подала заявление в суд города Новополоцка о том, чтобы Егора перевели с общего режима, на строгий. Дата суда пока неизвестна.

По словам сестры Евстратова, Егор уже написал заявление об отказе от услуг адвоката.

«Зная Егора, он бы добровольно ничего подобного не написал бы. Тут можно смело предположить, что заявление написано либо под давлением с применением действий насильственного характера, либо не существует вообще. Я спросила, могу ли увидеть это заявление, но мне сказали, что нет оно под грифом секретности».

Один звонок за несколько месяцев и отсутствие писем

Кроме этого, на осужденного Евстратова оказывается давление и другими способами, распространёнными на «политических». С 21 апреля по 6 августа Егору разрешили только один раз позвонить родным. В то время, как телефонные звонки осужденным предусмотрены два раза в месяц. Также имеются проблемы с корреспонденцией в обе стороны.

«Про отсутствие звонков (Егор ведь не был лишён их) мне ответа не дали. А вот про отсутствие писем, начальник колонии Пальчик предположил, что Егор просто мне не пишет. По его словам, со стороны колонии все в порядке: они не препятствуют и никоим образом не влияют на переписки. Но письма не только мне не приходят, остальные члены нашей семьи, его друзья тоже не получают их. Наши письма, как выяснилось позже, не доходят», — рассказывает сестра Егора.


Поддержите Егора письмами по адресу:

Исправительная колония №1,
211440, г. Новополоцк, ул. Техническая, 8,
Егору Валентиновичу Евстратову (1989 г.р.)

Как проходили суды по этому делу читайте в репортажах "Весны":

"Ошибся политическими взглядами". Судят пять минчан, которых обвиняют в повреждении машины жены милиционера

Суд Минского района 11 января начал рассмотрение уголовного дела Уголовного кодекса против пятерых минчан, задержанных 29 сентября в Боровой.

На месте повреждения машины милиционера – девять человек, на скамье подсудимых – только пять

Суд Минского района продолжает рассмотрение уголовного дела против пятерых минчан, задержанных 29 сентября в Боровой. Их обвиняют в групповом повреждении автомобиля жены милиционера: "прокололи шины, запенили монтажной пеной дверные проемы, залили краской кузов".

sudy_89.jpg

До 6 лет колонии усиленного режима. Суд вынес приговоры пяти минчанам, которые повредили машину жены милиционера

Суд Минского района 3 февраля вынес приговоры по уголовному делу против пятерых минчан, задержанных 29 сентября в Боровой. Их обвинили в групповом повреждении автомобиля жены милиционера: "прокололи шины, запенили монтажной пеной дверные проемы, залили краской кузов".

Последние новости

Партнёрство

Членство