На месте повреждения машины милиционера – девять человек, на скамье подсудимых – только пять

2021 2021-01-15T17:21:17+0300 2021-02-03T11:48:09+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sud_minsk_rai.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Суд Минского района продолжает рассмотрение уголовного дела против пятерых минчан, задержанных 29 сентября в Боровой. Их обвиняют в групповом повреждении автомобиля жены милиционера: "прокололи шины, запенили монтажной пеной дверные проемы, залили краской кузов". Эти действия квалифицированы по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса (злостное хулиганство). Материальный ущерб составил 5 222 рублей 88 копеек. Кроме этого, обвиняемых судят за вещества и предметы, которые силовики нашли при обыске их домов после задержания 29 сентября: по ч.1 ст. 295-3, ч.2 ст. 296 и по ч.1 ст. 328 Уголовного кодекса. Минчан задержали 29 сентября сотрудники ГУБОПиКа и СОБРа возле той самой машины сотрудника. На видео, которые распространила пресс-служба МВД и ONT NEWS, видно, что силовики при задержании использовали оружие, а также один из задержанных был сильно избит. По показаниям обвиняемых, в повреждении авто и при задержании присутствовало около девяти человек, на скамье подсудимых – пять человек. В материалах дела они фигурируют как "неустановленные лица" или вообще отсутствуют. По мнению обвиняемых, это были сотрудники правоохранительных органов. Дело рассматривает судья Виктор Шевцов. "Весна" наблюдает за судебным процессом и рассказывает, как он происходит.

Минский районный суд. Фото: spring96.org
Минский районный суд. Фото: spring96.org

В чем суть дела и что происходит в суде?

На скамье подсудимых находятся сразу пять минчан. Всех судят за повреждение ночью 29 сентября группой лиц машины жены милиционера в Боровой, а некоторых также — за вещества и предметы, найденные у них при обыске уже после задержания:

  • 31-летний безработный Егор Евстратов – ч. 2 ст. 339, ч. 1 ст. 295-3 (незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ) Уголовного кодекса;
  • 28-летний развозчик пиццы Павел Сахарчук – ч. 2 ст. 339, ч. 2 ст. 296 (незаконные действия в отношении холодного оружия) Уголовного кодекса;
  • 32-летний работник метро Артем Анищук – ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса;
  • 32-летний работник пиццерии Андрей Нечипор – ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса;
  • 39-летний тренер по каратэ Антон Быковский (это он весь в крови на видео ONT NEWS отвечает на вопросы сотрудника) – ч. 2 ст. 339, ч. 1 ст. 328 (Незаконный оборот наркотических средств) Уголовного кодекса.

Судебное следствие длилось три дня. В первый день суда допросили потерпевшего сотрудника ДИН МВД Александра Гейца и двух свидетелей по делу. На второй день озвучили прослушку разговора от 28 сентября, на которой обвиняемые обсуждали различные действия в отношении сотрудников милиции, текущие политические события в Беларуси, место и время сбора и другие вещи.

По материалам делам, все обвиняемые состояли в чате "Кепка", где было всех десять человек. Чат создал один из обвиняемых – Павел Сахарчук, в течение времени там оказались другие. В нем обсуждалась текущая политическая ситуация в стране, способы "наказания" милиционера, а также обсуждение повреждения машины жены Александра Гейца. Пять участников чата – обвиняемые. Шестой участник чата был допрошен в качестве свидетеля на первом судебном заседании. Еще четыре человека, которые предположительно принимали участие в повреждении машины жены милиционера, — "неустановленные лица". Обвиняемые высказывают предположение, что неопределенные лица в чате — сотрудники правоохранительных органов. Это может объяснить, как так быстро с поличным явились сотрудники ГУБОПиКа и СОБРа, которые задержали обвиняемых.

Суд в течение двух дней допрашивал обвиняемых. Вот, что они рассказывают.

Артем Анищук: До сих пор не верю, что это я сделал

arcem_90.jpg
Артём Анищук. Фото: spring96.org

Артема Анищука обвиняют по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса, вину он признал полностью. Он рассказал, что из всех обвиняемых знает только Павла Сахарчука: встретился с ним после переписки в чате "Кепка". После этого встречались и с другими людьми, обменивались мнениями о политической ситуации в стране. Еще до встречи в чате был проведен опрос, кто как смотрит на то, чтобы повреждать автомобили действующих сотрудников правоохранительных органов. Анищук поддержал идею, хотя сейчас задумывается, для чего.

На предыдущую встречу 28 сентября собралось 8-9 человек — участников чата "Кепка". Они собрались в Фанипольском парке, чтобы обсудить повреждение авто. Все были в масках, поэтому Анищук не может сказать, кто и что говорил. Они обсуждали прокол шин, раскраску — некоторые были против этого, включая Сахарчук. Теперь он объясняет действия стадным инстинктом. Никто из участников встречи не знал омоновца и его жену.

29 сентября к автомобилю Гейца они подбежали через кусты: у них был баллончики с пеной и краской. Артем Анищук сказал, что Быковский вспенивал, сам Анищук — царапал левую сторону машины, у Евстратова был нож, он же снимал происходящее на видео. Сейчас Артем Анищук отрицательно относится к своим действиям:

"До сих пор не верю, что это я сделал".

После вопросов защиты обвиняемый уточнил, что инициативу в обсуждении дел в чате он не проявлял, в материалах прослушки не фигурирует. Каждую фразу в чате и на встречах Артем Анищук воспринимал несерьезно:

"Как будто школьники обсуждают".

Андрей Нечипор: Хотел, чтобы омоновцы задумывались над применением силы к женщинам

nechipor_sud.jpg
Андрей Нечипор. Фото: spring96.org

Андрею Нечипору вменяется также одна статья Уголовного кодекса: ч. 2 ст. 339. но вину, в отличии от Анищука, он не признал. Андрей рассказал, что знает Павла Сахарчука и Артема Анищука, визуально — Егора Евстратова. Чат "Кепка" создавался для обмена мыслями и переживаниями. По словам Андрея, его побудила вступить туда обида —хотелось обсудить грубые задержания женщин. 23-24 сентября состоялась первая встреча участников, на которой все познакомились — там были все обвиняемые. Павел Сахарчук принес пакет, из которого каждый мог взять что-то себе бесплатно: он взял дубинку, чтобы обезопасить себя в ночное время, когда он работает в такси, но так и не использовал ее.

На встрече 28 сентября также были все обвиняемые, они обсуждали насилие со стороны ОМОНа, рассуждали, "как мягким и законным образом дать понять сотрудникам, что нельзя бить женщин и детей". На прослушке кто-то говорил о том, что нужно "пожелать, поджечь", но все обвиняемые отказались это делать. Нечипар предположил, что на это преступление их провоцировали люди, которых нет у обвиняемых.

По какому принципу выбрали транспорт, он не знает: не уточнял и не перепроверял. К месту встречи ехал на своей машине, по дороге забрав Анищука и Евстратова. Еще три человека (не обвиняемые) были уже на месте. По словам Андрея Нечипора, один из них нервничал и, возможно, был под веществами. Где были остальные, Нечипар не видел. Ему выдали баллончик — Андрей не помнит кто. Он подбежал к машине, разволновался, не знал, что рисовать — никто ему не подсказал. Поэтому — нарисовал "каляки-маляки". Что делали другие, он не видел — слышал только скрежет и шипение пены. Евстратов снимал происходящее на свой телефон. Свой поступок Андрей Нечипор объяснил тем, что хотел, чтобы омоновцы задумывались над применением силы к женщинам:

"За автомобилем ухаживаешь, как за женщиной, и, если ее повредить, будет неприятно владельцу. Так же и женщина: о ней нужно заботиться и не стоит применять к ней силу”.

После дополнительных вопросов адвоката Нечипор отметил, что человек, который призвал к поджогу, был с ними и 29 сентября, он же разбил бутылку об камень на одной из встреч и сказал: "Все, я готов". Больше на встречах к активным действиям призывал не один из пяти обвиняемых, а другой человек. Но сжигать машину никто не хотел.

У Андрей Нечипора трое дочерей — на двоих старших он платит алименты, его девушка находится в декрете. На заседании потерпевший также отказался от возмещения обвиняемыми нанесенного ущерба.

Павел Сахарчук: Мы были мальчишками в песочнице, которые не разобрались, за что боролись

saharchuk_sud.jpg
Павел Сахарчук. Фото: spring96.org

28-летнего Павла Сахарчука обвиняют по двум статьям Уголовного кодекса: ч. 2 ст. 339, ч. 2 ст. 296 (незаконные действия в отношении холодного оружия). Он признал вину полностью. На суде Павел рассказал, что с обвиняемыми общался в чате "Кепка", который он и создал. Они трижды встречались и обсуждали происходящее в стране. В процессе беседы кто-то сбросил в чат фотографию машины омоновца, и они решили что-то с ней сделать.

Как рассказывает Павел, ночью 29 сентября девять человек встретились, Быковский достал предметы, которые люди разобрали. Сахарчук услышал словосочетание  "ее машину" и уточнил, почему фигурирует женщина, когда это должна быть машина омоновца. Никого это не остановило. По свидетельствам Сахарчука, первым пошел Быковский, который запенил трубу. Сам Сахарчук пробил колеса ножом, а Нечипар рисовал баллончиком. Евстратов снимал происходящее на видео. Все действие заняло 15-20 секунд. Во время задержания четверо человек "испарились" — остались только пятеро обвиняемых.

На суде Сахарчук называет действия 29 сентября "эффектом толпы":

"Машина не виновата, объективных причин не было. Теперь понимаю, что был дегенератом, раскаиваюсь. Мне стыдно и жаль, что не удалось извиниться перед потерпевшим и его женой. Мы были мальчишками в песочнице, которые не разобрались, за что боролись"”

Также Сахарчук рассказал, что администратор телеграм-чата "Партизаны Беларуси" спрашивал у людей, нужно ли им оборонительные средства, а потом прислал посылку, в которой было много предметов: шокеры, перцовые баллоны, телескопические дубинки. Их Сахарчук бесплатно раздал людям на одной из встреч в парке, сам ничего не взял.

Незаконные действия в отношении холодного оружия (ч. 2 ст.). 296 УК), Сахарчуку вменяются за нож, который передал ему Евстратов. Им резали шины машины жены Гейца.

Антон Быковский: Это был мой внутренний протест

byckovscki.jpg
Антон Быковский на суде 15 января. Фото: spring96.org

Антону Быковскому вменяются две статьи Уголовного кодекса: ч. 2 ст. 339 (злостное хулиганство) и ч. 1 ст. 328 (незаконный оборот наркотических средств). Вину по двум статьям он признает частично. Ночью 29 сентября именно он запенил машину. Антон Быковский рассказал на суде, что он знаком со всеми обвиняемыми по этому делу. Он переписывался с ними в телеграм-чате "Кепка", который создал Павел Сахарчук.

"Мы все состояли в телеграм-каналах "Черная книга Беларуси" и "Каратели Беларуси". Там описывались ценные идеи для нас на тот момент, как можно противостоять силовикам и защитить свой народ. Это был мой внутренний протест, направленный на незаконные действия сотрудников МВД. У меня было такое эмоциональное состояние [в связи с проведенными 9 августа в Беларуси выборами и событиями, которые происходили после них], что я решился на это. Голосовал, можно сказать, впервые. Такая волна захлестнула меня, как и всех... Я был очень взволнован, я не мог оставаться в стороне. Повредив машину сотруднику милиции, я хотел показать, что люди видят все незаконные действия сотрудников. На тот момент ни одного дела не было заведено [за незаконные задержания, пытки и избиения демонстрантов]".

Антон рассказал, что в повреждении машины участвовали девять человек — все были в масках. Он рассказал, что принес баллоны с краской и монтажной пеной. Один человек, которого нет среди обвиняемых, первый взял баллон. По словам Антона, они все долго не решались, но был человек, который их подталкивал и поддерживал, — его нет среди обвиняемых.

"Один из людей разбил бутылку возле машины. Его среди нас нет. Я спросил его, зачем он это сделал. Он сказал, чтобы я не волновался, "это домашняя заготовка". После этого он положил горло бутылки себе в карман".

Антон рассказал, что не видел, как другие обвиняемые повреждали машину. По его словам, вследствие стрессовой ситуации ночью 29 сентября, он не мог идентифицировать их. Судья эмоционально спросил его, есть ли у Быковского конкретные доказательства избиения Гейцем [потерпевшим по делу] людей. Обвиняемый сказал, что таких данных у него нет.

Судья огласил показания Антона, данные во время следствия, где говорится, что они с Сахарчуком заранее обсуждали повреждение машины. Судья спросил, настаивает ли он сейчас, что его якобы подстрекали к совершению преступления. Быковский начал говорить, что четыре человека куда-то "испарились", но судья снова перезапросил то же самое. Быковский сказал: "Нет".

По статье 328 УК Быковский признал вину частично: только не признал, что перевозил найденные вещества. Он объяснил, что куст конопли нашел в лесу, когда играл со своими собаками, собрал листья и семена. Он посадил семена и сушил листья только в целях личного употребления.

Егор Евстратов: Это сделал сотрудник правоохранительных органов, чтобы обозначить, где мы находимся

egor_90.jpg
Егор Евстратов Фото: spring96.org

31-летнего Егора Евстратова обвиняют по двум статьям Уголовного кодекса: ч. 2 ст. 339, ч. 1 ст. 295-3 (незаконные действия в отношении предметов, действие которых основано на использовании горючих веществ). На первом заседании Егор Евстратов по арт. 295-3 УК полностью признал вину, а по ст. 339 УК — частично.

Егор Евстратов рассказал на суде, что он познакомился сразу с Павлом Сахарчуком на митинге в поддержку кандидатов. На следующей встрече Павел предложил Егору добавить в чат, где с единомышленниками обсуждается текущая политическая ситуация в стране:

"Мы ищем способы, как противостоять насилию, происходящему в стране", — объяснил Егору назначение чата Сахарчук.

Евстратов рассказал на суде, как во время первой встречи с участниками чата "Кепка" Павел Сахарчук раздавал средства защиты, среди которых были и дубинки.

Егор рассказал что в чате "Кепка" пробыл мало времени. 25 сентября, за 4 дня до произошедшего, его там уже не было. Какую-то важную информацию пересылал ему Павел Сахарчук.

Прокурор спросил, почему они выбрали для повреждения машину Александра Гейца.

"Потому что была информация в телеграм-каналах "Черная книга Беларуси" и "Каратели Беларуси". Там была информация, что владелец машины участвовал в разгонах митингов. Я безусловно доверяю ресурсу, пока меня не обманут. Была информация, что это автомобиль женщины, но пользуется им ее муж.

Мотив был такой: мои действия были вызваны эмоциями и направлены на людей в масках, которые ездили на машинах без номеров и избивали людей. Также хочу напомнить об инцидентах, когда люди умирали. Если бы по действиям этих неустановленных лиц были начаты проверки и от вышестоящих органов последовало общее осуждение подобной жестокости, то ни я, ни кто-либо еще не поступили бы так с автомобилем Гейца. Я хочу подчеркнуть, что наши действия — это ответ на бездействие властей, полное отсутствие осуждения насилия со стороны правоохранительных органов. Это был сигнал сотрудникам милиции — остановить насилие".

Егор рассказал на суде, что в чате обсуждали, что нужно сделать с машиной: выбрали более легкий способ, чтобы ее можно было исправить косметическим способом. Евстратов сказал, что он решил зафиксировать на видео происходящее.

"Мы не обсуждали, что мы будем делать с видео потом".

По словам обвиняемого, Егор взял с собой нож, чтобы проколоть шины в машине, так как ни у кого не было шило. Егор рассказал, что в какой-то момент один из девяти присутствующих разбил бутылку, сказав "это домашняя заготовка". Ее горлышко он положил себе в карман.

"Сейчас я думаю, что это сделал сотрудник правоохранительных органов, чтобы обозначить, где мы находимся".

Рассказал, что во время следствия он участвовал в следственном эксперименте. На суде он заметил, что в суде была показаны только части, хотя он участвовал с начала и до конца в нем. Он заявил ходатайство, чтобы в суде посмотрели видео полностью, но судья отказал в его удовлетворении. Также Евстратов рассказал на суде, что на этапе окончания следствия ему не дали полно ознакомиться с материалами дела, он подал жалобу в прокуратуру.

"За волосы подняли головы и залили перцовым газом"

Егор рассказал на суде, что ночью 29 сентября во двор в деревне Боровой, где находился автомобиль, девять человек добирались через лес. Потом один из девяти предложил кому-то сходить на разведку. Егор пошел с ним.

"Есть предположение, что это был второй сотрудники ГУБОПиКа, который подал сигнал, что мы на месте".

Егор непосредственно не наносил повреждения машине — он снимал все на телефон. Он рассказал, что не может сказать, что кто делал из обвиняемых. После повреждений автомобиля их задержали. Павла Сахарчука задержали не сразу — он сбежал через забор.

"Нас не лояльно вели, нас тянули. У нас спрашивали пароли от телефонов. Точнее, не спрашивали, а выбивали. Я сказал, потому что видел, что делали с остальными. За волосы подняли головы и залили перцовым газом".

"Я уверен, что часть царапин появилась уже после того, как нас отвели"

"Я ничего не повреждал. Я уверен, что часть царапин появилась уже после того как нас отвели. Я так думаю, потому что царапать могли только два человека: Сахарчук и Анищук. Сахарчук прокалывал шины, а Анищук царапал".

У него судья спрашивает: "Зачем кому-то царапать машину позже, когда все снято на камере". На что Егор сказал: "Я задаюсь тем же вопросом".

Также Егора обвиняют по ч. 1 ст. 295-3 (незаконные действия в отношении предметов, действие которых основано на использовании горючих веществ) за обнаруженные при обыске дома бутылки с горючей жидкостью. Егор пояснил, что сделал бутылку с бензином с материей, чтобы проверить на полигоне на даче, как это работает, — "из чистого любопытства".

Егор заявил на суде, что раскаивается в содеянном.

Евстратов рассказал, что он передал свой нож Павлу Сахарчуку, он не задумывался, что он будет делать с ним. По словам Евстратова, он не знает тех четырех человек, которые участвовали в повреждении машины, также не знает, где они сейчас и что с ними произошло:

"Я знаю, что их тоже задержали. Когда нас всех залили газом и повалили на землю, их подняли четверых и сказали везти. Больше этих людей я не видел, они как будто "испарились".

Как девять человек превратились в пять обвиняемых?

sud_minsk_rai.jpg
Руки Егора Евстратова. Фото: spring96.org

Обвиняемые настаивают, что в повреждении машины принимали участие около девяти человек, которые потом куда-то "исчезли". В суде просмотрели видеозапись на несколько секунд с места повреждения автомобиля. Съемка прирывается на моменте криков силовиков, когда те начали задерживать обвиняемых. На этой видеозаписи почти ничего не видно. Судья Шевцов упорно допрашивает, почему на видео нет тех еще четырех человек, которых вспоминают обвиняемые. Один из обвиняемых сказал, что в материалах дела фигурирует баллон с белой краской и его как раз взял один из четырех "неустановленных" лиц. По показаниям Нечипора, он покрасил баллоном двух человек, которыми не могли быть обвинены. Материалы дела об этом умалчивают.

Прения сторон по делу назначены на 22 января на 11:00.

Первый день суда:

"Ошибся политическими взглядами". Судят пять минчан, которых обвиняют в повреждении машины жены милиционера

Суд Минского района 11 января начал рассмотрение уголовного дела Уголовного кодекса против пятерых минчан, задержанных 29 сентября в Боровой.

Последние новости

Партнёрство

Членство