Свидетельствуют потерпевшие: «В автозаке на меня сел ОМОНовец и крикнул: «Смотрите, какой у меня хороший стульчик!»

2020 2020-09-01T15:51:10+0300 2020-09-01T17:29:31+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/vershenia_andrej2.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитный центр «Весна» и Всемирная организация против пыток (OMСT) продолжают документировать случаи пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения в отношении участников протестных выступлений, которые прошли в Минске с 9 по 13 августа. Некоторые свидетельства людей, переживших пытки и насилие, будут публиковаться на нашем сайте как доказательства преступных действий со стороны силовиков.

Андрея Вершеню брутально вытащили сотрудники ОМОН из личного автомобиля в ночь с 11 на 12 августа недалеко от ТЦ «Рига», когда он подвозил своих друзей домой. На протяжении всей дороги в ИВС и позже его избивали снова и снова, пока Андрей не стал терять сознание. Мужчина рассказал свою историю задержания «Весне».

vershenia_andrej2.jpg
Андрей Вершеня

В ночь с 11 на 12 августа Андрей Вершеня подвозил домой друзей на машине. Мужчины двигались в сторону ТЦ «Рига», на перекрестке был затор, инспектор ГАИ регулировал движение. Вокруг было очень много сотрудников милиции в черном, но у них на спине было написано не ОМОН, а нарисован треугольник и номера.

К впередистоящей машине на российских номерах подошли эти сотрудники в черном с оружием. Стали вытаскивать людей, досматривать машину, что-то искать.

«Я понимал, какая ситуация сейчас в стране, но думал, что может ищут каких-то «засланцев», так скажем, а люди на российских номерах, и поэтому их решили досмотреть. Людей из машин вытягивали насильно, но я почему-то до конца был уверен, что к нам не подбегут, и мы поедем. А даже если и подбегут, то нас возможно просто обыщут, ничего не найдут подозрительного и нас просто отпустят», – рассказывает Андрей Вершеня.

Но к машине Андрея все-таки тоже подошли силовики, наставили на мужчин оружие, начали вытаскивать из машины, приказали лечь на землю, несколько раз ударили. Выяснили, кто водитель, сказали Андрею открыть багажник. Также достали телефон, который мужчина оставил в машине, сказали открыть фотогалерею.

«Я разблокировал телефон, и они сразу стали просматривать содержимое. В это время я показывал багажник: там был перфоратор, шуруповерт и другие строительные инструменты в чемоданчиках. И один из сотрудников в черном доставал эти чемоданчики, кричал на меня матами, чтобы я их открывал.

Вообще все общение было в унизительной форме: только матами, нормальных слов практически не присутствовало с их стороны».

В телефоне Андрея Вершени нашли фото и видеозаписи, сделанные 9 августа недалеко от Стеллы. Мужчина рассказывает, что был не согласен с результатами выборов и вышел на акцию вместе с другими людьми. Он видел, как взрываются светошумовые гранаты, сделал несколько фото и видео, которые остались в телефоне.

«Когда они увидели в моем телефоне фото и видео, сказали: «О, все! Короче, это революционеры!» После этого стали сильно избивать. Потом посмотрели в мой рюкзак, у меня там лежал бинт и перекись, таблетки от аритмии, и давай кричать: «Посмотри, у него тут бинты, у него тут целая аптечка, он упаковался!»

Меня кинули на землю и снова стали бить. Потом оттащили с проезжей части, положили на тротуар, один сотрудник наступил мне ногой на голову, двое наступили на ноги, за спиной затянули стяжкой руки, и еще несколько раз ударили – кто-то бил ногами, кто-то дубинкой. Кричали: «Что тебе, животное, не нравится? Захотели перемен – как вам такие перемены? Сколько вам заплатили? Кто ваш главный?» То есть, они были уверены, что мы реально «проплаченые».

Мужчине под связанные руки вставили дубинку, использовали ее как рычаг, в согнутой позе завели в автозак.  

«В автозаке приказали сесть на корточки и не поднимать голову. Если поднимаешь голову – сразу бьют, если что-то говоришь – сразу бьют.

Я сел на корточки, сверху на меня сел ОМОНовец и крикнул своим товарищам: «Смотрите, какой у меня хороший стульчик».

Он был очень тяжелый, у меня аж все захрустело. Я сказал, что не могу дышать, мне больно и тяжело. Но он начал левой рукой бить мне в лицо и говорить: «Чего тебе плохо? Мне же хорошо».

Машина резко затормозила, и он с меня свалился, потом несколько раз ударил меня дубинкой и сказал: «Ты, с*ка, какой-то неустойчивый стульчик». После этого меня резко перевернули на живот, опять кто-то наступил мне на голову, на ноги и стали избивать. Больше всего меня били по спине и ягодицам. Били очень долго, я вначале только вскрикивал, а потом просто орал от боли».

На протяжении нескольких минут Андрея Вершеню избивали не переставая, другим задержанным сказали, чтобы они пели гимн Беларуси.

«Один из ОМОНовцев начал прямо со всей силы дубинкой тыкать мне в з*дн*цу. Я был в джинсах и на тот момент не осознавал, что происходит. Теперь послушав, как людей насиловали дубинками, я понимаю, что со мной хотели сделать тоже самое».

Когда машина остановилась, задержанным сказали, что сейчас они будут выбегать из нее и должны кричать фразу: «Я люблю ОМОН». Кто не будет кричать – будет получать дубинкой, кто будет кричать громко – тому ничего не будет.

«Я выбегал и кричал во все горло, что я люблю ОМОН, потому что не хотел, чтобы меня снова били. Но меня все равно били. Прогоняли через «коридор» силовиков: кто-то бил ногами, кто-то руками, кто-то дубинками.  И потом я узнал, что били всех не зависимо от того, кричал ты что-то или нет. 

Нас пересадили в другой автозак: я попал в маленькую камеру с еще пятью человеками. Последний человек не вмещался, его начали просто бить дубинкой по ногам, после чего втиснули в камеру, закрывая дверь. Мы были как селедки в банке: ни пошевелиться никак. Я на потолке увидел решеточку и понял, что это вентиляция. Когда мы поехали, приток воздуха пошел, но для шестерых человек этого было недостаточно. У меня начало темнеть в глазах, и первый раз я потерял сознание прямо там, в этом «стакане». Очнулся от того, что меня просто выбросили из автозака на асфальт на Окрестина и начали бить дубинками, чтобы я пришел в себя. Потом схватили за руки, привели к забору, все это сопровождалось бранью и избиением, унижениями и оскорблениями. До этого мне удалось снять стяжку, руки были свободны, но мне сказали стать на колени, руки на стену, лбом упереться в забор».

Андрей Вершеня точно не помнит, сколько времени он и другие задержанные так простояли, потом их стали забирать на досмотр, заставляя передвигаться сидя на корточках. Мужчине отбили ягодицы и поясницу, одну ногу он уже не чувствовал.

«Когда я пробовал перемещаться на корточках – я несколько раз падал. Потом пробовал ползти на коленях, меня били дубинкой по спине, потому что я медленно полз. Кто-то схватил меня за шиворот и потащил по земле, сказали стать у стены. К нам подходила какая-то женщина, спрашивала фамилии, место работы. У меня стало опять темнеть в глазах, я начал терять сознание. Очнулся от того, что местный медик подносил к носу нашатырь. Я сидел в прострации, спрашивали, какие есть заболевание, я сказал, что у меня мерцательная аритмия, что я пью таблетки, что мне плохо. Нужных мне таблеток у них не оказалось, мне разрешили посидеть на земле.

И я слышал нечеловеческие крики внутри здания ИВС, вопли, удары дубинок. Сначала эти вопли были сильные, потом стихали, там был просто ад».

Андрея Вершеню стошнило, он снова потерял сознание. Его перенесли в другое место, где лежали задержанные, которые не могли ходить и даже шевелиться.

«Приехала скорая, меня под руки затащили в нее, нога болталась как веревка. Доставили в больницу скорой помощи, там поставили диагноз: ЧМТ средней степени тяжести, тупая травма живота, обширные гематомы ягодиц и спины. На УЗИ были обнаружены кровяные образования возле бедренной артерии».

vershenia_andrej3.jpg

vershenia_andrej5.jpg

Мужчина находится на лечении в стационаре, его машина на штраф-стоянке с вмятиной на пассажирской двери и разбитым лобовым стеклом.

«Я никогда не мог представить, что буду шарахаться от любого человека в форме. У меня до этого момента отношение к милиционерам было нейтральным. Теперь любой человек в форме сейчас вызывает у меня страх и отвращение».

Другие истории потерпевших от пыток со стороны белорусских силовиков:

Свидетельствуют потерпевшие. Бармен с Зыбицкой – про трое суток на Окрестина

Бармена Руслана одного из бара на улице Зыбицкой Минска задержали 13 августа в два часа ночи, когда он возвращался с работы домой. Последующие трое суток он провел на Окрестина. Руслан рассказал «Весне», что происходило в Центре изоляции правонарушителей 13 по 16 августа.

"Давайте его отведем в автозак, пусть парни поразвлекаются". Свидетельствуют потерпевшие

21-летнего минчанина Якова Сухната задержали поздно вечером 11 августа сотрудники милиции в гражданском недалеко от станции метро Уручье, когда он возвращался домой. Сейчас Яков после жёсткого задержания, и нескольких суток нахождения на Окрестина и ЛТП под Слуцком находится на лечении в минской больнице. Парень рассказал «Весне», что с ним произошло вечером 11 августа и, что происходило последующие дни.

За белую ленту разбили нос и машину. Свидетельствуют потерпевшие

31-летний минчанин Николай Бондарь в ночь с 11 на 12 августа был фактически выхвачен силовиками на улице Плеханова из собственной машины за белую ленту на руке. Сотрудники ГАИ и ОМОНа разбили его машину, избили его самого, сломали нос и забрали на Окрестина. Николай рассказал «Весне», что с ним происходила в ту ночь.

Последние новости

Партнёрство

Членство