"Давайте его отведем в автозак, пусть парни поразвлекаются". Свидетельствуют потерпевшие

2020 2020-08-28T18:31:47+0300 2020-08-28T19:17:45+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/svedcha_27628.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитный центр "Весна" и Всемирная организация против пыток (OMСT) продолжают документировать случаи пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения в отношении участников протестных выступлений, которые состоялись в Минске с 9 по 13 августа. Некоторые свидетельства людей, переживших пытки и насилие, будут публиковаться на нашем сайте как доказательства преступных действий со стороны силовиков.

21-летнего минчанина Якова Сухната задержали поздно вечером 11 августа сотрудники милиции в гражданском недалеко от станции метро Уручье, когда он возвращался домой. Сейчас Яков после жёсткого задержания, и нескольких суток нахождения на Окрестина и ЛТП под Слуцком находится на лечении в минской больнице. Парень рассказал «Весне», что с ним произошло вечером 11 августа и, что происходило последующие дни. 

Яков Сухната. Фото: spring96.org
Яков Сухната. Фото: spring96.org

«Я наткнулся на тонированный микроавтобус, а он наткнулся на меня»

Как рассказывает Яков, его задерживали около пяти сотрудников милиции в гражданской одежде.

«Я шел в сторону дома и услышал, что на Уручье забирают людей во дворах и прямо с остановок общественного транспорта, поэтому я решил пойти домой обходными путями. На этом самом обходном пути я наткнулся на тонированный микроавтобус, а он наткнулся на меня.

Сотрудники, которые меня задерживали, были в обычной одежде: майке, штанах, кроссовках. Они вышли из тонированного микроавтобуса. Меня достаточно брутально задерживали. Сразу схватили мой телефон, потому что я по нему разговаривал. Буквально после нескольких слов меня положили практически лицом в землю или на колени, я точно не помню тот момент. А потом начались избиения.

 Они пытались разблокировать мой телефон, но я конечно же не сразу согласился давать пароль, за что получил по лицу. Били меня исключительно руками и по лицу, дубинок не использовали. Когда разблокировали телефон, нашли подписки на белорусские новостные и не новостные каналы. Думаю, их можно назвать оппозиционными. Также нашли смс-ки, так как тогда интернета в стране не было, поэтому мой товарищ присылал мне новости через смс-ки по мобильной связи. Их содержание было приблизительно такое: «ОМОН выгрузился на Уручье», «открыт такой-то подъезд», «принимают с общественных остановок».

 Когда сотрудники увидели эти сообщения, то сразу посыпались вопросы: «Кто твой координатор?», «Кто тебе платит?», «Сколько тебе платят?» и все подобные вопросы, на которые у меня ответа нет, так как до сих пор мне ни за один митинг не заплатили».

«Один из сотрудников наступил мне кроссовкам на ухо и просто сложил его пополам»

21-летний минчанин рассказывает, что допрос с избиениями продолжился и в том самом затонированном микроавтобусе.

«Я лежал в этом микроавтобусе, меня лупили, я защищался как-то. Руки я держал вокруг лица, свернувшись клубочком, но если я закрывал, например, ухо, то меня били в лицо, если я закрывал его, то меня били в ухо. И апогеем всего этого стало то, что один из сотрудников берет меня за шкирку, потом за волосы поднимает голову, приказывает смотреть в глаза и задает вопрос: « Ну,  кто тебе платит?». Когда я говорил, что никто, то мне прилетал удар по лицу. И снова: «Сколько тебе платят?», я отвечал: «нисколько» – удар по лицу. И снова после вопроса «Кто твой координатор?» поступал ответ «никто», то поступал удар по лицу. За каждый ответ я сразу получал удар. Также ногой меня ударили по бицепсу. Пока я был задержан, я ходил в майке, остальные задержанные спрашивали, где я получил такой синяк, потому что он был фиолетовый, даже «космический синяк».

Травмы Якова. Фото: spring96.org
Травмы Якова. Фото: spring96.org

Помню, один из сотрудников наступил мне кроссовкам на ухо и просто сложил его пополам. В последствии у меня появилась травма уха. Само ухо опухло, сотрудники смеялись и говорили: «О, ухо барцухи». Такое ощущение, что им самим это все было ради потехи.

Был еще момент, когда они играли в «доброго и хорошего полицейского». Ко мне подходил кто-то, спрашивал, как меня зовут. А затем начинал: «Ну, Яша, я ж с тобой по-хорошему, вот эти ребята тебя будут бить, а я нет, поэтому скажи мне, кто тебе платит?». Я ответил, что никто мне не платит и хватит меня бить. Когда он понял, что из меня ничего не вытянуть, начал угрожать что я отъеду на 10-15 лет».

«Эй, мясник, тащи сюда наручники»

 Задержанного Якова отвезли во Фрунзенское РУВД, где он провел около суток.

«Между собой они разговаривали: «Да не надевай ты этот бронежилет». На что другой отвечал, что безопасность – превыше всего. В итоге сотрудник надевает бронежилет без каких-либо опознавательных знаков, а сверху – куртку. Бронежилет был с карманами, в которых я заметил две обоймы, с боевыми или пластиковыми пулями. Еще в разгрузке я увидел две гранаты, но не те которые были фотографиях после митингов на Пушкинской и Риге. Там у них были такие болванки «консервные банки», то есть свето-шумовая либо газовая, а эти были формы лимона и груши, но я не знаю что это конкретно было. Но было конечно страшно, потому что человек с боевым оружием угрожал мне, что я сяду на 10-15 лет, а вокруг никого. Это страшно.

Один из позывных, которое я запомнил – мясник. Они между собой переговариваясь, сказали: «Эй, мясник, тащи сюда наручники». Мне действительно стало страшно, когда я это услышал. Затем нам выключили свет и повезли в РУВД.

«Слушайте, а давайте его отведем в автозак, пусть парни поразвлекаются»

В тамбуре РУВД я пожаловался на тошноту, потому что били исключительно по голове и это сказалось на самочувствии. Я сказал, что меня может стошнить и попросил вывести на улицу. Они сжалились и вывели меня на улицу. Я сел на бордюр и глотал свежий воздух, чтобы хоть как-то прийти в себя.

Пока я сидел на бордюре, ко мне подошел сотрудник в балаклаве и сказал своим сослуживцам: «Слушайте, а давайте его отведем в автозак, пусть парни поразвлекаются». Дальше это и происходило. Меня запихали в автозак, положили на живот, приказали держать руки за спиной и секунд 20 били дубинками по ягодицам.

«Сотрудница забирала телефон и швыряла его в дальнюю стену спортзала»

Травмы Якова. Фото: spring96.org
Травмы Якова. Фото: spring96.org

Затем меня отвели в спортзал, где нас находилось около 200 человек. Нас предупредили по поводу телефонов. Но все равно, было столько людей, и, понятно, что у кого-то да приходили оповещения, звонки от родных, звенели будильники. Если после предупреждения звонки не прекращались, то сотрудница подходила, забирала телефон и швыряла его в дальнюю стену спортзала, будто это мячик. Затем подходила, поднимала его и снова кидала в центр, чтобы все видели, затем опять поднимала, и, если хватало сил, то показательно разламывала его пополам. Затем швыряла его к ногам задержанных и выдавала какую-нибудь колкость вроде «Ну, пусть тебе теперь кто-то позвонит». А мы сидели и ничего ответить не могли, надеясь не привлечь внимания к себе.

Мы все сидели на коленях, лицом в пол, руки за спиной, а у многих колени сбиты в кровь. Я со своей черепно-мозговой травмой не мог находится головой вниз, потому что кровь приливала к голове и начинала страшно болеть, но никого это не волновало. Нам не давали ни еды, ни воды, только если находили бутылку у кого-то в рюкзаке. Медицинской помощи то же не предоставляли.

Во Фрунзенском РОВД возле спортзала, в котором мы содержались, было что-то вроде раздевалки, с белой плиткой на стене. Они проверяли списки задержанных и когда дошли до моей фамилии, приказали следовать за ОМОНовцем с руками за спиной. Внутри комнаты уже сидел сотрудник в балаклаве, перед ним штатив с маленькой видеокамерой. Учитывая опыт разных людей я подумал, что меня заставят признаться в том, чего я, естественно, не совершал. Но, к счастью, меня только на камеру сказать имя и фамилию, стать в профиль и в анфас. Пока я там стоял, я заметил на полу под собой чью-то кровь.

Позже меня уже особо не били, т.к. я сильно опух и наверное по этому меня больше не били. Естественно, как уже всем известно, когда мы передвигались из силовиков образовывался коридор, и когда в согнутом виде в большой толпе передвигаешься, то какому-нибудь ОМОНовцу будет в кайф тебе треснуть".

На суд — три минуты

После РУВД Якова Сухната переместили в ЦИП на Окрестина, где он тоже провел сутки. Там же прошел и суд.

«Суд продлился около трех минут. Никаких свидетелей, мне просто огласили, что мне дают 10 суток и все на этом. В протоколе было сказано, что меня задержали 12 августа на Каменной горке, где я выкрикивал разные лозунги. Хотя задержали меня 11 августа на Уручье без причины. В протоколе также были указаны свидетели, хотя они не присутствовали на суде. После суда меня оставили стоять в коридоре еще пару часов. Потом нас снова вывели и положили на траву. Было холодно и невыносимо постоянно находится на коленях и глазами в пол».

«Нате хоть попейте, чтобы ваши кишки от этого хлеба не свернулись»

В ночь с 12 на 13 минчанина с другими задержанными в прогулочные дворики. По словам Якова в большом дворике с колючей проволокой находилось одномоментно до 90 человек.

«Было очень холодно, поэтому мы грелись друг об друга. Мне удалось даже немного поспать, хотя места было немного. Нам один раз чайник воды принесли на 90 человек со словами: «Нате хоть попейте, чтобы ваши кишки от этого хлеба не свернулись».

В ту ночь нас поместили и в маленький прогулочный дворик. Его одну четвертую пространства занимал туалет — люк в земле — из-за этого там невозможно было находиться. По ощущениям это было хуже, чем в маршрутке в час пик, потому что мы находились вплотную друг к другу. Но так было теплее.

На 90 человек сотрудник принес нам только три бутылки по 1,5 литра. От нехватки воды заключенные сначала обнимались, чтобы согреться, а потом просто зверели, если кто-о сделал больше глотков, чем положено. Лично для меня психологически в этом дворике было очень тяжело, я готов был повеситься. Если бы прошло еще немного времени, мне кажется, я бы начал как-то привлекать к себе внимание, чтобы кто-то вышел и вырубил меня, чтобы я не видел всего этого».

 По словам Якова ночью с 12 на 13 августа автозак на Окрестина привез задержанных, которых очень жестко избивали:

«Был такой крик, что создавалось впечатление, будто за этими стенами варится котел с грешниками».

«Нам даже разрешили спать, но только, чтобы мы просыпались по их щелчку»

13 августа минчанина с другими задержанными перевезли в ЛТП №3 под Слуцком. Там он пробыл несколько дней.

«Утром нас вывели и положили на траву. Сотрудники были в какой-то готовности и ожидали чего-то. Потом нас погрузили в автозаки, путь к которым лежал через очередной коридор ОМОНа, где нас били дубинкой по спине, после чего бесцеремонно закидывали  в автозак с завязанными руками. Там не было места, мы сидели в неудобной позе и без воды. Чувствовали себя пожилыми людьми, потому что мы садились уже с болью, а чтобы встать, нужно было кому-то подавать руку и помогать, потому что самостоятельно подняться мы уже не могли. Из еды мы получили только одну буханку хлеба на шестерых человек, которую просто невозможно было есть без воды».

По словам Якова, условия в ЛТП были лучше ЦИП на Окрестина:

«По сравнению с Окрестина это был пятизвездочный отель. Там у каждого была своя койка-место, нам выдали постельное белье. Нам даже разрешили спать, когда захотим, но только, чтобы мы просыпались по их щелчку, по команде. Там нас кормили три раза в день и водили в душ. После Окрестина эти условия казались нам раем.

Когда нас выпускали оттуда, то за шлагбаумом я увидел километр людей, они были на всей дороге. Люди, огромное количество машин, еда, волонтеры, родственники – у меня навернулись слезы. Сразу подбежали волонтеры, спросили нужна ли помощь, узнали данные, предложили еды и подвезти. Мои родственники даже не знали, где я нахожусь».

«Сейчас я лежу в больнице с последствиями всего этого зверства»

В больницу скорой медицинской помощи Яков обратился на следующий день после освобождения. Там ему диагностировали черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, гематомы по всему телу и травму уха.

«У меня дырка в барабанной перепонке. Она могла появиться при сильных ударах по голове. Врачи сказали, что при ЧМТ первые три дня самые важные, когда необходимо обратиться к врачу. Но первые три дня я провел в РОВД, Окрестина и в ЛТП, где из всей медицинской помощи были только пять таблетки аспирина. Сейчас я лежу в больнице с последствиями всего этого зверства.  

Мне повезло, потому что большинство задержанных выходили фиолетовые. Сейчас я госпитализирован и, к счастью, иду на поправку: могу ходить, гулять и наслаждаться жизнью».

Другие истории потерпевших от пыток со стороны белорусских силовиков:

За белую ленту разбили нос и машину. Свидетельствуют потерпевшие

31-летний минчанин Николай Бондарь в ночь с 11 на 12 августа был фактически выхвачен силовиками на улице Плеханова из собственной машины за белую ленту на руке. Сотрудники ГАИ и ОМОНа разбили его машину, избили его самого, сломали нос и забрали на Окрестина. Николай рассказал «Весне», что с ним происходила в ту ночь.

Свидетельствуют потерпевшие: “На голову вылили белую краску. Это как метка — били меня сильнее”

Стаса Дедова задержали 11 августа в Минске, возле парка Дружбы народов. Силовики вылили на него белую краску, тем самым «пометив его». Стас рассказал «Весне» о том, как все это происходило, и что ему довелось пережить.

Свидетельствуют потерпевшие: "Пришла фельдшер и стала избивать людей"

18-летнего Илью задержали 11 августа возле «Пушкинской», когда тот на машине направлялся в родной город. Он рассказал «Весне», как с ним бесчеловечно обращались и избивали в РУВД Фрунзенского района Минска и на Окрестина.

"Один избивает, а второй целится в тебя из автомата". Свидетельствуют потерпевшие

28-летнего минчанина Владислава Соловья, помощника воспитателя в детском саду, задержали 9-ого августа и поместили на Окрестина. Там его осудили на 14 суток, а потом этапировали для отбытия административного ареста в ЛТП под Слуцком. Владислав рассказал «Весне», что ему и другим пришлось пережить за эти пять суток заключения.

Свидетельствуют потерпевшие: Сотрудники все время гнобили меня, что я чернокожий

Глеба задержали 11 августа возле торгового центра «Скала». По его словам, сотрудники ОМОНа задержали его, когда он просто шел по улице в наушниках. Следующие трое суток парень побывал в Московском РУВД, на Окрестина и в ЛТП №3 под Слуцком. Глеб рассказал «Весне», что ему и другим пришлось пережить за это время.

 "Ты за Тихановскую?" — и били в плечи, в ноги. Свидетельствуют пострадавшие

48-летний Василий Гуща был задержан вечером 10 августа возле кинотеатра "Москва" на Немиге. На свободу вышел утром 14 августа. Василий рассказал "Весне" о пытках на Окрестина, как его перевозили в жодинскую тюрьму и в каких условиях он там содержался.

Последние новости

Партнёрство

Членство