"Один избивает, а второй целится в тебя из автомата". Свидетельствуют потерпевшие

2020 2020-08-18T11:31:33+0300 2020-08-26T11:00:32+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/vlad_solovei_5.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитный центр "Весна" и Всемирная организация против пыток (OMСT) продолжают документировать случаи пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения в отношении участников протестных выступлений, которые состоялись в Минске с 9 по 13 августа. Некоторые свидетельства людей, переживших пытки и насилие, будут публиковаться на нашем сайте как доказательства преступных действий со стороны силовиков.

28-летнего минчанина Владислава Соловья, помощника воспитателя в детском саду, задержали 9-ого августа и поместили на Окрестина. Там его осудили на 14 суток, а потом этапировали для отбытия административного ареста в ЛТП под Слуцком. Владислав рассказал «Весне», что ему и другим пришлось пережить за эти пять суток заключения. 

Владислав Соловей. Фото: spring96.org
Владислав Соловей. Фото: spring96.org

Владислав рассказывает, когда в ночь с 9-ого на 10-ое августа задержанные выходили из автозака, сотрудники ОМОНа выстраивали коридор, в котором били дубинками каждого прохлдящего. По словам Владислава, при этом присутствовали вооруженные люди с автоматами, в масках и с собаками.

«Позже понял, что это просто форма издевательств»

«После "коридора" нас поставили вдоль забора на колени, заставили держать руки над головами. При этом подходили то к одному, то к другому человеку и били. Сначала я думал, что это имеет какую-то систему, но позже понял, что это просто форма издевательств. Как низко или высоко ты не будешь опускаться, стоишь ты на коленях в одной позе или в другой позе, тебя все равно будут бить.

Также они использовали психологическое давление. Например, когда один человек тебя избивает, а второй целится в тебя из автомата.

По времени не знаю сколько мы стояли там, но задержали меня ночью и подняли, когда было уже утро. Нас загнали внутрь. Там снова избивали. Нас раздели, заставили передать личные все вещи. А затем запихнули в камеру, перед этим спросив у каждого ФИО и дату рождения».

«ОМОНовец избил парня за то, что у него фамилия похожа на Тихановскую»

Минчанин рассказывает, что в камере, рассчитанной на шесть человек, поместили 30 задержанных. Из-за нехватки кислорода некоторые теряли там сознание.

«Поэтому мы старались лежать на полу, сидеть у двери, где был сквозняк. От жары некоторые люди теряли сознание, кто-то начинал бредить, говорить какие-то глупости. Но в основном держались.

Трое суток нас вообще не кормили, мы только пили воду из крана. Туалетную бумагу дали не сразу.

Сотрудники ОМОНа вели себя полностью неадекватно, они получали удовольствие от издевательств. Поскольку наша камера находилась на первом этаже, то мы четко слышали, как опрашивали и избивали других людей. Один ОМОНовец до смерти избил парня за то, что у него фамилия похожа на Тихановскую – «Тиханович».

«Я и так убиваю тебя»

Они спрашивали, есть ли среди нас иностранцы. Один из парней сказал, что он из Украины. Когда ОМОНовец сказал: «Слава Украине», то парень машинально ответил: «Героям слава!» И это был неправильный ответ для парня. Его достаточно сильно избили после этого.

Хотя били независимо от того, что говорили люди. Кто-то кричал, что голосовал за Лукашенко, но это никак не влияло. Один избитый до смерти парень повернулся, как мы поняли, уже хрипя, и сказал: «Ну так убей меня». На что ОМОНовец ответил: «Я и так убиваю тебя».

«Парня избивали, а девушку заставляли смотреть»

Владислав Соловей. Фото: spring96.org
Владислав Соловей. Фото: spring96.org

Так прошли наши сутки. 10-го в камеру никого не заводили, поэтому у нас сформировался информационный вакуум. Что происходило в городе, мы понимали только по крикам людей. Из этих же криков мы определили, что строились какие-то баррикады, поскольку ОМОНовцы называли их «баррикадчиками». Этим ребятам доставалось особенно сильно.

Также доставалось тем, у кого находили белые браслеты, белые ленточки, бело-красно-белые флаги или же брелоки, чехол на телефон в этом цвете – в общем, любая символика. Вплоть до красных или белых наушников. Людей, у которых находили газовые баллончики, ножи, притом неважно, это нож для резки бумаги, перочинный швейцарский ножик раскладной, боевое оружие, тоже избивали. Одного человека били, пока он не начал хрипеть. И потом мы слышали, как они позвали кого-то и сказали, что нужно его утаскивать отсюда поскорее. Если парень попадался с девушкой, то парня избивали, а девушку заставляли смотреть, либо же делали наоборот».

«При любой попытке повернуть голову, чтобы посмотреть на силовиков, человеку прилетало»

Минчанин рассказал, что тех людей, которые пытали, сложно идентифицировать. Как рассказывает Владислав, одной из тех, кто пытал, была девушка.

 «Я видел ее лишь на секунду, в маске и из кормушки. Это блондинка до 30 лет, невысокого роста. Она отличалась особой жестокостью и была повернута на садизме сексуального характера. Била людей по яйцам, постоянно угрожала, что всех изнасилует. Она постоянно жаловалась на людей, которые плачут и ведут себя «как девочки».

Многие там непроизвольно испражнялись под себя, кто от страха, кто от избиений. Она жаловалась, что от всех этих людей плохо пахнет, что «они все в говне, им следовало бы вести себя как мужчины, а не плакать, как маленькие девочки».

Во дворе при любой попытке повернуть голову, чтобы посмотреть на силовиков, человеку прилетало. Нам говорили, что некоторые из них переодевались в милицейскую форму. Мы абсолютно точно уверены, что те, кто был во дворе с оружием, были наемниками. Это были не ОМОНовцы».

«Некоторые судьи сидели просто в коридоре за столами»

Судили задержанных во время акций прямо в изоляторах. Владислава Соловья осудили на 14 суток по статье 23.34 КоАП за участие в несанкционированном массовом мероприяти. Владислав рассказал подробнее, как проходил суд:

"Нас привели на суд уже на третий день. Суд был в том же здании. У них не было мест, они привели в какие-то комнатки судей. Некоторые судьи сидели просто в коридоре за столами.

Нас отвели на второй этаж, там поставили на колени. Снова били. И по одному заводили в «суд». Там какая-то «судья» спокойным голосом сказала мне, что я обвиняюсь по статье 23.34 КоАП, так как я выкрикивал лозунги, был там в такое-то время. К тому моменту уже всем все было ясно: абсолютно плевать, ты скажешь «да» или «нет».

Мне дали 14 суток. Кому-то – 13, кому-то – 15. Думаю, сроки раздавались просто рандомно, по считалочке, но точно не основываясь на каких-то фактах или убеждениях. После этого нас снова ставили на колени, снова избили».

«Прямо в поле нас перекидывали в другой автозак»

Владислав Соловей. Фото: spring96.org
Владислав Соловей. Фото: spring96.org

На четвертые сутки Владислава с многими задержанными перевезли в другое место, так как на Окрестина уже не хватала всем места. Владислава перевезли в ЛТП под Слуцком.

«Утром нас неожиданно начали вызывать по фамилиям и говорить, чтобы готовились куда-то переезжать. Некоторые тешили себя надеждой, что нас просто выпустят, потому что ночью ОМОНовцы сменились конвоирами: то ли срочниками, то ли простыми милиционерами.

13-го нас вытащили и поместили в автозаки. Я сидел в стакане с таксистом. Он хорошо знал город, говорил: "Так, сейчас будет лежачий полицейский". И точно. Потом сказал: «Если сейчас пойдет под мост, значит – на Жодино, если на мост – на Слуцк. Мы поехали на мост. Что в Слуцке – непонятно. Вроде там нет какой-то колонии, изолятора.

Пока нас везли, сначала у автозака прокололось колесо, они его меняли, а потом он вообще сломался, и прямо в поле нас перебрасывали в другой автозак. Нас привезли на место к вечеру в лес на какое-то КПП. Было много автозаков, а нас – больше сотни. Конвоиры быстро выбросили нас и передали военным. Там находилось ЛТП и, видимо, какая-то заброшенная часть, которую в спешке переделывали под ИВС или СИЗО. Было видно, что они построили на скорую руку деревянные заборы и огородили их колючей проволокой. Но по общему периметру. Внутри бараков, которые были как бы не бараки, а просто здания: столовая, церковь, непосредственно здание для проживания – они отгородить не успели, как положено в лагерной системе. И уже прямо при нас копали быстро ямы и ставили деревянные столбы.

«Пожалуйста, держите ручки за спиной»

Конечно, с военными было полегче. Они пытались вести себя с нами как с заключенными, но их фразы «Пожалуйста, держите ручки за спиной» вызывали у нас теперь только умиление.

Нас отвели в душевые кабины, потому что не было живого места на людях, все грязные. Мы были первые, ночью довозили людей, под конец все было уже занято. Привозили в другие бараки. Шли целые колонны.

Под Слуцком тоже были автоматчики, но их глаза все выдавали. Это были срочники в масках, которые все время перебирали автоматы и смотрели на нас, пряча глаза и не понимая, что они здесь делают.

«Поел, помылся, можешь даже книгу прочесть – ты уже человек»

Нас накормили завтраком. Даже раздали книги. Мы хватали их жадно. Потому что времени особо не было, а людей много. Они просто принесли их в мешках. Мы разобрали, а потом уже ходили между шконками и менялись.

Хотелось чего-то нормального, что ли. Вот ты поел, помылся, можешь даже книгу прочесть – ты уже человек. От сердца отлегло, что мы уже не там, и значит, что-то происходит. Нас хотя бы не поубивали.

Потом нас всех вызвали на КПП, куда приехал какой-то милиционер. Он рассказал, что «мы кинули клич, снаружи вас ждут правозащитники, люди, родственники – то есть мы такие молодцы». Еще сказал, что нам всем нужно подписать чистосердечное признание, что вызвало, конечно, хохот, потому что всем было плевать, что написано в этих бумажках, абсолютно. И что наши сутки как бы не отбыты, и в случае, если кто-то из нас еще засветится, дадут следующие сутки, а эти пойдут дополнительно.

И вот нас выпустили. За вторым КПП нас ждали семьи. Это был глоток свежего воздуха. Было очень приятно, когда мы увидели столько людей. Я увидел там свою мать. Напереживалась».

«Я расскажу, что сражался с драконом, но проиграл и потом изучал его пещеру»

Владислав Соловей. Фото: spring96.org
Владислав Соловей. Фото: spring96.org

Я хочу дать бой страху, который они пытаются нам навязать. Ведь они не просто так в масках – они пытаются смешаться с серой массой. А мы пойдем другим путем. Мы покажем, что это я, личность, вот моя судьба, вот моя жизнь.

Я сейчас работаю помощником воспитателя в детском саду, работаю с детьми. Они ждут меня. Когда мать пришла к заведующей, та разрыдалась. Им я расскажу, что сражался с драконом, но проиграл и потом изучал его пещеру.

Мое оружие – это как раз таки личность. Меня зовут Влад Соловей, это моя страна, это мой дом, я никуда отсюда не уеду. Это должно стать примером людям, кто был там со мной и боятся. Я обращаюсь сейчас к этим людям: Не бойтесь, я знаю, что вам страшно, это нормально. Мне тоже страшно. Вопрос в том, куда мы направим свой страх. Если ты направишь его вперед, он сослужит тебе пользу. Главное, чтобы он тобой не завладел».

Другие истории потерпевших от пыток со стороны белорусских силовиков:

Свидетельствуют потерпевшие: в Московском РУВД били берцами по голове

Я, Мишаковский Дмитрий Леонидович, 1982 года рождения, был задержан в Московском районе, возле станции метро «Малиновка» 12 августа около полдесятого вечера. Омоновцы за кем-то гнались, я попался им под руку, они положили меня то ли в автобус, то ли в автозак, уже не помню. Забрали сразу телефон, сломали его, спрашивали пароль от телефона – на каком основании - мне непонятно. Отвезли в Московский РОВД, в автозаке особо не били, а уже в Московском РОВД начали избивать.

Свидетельствуют потерпевшие: “Застрелим — и тебя не найдут”

18-летний Владимир Погарцев обратился в ПЦ «Весна» в рамках кампании по документированию случаев пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения в отношении задержанных в результате протестных выступлений, которые состоялись в Минске с 9 по 13 августа. Он сообщил, что его, по сравнению с другими задержанными, били не так сильно – поскольку его "выбрали" для дачи интервью государственному телеканалу о "координаторах действий протестующих".

«В автозаке нас утрамбовывали ногами». Свидетельствуют потерпевшие

23-летнего Юрия задержали вечером 12 августа по дороге в «Песочницу» на перекрёстке улиц Машерова и Куйбышева Минска. Он рассказал «Весне» о жестокостях своего безосновательного задержания и то, в каких условиях его двое суток удерживали в ЦИП на Окрестина.

«Сейчас мы тебе покажем, как кладут в штаны». Свидетельствуют потерпевшие

На пересечении проспекта Победителей с улицей Мельникайте 11 августа к Денису Селиванкину обратились два сотрудника милиции и потребовали документы. Он ответил, что паспорта с собой нет. Тогда молодого человека заставили разблокировать телефон и показать содержимое. Увидев подписку на канал Nexta они оживились – оппозиционер.

Последние новости

Партнёрство

Членство