Суд над весновцами Марфой Рабковой, Андреем Чепюком и еще 8 политзаключенными сделали закрытым

2022 2022-04-25T12:35:00+0300 2022-04-26T12:23:11+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/marfa_sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В Минском городском суде сегодня начался суд над сразу десятью политзаключенными: координаторкой Волонтерской службы «Весны» Марфой Рабковой, волонтером Андреем Чепюком, политзаключенными активистами анархистского движения Акихиро Гаевским-Ханадой, Александром Францкевичем, Алексеем Головко, Александром Козлянко, Павлом Шпетным, Никитой Дранцем, Андреем Марачем, Даниилом Чулем. В этом деле фигурирует 10 статей Уголовного кодекса, а материалы составляют 160 томов. Рассматривать это громкое дело назначили судью Сергея Хрипача. «Весна» рассказывает, что известно о деле и его фигурантах.

Политзаключенные на суде 25 апреля
Политзаключенные на суде 25 апреля

"Суд является частью репрессивного аппарата". Как начался процесс над политзаключенными?

Государственное обвинение на суде поддерживает прокурор Андрей Бугук. Председательствовал по делу судья Сергей Хрипач, народные заседатели — Сивцова и Кулешова. Сразу на суд пустили всех желающих — около 45 человек. Перед залом не было рамок охраны. Марфа Рабкова была в символической майке «Добі вольны эльф». Присутствующие отметили, что она очень похудела за время заключения, выглядит уставшей и бледной. На суд явилась только представительница гражданского истца от "Белтелерадиокампании" Дудинская, остальные не явились.

Судья, заслушав мнение всех участников процесса, запретил на заседании осуществлять фото и видеосъёмку.

На суде Александр Францкевич, Никита Дранец и Александр Козлянко отказались вставать, когда представлялись суду. Судья спросил у Францкевича, почему он не встает, тот ответил:

«Не вижу смысла — и так сидим».

Когда Павел Шпетный назвал дату рождения — 25 апреля — судья поздравил его с Днём рождения.

«У Вас сегодня День рождения? Поздравляем Вас!», — сказал Сергей Хрипач.

Марфа Ракова, Александр Францкевич и Александр Козлянко сказал, что не видят смысла заявлять отвод. На суде Андрей Чепюк заявил отвод судье Сергею Хрипачу:

«Я дважды подавал заявление в суд о том, что по окончанию с предварительным следствием я не смог ознакомиться с частью уголовного дела, а именно, с аудио- и видеозаписями. Когда подавал ходатайство, то мне было отказано в ознакомлении.

В материалах дела 160 томов. При этом, моему защитнику не было предоставлено возможности фотографировать. Данные обстоятельства указывают на то, что судья еще до суда нарушается мое право на защиту. Данная ситуация дает мне право и основание считать, что судья лично, прямо и косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела».

Гаевский-Ханада поддержал данное ходатайство Чепюка, так как считает, что «суд является заинтересованной стороной и, в первую очередь, потому что суд является частью репрессивного аппарата государства и заинтересован в том, чтобы преследовать активистов, инакомыслящих…» Далее Хрипач прервал его. Ходатайство политзаключенного поддержали также Головко, Дранец, Козлянко, Марач, Рабкова, Францкевич, Чуль, Шпетный. В итоге, посовещавшись с народными заседателями в совещательной комнате, судья Сергей Хрипач отказал в отводе ему.

После этого прокурор Андрей Бугук заявил ходатайство о слушании судебного заседания в закрытом режиме, поскольку «в материалах уголовного дела имеются материалы экстремистской направленности».

Все политзаключенные и их защитники были против закрытия процесса. Никита Дранец сказал:

«Мы против, но исход мы все знаем».

Марфа Рабкова заявила:

«Категорически против»

Марфа Рабкова на суде 25 апреля
Марфа Рабкова на суде 25 апреля

Адвокаты политзаключенных поддержали своих подзащитных. Большую речь за проведение судебного разбирательства в открытом режиме произнёс защитник Гаевского-Ханады Виктор Мацкевич:

«Я возражаю против заявленного ходайтайства о закрытии судебного заседания, которое было предложено гособвинением по следующим соображениям.

Гласность судебно разбирательства является одним из основных принципов уголовного процесса. В соответствии со статьей 114 Конституции, ч. 1 ст. 23 Уголовно-процессуального кодекса разбирательство уголовных дел во всех судах открытое.  Разбирательство дел в закрытом судебном заседании осуществляется в случаях, предусмотренных законом, с соблюдением всех правил судебного производства.

Право обвиняемого на публичное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом — одно из основных прав человека, предусмотренных статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, который в силу п. 4 ст. 1 УПК является международным договором Республики Беларусь, определяющим права и свободы человека и гражданина, в уголовном процессе применяются наряду с настоящим Кодексом (УПК).

Публичное слушание обеспечивает транспарентность производства и тем самым служит важной гарантией интересов отдельных лиц и общества в целом. Суды имеют право не допускать всю публику или часть ее по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия. В случае отсутствия таких исключительных обстоятельств разбирательство должно быть открытым для широкой публики, включая представителей средств массовой информации (Замечание общего порядка № 32, CCPR/C/GC/32, 23 августа 2007 года).

Поэтому, Высокий суд, я возражаю против заявленного ходатайства».

Присутствующие в зале зааплодировали адвокату. Конвоиры начали предупреждать некоторых о нарушении общественного порядка. Затем судья сделал замечание о поведении в зале суда:

«После такого инцидента будете все удалены из зала, потому что вы мешаете слушать дело. Не нужно здесь устраивать спектакль».

В итоге, судья, совещаясь на месте, удовлетворить ходатайство прокурора и решил закрыть судебное заседание. Всех присуствующих выгнали из зала суда.

Что известно по делу?

Политзаключенных Марфу Рабкову, Андрея Чепюка, Акихиро Гаевского-Ханаду, Александра Францкевича, Алексея Головко, Александра Козлянко, Павла Шпетного, Никиту Дранца, Андрея Марача, Даниила Чуля обвиняют в организации, руководстве или участии в анархистских группах: «Революционное действие», «Народная самооборона», «Революцiйна дiя», и судят за события периода 2016-2020 годов.

Что показательно, интернет-ресурсы «Революционное действие / Народная самооборона / Революцiйна дiя» МВД признал экстремистским формированием 2 ноября 2021 года — только 8-15 месяцев спустя после задержания всех десятерых фигурантов дела. Но, несмотря на это, некоторые из них обвиняются в создании и участии в экстремистском формировании (ч. 1 и 3 ст. 361-1 УК).

Трех политзаключенных, в том числе Марфу Рабкову, СК характеризует как организаторов и руководителей ряда «организованных преступных групп, имевших автономные ячейки в регионах Беларуси со своими лидерами».

«Для противоправной деятельности формировались "общаки", был создан интернет-магазин по реализации на территории Беларуси, Украины и России экстремистской литературы, одежды и иной атрибутики. В свои ряды лидеры подбирали склонную к экстремизму молодежь, активных участников фанатского движения, подыскивали лиц посредством соцсетей, администрируемых ими экстремистских интернет-ресурсов и Telegram-каналов», — заявил СК.

В итоге 10 человек, в зависимости от роли, обвиняют по 10 статьям Уголовного кодекса:

  • ч. 1 ст. 293 (организация массовых беспорядков) — Александр Францкевич, Марфа Рабкова и Акихиро Гаевский-Ханада;
  • ч. 1 ст. 13 ч. 2 ст. 293 (приготовление к участию в массовых беспорядках) — Александр Францкевич, Марфа Рабкова, Акихиро Гаевский-Ханада, Андрей Чепюк;
  • ч. 3 ст. 293 (обучение лиц для участия в массовых беспорядках) — Александр Францкевич, Марфа Рабкова, Акихиро Гаевский-Ханада;
  • ч. 1 ст. 285 (создание и руководство преступной организацией) — Акихиро Гаевский-Ханада, Александр Францкевич, Алексей Головко, Марфа Рабкова;
  • ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организацией) — Андрей Чепюк, Андрей Марач, Павел Шпетный, Александр Козлянко, Никита Дранец, Даниил Чуль.
  • ч. 3 ст. 361 (призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь с использованием средств массовой информации или глобальной компьютерной сети Интернет) — Акихиро Гаевский-Ханада, Александр Францкевич, Марфа Рабкова;
  • ч. 1 ст. 361-1 (создание экстремистского формирования и участие в нем) — Акихиро Гаевский-Ханада, Александр Францкевич, Алексей Головко, Марфа Рабкова;
  • ч. 1 ст. 342 (организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок) (за "Марш нетунеядцев" 5 марта 2017 года) — Павел Шпетный, Александр Козлянко, Никита Дранец, Алексей Головко, Андрей Марач, Александр Францкевич, Акихиро Гаевский-Ханада;
  • ч. 1 ст. 342 (организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок) (за перекрытие трассы М1 на выезде из г. Бреста в 2018 году) — Акихиро Гаевский-Ханада, Александр Козлянко, Александр Францкевич, Никита Дранец, Алексей Головко, Даниил Чуль;
  • ч. 1 ст. 130 (разжигание иной социальной вражды или розни) — Андрей Чепюк;
  • ч. 3 ст. 130 (разжигание иной социальной вражды или розни группой лиц) — Акихиро Гаевский-Ханада, Александр Францкевич, Марфа Рабкова;
  • ч. 2 ст. 339 (злостное хулиганство) (за лампочки с краской, брошенные в рекламные щиты ГАИ в 2016 году, и за лампочки с краской, брошенные в здание БТРК в 2016 году) — Марфа Рабкова, Александр Францкевич;
  • ч. 2 ст. 339 (злостное хулиганство) (за дымовую шашку, брошенную в здание брестского ГУБОПиКа в 2016 году) — Павел Шпетный, Александр Францкевич, Марфа Рабкова, Акихиро Гаевский-Ханада;
  • ст. 341 (осквернение сооружений и порча имущества) (первомайское граффити в Бресте в 2020 году) — Алексей Головко, Андрей Марач, Александр Францкевич, Марфа Рабкова, Акихиро Гаевский-Ханада;
  • ст. 341 (осквернение сооружений и порча имущества) (граффити против Европейских игр в 2019 году) — Акихиро Гаевский-Ханада, Андрей Чепюк, Александр Францкевич, Марфа Рабкова;
  • ч. 3 ст. 218, ч. 3 ст. 339, ч. 2. ст. 295-3 (незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ, совершенные группой лиц) (поджог гомельской налоговой инспекции и рекламного щита управления принудительного исполнения наказания в Ивацевичах в 2017 году) — Александр Францкевич, Марфа Рабкова, Акихиро Гаевский-Ханада.

По информации Александра Козлянко, по делу из десяти человек — восемь отказались давать показания.

В отдельное производство выделено уголовное дело в отношении уехавших за границу Дмитрия Левчука, Артура Кондратовича, Романа Халилова и Евгения Журавского, а также «неустановленных лиц».

Избиение, угрозы и длительное содержание под стражей

Как ранее рассказывала «Весне» мать политзаключенного Александра Францкевича, после задержания в отношении ее сына применялись пытки. Эту информацию она узнала от человека, который находился в одной камере с Александром в СИЗО-1. Он передал, что Александра избивали в КГБ, били электрошокером в область паха, при этом требовали признать вину. В присутствии его также был сильно избит задержанный с ним еще один фигурант этого дела Акихиро Гаевский-Ханада. Также сотрудники КГБ приходили в камеру, где сидит Александр, и вновь через угрозы и запугивания требовали подписать признание вины, чего тот не сделал.

Об избиении, угрозах и жестоком обращении рассказал из СИЗО-1 еще один фигурант дела, которого задержали 2 марта прошлого года, — Александр Козлянко:

«2 марта около 8 утра меня задержали дома брестский ОМОН и минский ГУБОПиК. Меня доставили в брестский отдел ГУБОПиКа, где приковали в дежурном помещении к решётке, задрав руки за спиной в стоячем положении. Чтобы стоять в более менее удобной позе приходилось подниматься на корточки. В таком положении простоял около часа и один раз почти потерял сознание. Затем подошел один из минского ГУБОПиКа и сказал, что если я не дам пароли от ноутбука и телеграмма, то меня будет пытать как Николая Дедка. Я подумал, что не готов к пыткам из-за этих паролей и согласился их дать (потом ещё дал пароль от кнопочного телефона).

В общей сложности в брестском ГУБОПиКе пробыл полтора часа. Затем меня завели в бус и посадили на пол, руки были в наручниках за спиной. В этот же бус завели и так же посадили Андрея Марача и трёх неизвестных мне людей. Нас пятерых повезли в Минск в Следственный Комитет (в общей сложности у меня руки за спиной в наручниках были часов 7, а потом я месяц большой палец левой руки не чувствовал).

Как только перед СК меня вывели с буса, глава следственной группы Цыбульский И.А. начал угрожать, что если я не пойду на сотрудничество со следствием то поеду в лагерь на семь лет. Я отказался сотрудничать. В туалете СК два ГУБОПиКа сняли меня на видео. Я отказался называть на видео свои данные и говорить о себе , из-за чего один из них ударил меня кулаком в грудь. Я для себя решил, что не буду на камеру ничего говорить даже если будут пытать. Мне немного поугрожали, но больше не били, хоть я так ничего и не сказал».

Координаторка Волонтерской службы «Весны» Марфа Рабкова содержится за решеткой под следствием уже 1 год и 7 месяцев — за это время у нее серьезно ухудшилось здоровье. Она как минимум дважды теряла сознание (в июне и июле 2021 года). Также девушка несколько раз болела COVID-19 — в августе и декабре 2021, а также плохо чувствовала себя и в начале 2022 года.

К тому же Марфа испытывает постоянные боли в животе, у нее воспалились лимфоузлы на шее. Анализы крови, сделанные Марфой еще осенью 2021 года, были плохими: выявлен низкий гемоглобин и признаки воспалительного процесса. Поэтому правозащитница стала добиваться проведения УЗИ. Его, как стало известно «Весне», сделали Рабковой лишь в марте 2022 года — и обнаружили жидкость в малом тазу.Такое состояние вызывает серьезную обеспокоенность, поскольку требует неотложного обследования — хирургического и гинекологического. Кроме того, во время проведения УЗИ в щитовидной железе девушки было обнаружено множество очаговых образований и кист. Чтобы определить характер этих новообразований, необходимо провести дополнительное обследование. Также у Марфы Рабковой продолжают разрушаться и крошиться зубы. Разрешение на посещение стоматолога ей не дают уже около девяти месяцев.

Координаторка Волонтерской службы «Весны» Марфа Рабкова

Координаторка Волонтерской службы "Весны" Марфа Рабкова
Координаторка Волонтерской службы "Весны" Марфа Рабкова. Фото: Spring96.org

Марфа была задержана сотрудниками ГУБОПиКа в Минске 17 сентября 2020 года, когда возвращалась с вручения «Весне» престижной премии Яна Карского. Домо у нее провели обыск, а саму Марфу с мужем Вадимом задержали и доставили в ГУБОПиК. Первоначально ей предъявили обвинение только по ч. 3 ст. 293 Уголовного кодекса за организацию волонтеров-наблюдателей за выборами президента в рамках кампании «Правозащитники за свободные выборы». Позже Марфе предъявили новые обвинения — по ч. 3 ст. 130 и ч. 2 ст. 285 Уголовного кодекса. В ноябре 2021 года правозащитница в письме к родным сообщила, что судить ее будут по 11 статьям Уголовного кодекса.

Несмотря на длительное содержание под стражей, во время которого у нее умерли бабушка и отец и начались проблемы со здоровьем, Марфа не признает вину. Следователи неоднократно предлагали ей сотрудничество: признать вину — и тогда ей изменят меру пресечения и отпустят к больным родителям. Но Марфа принципиальна в своей позиции.

Волонтер «Весны» Андрей Чепюк 

Андрей Чепюк. Фото из социальных сетей

Андрея задержали через полмесяца после задержания Марфы — 2 октября 2020 года. С того времени он содержится под стражей в СИЗО-1.

В рамках своей правозащитной деятельности Марфа Рабкова и Андрей Чепюк вместе с волонтерами «Весны» осуществляли наблюдение за проведением мирных собраний, принимали активное участие в кампании независимого наблюдения «Правозащитники за свободные выборы», участвовали в документировании свидетельств пыток и других видов жестокого обращения в отношении задержанных участников акций протеста, помогали родным политзаключенных.

Прочитал 55 книг и научился отжиматься на одной руке. Чего за год в СИЗО достиг Андрей Чепюк

Больше года волонтер “Весны” Андрей Чепюк удерживается в СИЗО. За это время он прочитал 55 книг, законспектировал три общие тетради по книге по программированию и научился отжиматься на одной руке.

Акихиро Гаевский-Ханада и Александр Францкевич — первые задержанные по делу

Александр Францкевич. Фото: "Радыё Свабода"
Александр Францкевич. Фото: "Радыё Свабода"

Активистов анархистского движения Акихиро Гаевского-Ханаду и Александра Францкевича задержали вместе 12 августа 2020 года.

«12 августа Акихиро был задержан вместе с моим сыном, — рассказывала «Нашай Ніве» Татьяна, мама Александра Францкевича. — Приезжали задерживать Акихиро, а Саша в этот момент был у него, поэтому задержали обоих. Пробили потом по базе насчет Саши, а он из политзаключенных 2010 года. И вот после Окрестина отвезли обоих в КГБ». 

Справка. Александр Францкевич был осужден в 2011 году к трем годам колонии за то, что 9 марта 2010 г. снимал на видео нападение на опорный пункт милиции в Солигорске: там были выбиты оконные стекла, в помещение был заброшен файер. Акция была проведена в знак протеста против незаконных действий милиции, которые, годом ранее, по убеждениям участников акции, довели до самоубийства солигорскую активистку Яну Полякову. Во время суда Францкевич признал, что снимал эту акцию на видео. Но вину не признал.

Во время следствия адвокат Францкевича Павел Сапелко (ныне — юрист «Весны») был лишен лицензии за активную защиту политических заключенных после событий 19 декабря 2010 года.

Александр отбывал приговор в колонии № 22 «Волчьи норы». Отказывался писать прошение о помиловании. Последние пять месяцев заключения он провел в ПКТ.

Сокамерник Александра в августе 2020 года рассказывал матери Александра, что задержанных анархистов избивали и пытали после задержания.

Сразу после задержания Акихиро и Александру предъявили обвинения по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса — участие в массовых беспорядках. 28 января стало известно, что против них и еще нескольких человек возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 285 Уголовного кодекса — создание преступной организации либо руководство ей. К началу суда уголовные дела против них выросли до десятка статей Уголовного кодекса.

Брестчане Павел Шпетный, Александр Козлянко, Андрей Марач, Даниил Чуль, Алексей Головко, Никита Дранец

Анархиста Александра Козлянко, Павла Шпетного, Андрея Марача, Даниила Чуля и Никиту Дранца задержали 2 марта 2021 года. Козлянко рассказал позднее из СИЗО о своем задержании. Алексей Головко был задержан через три дня после этого. Всех их перевезли в ИВС Минска, а затем — в СИЗО-1 на Володарского.

В скором времени об их задержании отчиталось МВД:

«На семерых участников "Революционного действия" вышли сотрудники ГУБОПиК МВД во время оперативной работы по уголовному делу, возбужденному по факту создания преступной организации и участия в ней.

Начиная с 2016 года, в разные периоды времени они готовились и участвовали в акциях провокационного и деструктивного толка, включая массовые беспорядки прошлого года в Минске и Брестской области».

Больше всего статей инкриминируется Алексею Головко — он обвиняется сразу по четырем статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 285 (создание и управление преступной организацией), ч. 1 и 3 ст. 361-1 (создание экстремистского формирования и участие в нем), ст. 341 Уголовного кодекса (осквернение сооружений и порча имущества), ст. 342 Уголовного кодекса (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них).

Мать политзаключенного Алексея Головко: «Никаких сомнений, что это сфабрикованное политическое дело, у меня нет»

«Весна» поговорила с матерью политзаключенного Алексея Головко — фигуранта нашумевшего дела «Революционного действия».

Известно, что в основу обвинения по ст. 342 Уголовного кодекса лег эпизод с перекрытием дорог в Бресте аж в 2018 году: 5 мая того года анархисты блокировали три полосы трассы М1, протестуя против строительства завода АКБ. Кроме того, брестчанам инкриминируется участие в «Марше нетунеядцев» 5 марта 2017 года.

У политзаключенного брестчанина Павла Шпетного сегодня День рождения — в первый день суда ему исполняется 25 лет.

Поддержите политзаключенных письмами солидарности, денежными переводами, посылками и телеграммами по адресу:

СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2

  1. Мария Александровна Рабкова
  2. Андрей Сергеевич Чепюк
  3. Акихиро Святославович Гаевский-Ханада
  4. Александр Владимирович Францкевич
  5. Никита Вадимович Дранец
  6. Александр Александрович Козлянко
  7. Даниил Романович Чуль
  8. Алексей Игоревич Головко
  9. Андрей Игоревич Марач 
  10. Павел Александрович Шпетный

Последние новости

Партнёрство

Членство