В суде по делу о "лазерных указках" прошли прения сторон Дополнено

2021 2021-05-25T20:22:44+0300 2021-05-27T19:16:46+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sud_valantery_babarico1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Волонтеры штаба Виктора Бабарико в суде Московского района: Дмитрий Конопелько, Игорь Ермолов, Владислав Корецкий, Николай Сасев. Фото Белсат

Волонтеры штаба Виктора Бабарико в суде Московского района: Дмитрий Конопелько, Игорь Ермолов, Владислав Корецкий, Николай Сасев. Фото Белсат

25 мая в суде Московского района г. Минска продолжилось рассмотрение уголовного дела в отношении волонтеров штаба Бабарико, политзаключенных Игоря Ермолова, Владислава Корецкого, Николая Сасева и Дмитрия Конопелько. Всех их обвиняют в подготовке к массовым беспорядкам (ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК) и обучении или иной подготовке лиц к участию в массовых беспорядках (ч. 3 ст. 293 УК).

Дело ведет судья Светлана Бондаренко, сторону гособвинения представляет Роман Бизюк.

«Мусора – это что-то ненужное. И это люди, которые заслуживают такого обозначения». Суд изучил материалы по делу волонтеров штаба Бабарико

Третье заседание подряд суд изучает письменные материалы – 10 томов – и вещественные доказательства по делу. Среди последних – кепки, рюкзаки, перчатки, маска из ткани, изъятые у Ермолова наколенники и накладки на голени для спортивных тренировок, шесть лазерных указок, телефоны, ключи от машины и компьютерная техника. Ни «ежей», ни столярных молотков, о которых шла речь в суде, в вещдоках нет.

Вначале в процессе был заявлен ряд ходатайств как прокурором, так и стороной защиты.

Так, Роман Бизюк просил приобщить к материалам дела распечатки статьи с научного сайта science.by, где приводятся исследования различных видов лазеров, их квалификация, чтобы суд мог дать оценку характера воздействия лучей лазерных указок на органы зрения человека. Защита возражала против такого ходатайства, но суд решил приобщить статью к материалам уголовного дела.

Также прокурор просил приобщить и распечатку скриншота публикации из телеграмм-канала «Дружины народной самообороны», где обсуждались лазерные указки, а также было размещено фото указок, идентичных тем, что имеются в вещественных доказательствах.

lazery_scrin1.jpg
Скриншот публикации в телеграмм-канале "Дружины народной самообороны"

Данный пост был размещен в телеграмм-канале 23 апреля 2021 года, когда все обвиняемые уже содержались под стражей, однако прокурор сказал, что не обладает информацией о дате размещения такой информации.

Игорь Ермолов пояснил, что единственным местом, где он видел информацию о лазерных указках, был видеоролик. Все обвиняемые сказали, что не знали о существовании такого телеграмм-канала, а адвокаты выступили против приобщения заявленной публикации к материалам дела. Однако суд удовлетворил ходатайство.

Кроме того, прокурор просил приобщить копию диска с записями телефонных разговоров Владислава Корецкого, так как предыдущий диск был испорчен при прошивке материалов дела. Суд приобщил диск.

Защита Ермолова ходатайствовала об обозрении столярных молотков воочию, которые были куплены ранее адвокатом. Однако по мнению прокурора достаточно того, что молотки фигурируют на видеозаписях, и суду будет достаточно такой информации, чтобы вынести оценку. Суд посчитал, что молотки не являются вещественным доказательством, не использовались обвиняемыми, и отклонил ходатайство.

В суд просили вызвать Сергея Капанца, который был свидетелем того, как Юрий Воскресенский просил купить лазерные указки. Сейчас Капанец находится в СИЗО-1. Сам Воскресенский в суд в качестве свидетеля так и не явился. Прокурор выступил против, а суд отклонил ходатайство.

Свидетель Юрий Воскресенский уже дважды не явился в суд по делу волонтеров штаба Бабарико

В суде Московского района продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении волонтеров штаба Виктора Бабарико, политзаключенных Дмитрия Конопелько, Игоря Ермолова, Николая Сасева и Владислава Корецкого.

Далее заявил ходатайство Николай Сасев о приглашении эксперта-психолога для адекватного формулирования вопросов, а также о назначении психологической экспертизы с целью исследования его на склонность к тем действиям, которые вменяются в вину. Суд отклонил и эти ходатайства.

В судебном заседании заслушали телефонные разговоры Владислава Корецкого с приобщенного к материалам дела диска. В одном из разговоров от 12 августа обвиняемый говорит, что «боевики в Минске», «это геноцид», «ОМОН поедет домой и их там будут ждать мародеры» и «сейчас им устроят вырезание, при чем конкретное – каждый день будут по 20-30 ОМОНовцем вырезать, люди знают, где они живут, с кем они живут». Также Корецкий говорил, что будет «праздновать каждую смерть ОМОНовца, каждую смерть мента», потому что «то, что они сделали, прощать нельзя, и они обязаны быть наказанными: они слишком многих людей покалечили, и люди им этого не простят». Также он отмечает, что сотрудники силовых органов – «враги народа», «они не за Беларусь, а против», «раковая опухоль на Беларуси».

Владислав Корецкий прокомментировал суду, что наблюдал 9-11 августа жестокость со стороны силовиков, сам собирался оказывать помощь пострадавшим. 12 августа прочитал новость о том, что ОМОН разбил машину, внутри которой находился ребенок, был очень зол и на эмоциях. Подчеркивает, что ничего делать сам не собирался, пересказывал разговоры других, никого к таким действиям не призывал.

Кроме того, обвиняемый в СИЗО КГБ написал заявление, в котором указывал, что «сам указки не раздавал, носил их в рюкзаке, раздавал указки Ермолов Игорь». Корецкий пояснил, что на него оказывалось сильное давление, когда он писал заявление, некоторые фразы он записывал под диктовку: каждое слово либо разрешали писать, либо запрещали – могли быть последствия. В момент написания заявления защитника в СИЗО не было.

После этого суд перешел к прению сторон.

Во время выступления прокурор Роман Бизюк отметил, что обвиняемые, «осознавая противоправность своих действий, действуя согласованно и совместно группой лиц, с целью публичного выражения своих общественно-политических взглядов и протеста, умышленно совершили по мотивам политической и идеологической вражды действия, направленные на иное материальное обеспечения деятельности лиц для участия в массовых беспорядках, сопровождающихся насилием над личностью, погромами, поджогами, уничтожением имущества и вооруженном сопротивлении представителям власти».

В частности, по мнению обвинения, политзаключенные разработали тактику последовательности действий для совершения преступления: изучили способы преступной деятельности, способы уклонения от преследования и задержания, искали соучастников и договаривались между собой, искали орудия совершения преступления и возможности распространения их среди лиц, участвующих в массовых беспорядках.

Вина подтверждается показаниями самих обвиняемых: находились в офисе, собирали указки, обсуждали совместные действия, в том числе способы конспирации и противодействия сотрудникам милиции с использованием лазерных указок, пиротехнических изделий, а также избавлялись от упаковок от указок и от самих указок, когда Ермолов, опасаясь уголовного преследования, передал их на хранение знакомому.

Также вина подтверждается показаниями свидетелей, в том числе матери Ермолова, Сергея Лавриненко и других, письменными показаниями Юрия Воскресенского.

Что касается показаний эксперта, то гособвинитель считает, что показания врача-офтальмолога госпиталя МВД Инессы Войтехович по характеру и степени воздействия лазера на организм человека не соответствуют показаниям судебно-медицинского эксперта, заключению НАН. Полагает, что показания ее могли быть скорректированы, в том числе ввиду внутренних убеждений.

«В своей профессиональной деятельности я засветы устраиваю постоянно». О чем рассказала врач-офтольмолог в суде по делу о лазерных указках?

5 мая в суде Московского района г. Минска по уголовному делу политзаключенных Игоря Ермолова, Николая Сасева, Владислава Корецкого и Дмитрия Конопелько выступила свидетель – врач-офтальмолог госпиталя МВД Инесса Войтехович, которая рассказала, как лазерные лучи могут воздействовать на глаза.

Видеозаписи из офиса, телефонные разговоры и другие письменные материалы по делу также подтверждают вину политзаключенных.

Смягчающее обстоятельство – наличие у Дмитрия Конопелько малолетнего ребенка. Отягчающее обстоятельство – совершение преступления группой лиц, а также по мотивам политической и идеологической вражды.

Прокурор просил признать Игоря Ермолова, Владислава Корецкого, Николая Сасева и Дмитрия Конопелько виновными, назначить им на основании ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет, а по ч. 3 ст. 293 УК – в виде лишения свободы на срок 3 года. На основании ч. 1 ст. 71 УК - путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет в условиях усиленного режима.

Также конфисковать в доход государства автомобиль КИА Рио, т.к. по мнению гособвинителя Ермолов являлся фактическим владельцем транспортного средства, несмотря на то, что автомобиль был оформлен на мать обвиняемого.

После перерыва выступили адвокаты политзаключенных.

«Почему тогда не говорить, что указки – для совершения акта терроризма?» Аргументы защиты в прениях сторон по делу волонтеров штаба Бабарико

Никаких доказательств того, что обвиняемые действовали совместно, согласованно с целью иного материального обеспечения и участия в массовых беспорядках в материалах дела не имеется.

28 мая в 15.00 обвиняемые выступят с последним словом.

Игорь Ермолов, Николай Сасев, Владислав Корецкий и Дмитрий Конопелько были признаны политзаключенными. Поддержать их открытками и письмами можно по адресу: СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Правозащитный центр "Весна" с помощью волонтеров отслеживает этот судебный процесс

Последние новости

Партнёрство

Членство