На суде по делу о "лазерных указках" Владислав Корецкий дал показания

2021 2021-04-15T21:54:00+0300 2021-04-16T01:30:19+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/koreckij-v-sude.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

15 апреля в суде Московского района Минска продолжилось судебное заседание по уголовному делу в отношении волонтеров избирательного штаба Виктора Бабарико. На скамье подсудимых Игорь Ермолов, Николай Сасев, Владислав Корецкий и Дмитрий Конопелько, которых обвиняют по ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК – приготовление к массовым беспорядкам и ч. 3 ст. 293 УК – обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках.

Дело рассматривает судья Светлана Бондаренко. Сторону государственного обвинения представляет прокурор Роман Бизюк.

sasev_v-sude.jpg
Николай Сасев в зале судебного заседания. Фото spring96.org

Ранее в суде уже были допрошены обвиняемые Ермолов и Сасев. Сегодня в первой половине дня были зачитаны протоколы допросов Николая Сасева, т.к. ранее прокурор указал на противоречия в показаниях политзаключенного, данных во время следствия и в суде.

"Из моих рук ни один человек не получил ни одного предмета". О чем говорил в суде политзаключенный Николай Сасев

Следующим в зале был допрошен Николай Сасев. Он рассказал о событиях тех дней: слышал о планируемых протестах после выборов и договорился встретиться с Игорем Ермоловым в 20 часов 9 августа.

На допросах свое участие в массовых мероприятиях объяснял так: наблюдал за происходящим, чем выражал свою гражданскую позицию. В суде указывал, что наблюдал со стороны, пришел посмотреть. Николай Сасев пояснил, что действительно приходил и наблюдал, а гражданская позиция заключалась в том, что нельзя пропускать важные для страны события. Во время допросов не понимал разницу между словами «участие» и «наблюдение», все смешалось из-за сильного стресса.

Обвиняемый сказал, что во время допросов находился в стрессе из-за задержания, нахождения в СИЗО и того, что видел в интернете в первые дни протестов. Он убежден в своей невиновности, но более восьми месяцев находится за решеткой – что-то уже мог забыть или плохо помнить.

После обеда в суде был допрошен Владислав Корецкий. Он давал показания, отвечая на вопросы прокурора.

Политзаключенный рассказал, что с Игорем Ермоловым знакомы около года, познакомились на танцевальным мероприятии, с Николаем Сасевым познакомился где-то за месяц до 9 августа, а с Дмитрием Конопелько в день выборов президента. На массовые мероприятия 9, 10 и 11 августа выходил с другими фигурантами дела, но закон не нарушал.

Узнал о митинге 9 августа – из социальных сетей, о мероприятиях в другие даты – не помнит откуда. Призыв 9 августа заключался в том, чтобы, если будут явные нарушения на избирательных участках, люди вышли и показали свой мирный протест против фальсификаций. На митингах он видел, как люди выражали свой протест: кто-то был с плакатами, кто-то с флагами, пели песни, выкрикивали лозунги, никто никаких насильственных действий не совершал. В первые дни протестов Владислав Корецкий хотел оказывать помощь пострадавшим, но у него не было необходимых медикаментов. 10 августа он попал под газ в районе ст. м. «Пушкинской» и был ослеплен. Позже он купил молоко, питьевую воду, а также бинты, перекись водорода, нашатырный спирт – при необходимости, хотел оказывать медицинскую помощь.

Владислав Корецкий в суде. Фото Белсат
Владислав Корецкий в суде. Фото Белсат

Видел большое скопление людей, как они скандирование лозунгов, светили фонариками. Когда мужчина подошел на Стеллу, дорога была преграждена сотрудниками милиции, и позже люди стали строить баррикады из ограждений и мусорных баков. Сам Владислав участие в таких действиях не принимал. Никаких требований от сотрудников МВД он не слышал, насилия в отношении них не наблюдал. Но видел, как силовики кидали в мирных граждан свето-шумовые гранаты, распыляли слезоточивый газ, слышал выстрелы.

Почему именно с обвиняемыми по делу ходил на митинги – не знает, не задумывался об этом. Утверждает, что с другими фигурантами наблюдал за собраниями граждан, но участие в мероприятиях не принимал.

11 августа Владислава попросили помочь собирать лазерные указки, для чего они будут использоваться – не знал. Сам использовать их не собирался, но одну указку положил себе в карман, остальные в пакетах положил в рюкзак. Сколько брали остальные – не знает. Сам указки не раздавал, не видел, чтобы остальные раздавали. Политзаключенный взял в офисе у Николая Сасева беруши, маску для глаз и респиратор, а также лазерные указки – их взяли и другие обвиняемые, собирались раздавать, но так никто их не раздавал. Видел два молотка, но думал, что они остались в офисе. Рассматривал зажигалки, но с собой их не брал. Также в офисе видел петарды, позже их не видел нигде, себе не брал.

- Обсуждался вопрос о том, чтобы переодеться, взять с собой дополнительную экипировку, применять иные предметы, обладающие метательным свойствами, которые могли бы причинить вред здоровью?

- Была беседа про рогатки, но я не придал тогда этому значения.

Тактику неповиновения или какого-либо сопротивления сотрудникам милиции обвиняемые не оговаривали.

По его словам, около часа обвиняемые были в Серебрянке, потом поехали в Уручье, там тоже были около часа. Затем переместились к ТЦ «Рига», общались с людьми, после туда приехал ОМОН, услышали взрыв - Корецкий с Сасевым испугались и спрятались в подъезде, ждали около часа, а затем пошли в сторону Уручья, по дороге их подобрал парень на машине.

- Чего испугались? Почему убежали?

- Мы не нарушали закон, но видели, как до этого были жестокие задержания и насилие, опасались за свое здоровье и решили уйти. Боялись, что силовики могут избить и покалечить при задержании.

Касательно указок, Владислав Корецкий пояснил, что две отдал Игорю Ермолову, часть потерял, 12 августа выкинул все, что нашел у себя в портфеле, в тот же день нашел еще 4-5 указок и передал их знакомому, т.к. знал, что он использует их в работе или для развлечения.

Также 12 августа Корецкий искал Ермолова, позвонил Сасеву, договорились встретиться. При встрече Николай предложил Владиславу уехать в Россию, он согласился «наобум». Ехали на поезде до Борисова, потом до Орши, сидели в кафе, где узнали, что граница с Россией закрыта из-за карантина, а позже решили, что ничего незаконного не делали, и решили вернуться в Минск. Сам Корецкий не опасался уголовного преследования. Когда покупали билеты до Минска, на вокзале мужчин встретили сотрудники милиции и попросили предъявить документы, попросили проследовать с ними, затем передали их другим сотрудникам – те доставили Владислава и Николая в СИЗО КГБ.

В суде были зачитаны показания, которые Корецкий давал ранее на допросах, из-за противоречий. На каждом из них Владислав не признавал вину, говорил, что противоправных действий не совершал, насилия в отношении сотрудников милиции не применял. Среди прочего политзаключенный указывал, что протестующие в Серебрянке спрашивали про указки, Игорь Ермолов доставал их из рюкзака Владислава и раздавал людям – отдал 1 или 2 указки, сам Корецкий указки не раздавал.

Судебное заседание продолжится 19 апреля в 14.30.

Массовые беспорядки с помощью лазерных указок? Как проходит суд над волонтерами штаба Бабарико

Утром 13 апреля судебное заседание началось с допроса обвиняемых. Первым допрашивали Игоря Ермолова.

Правозащитный центр "Весна" с помощью волонтеров отслеживает этот судебный процесс

Игорь Ермолов, Николай Сасев, Владислав Корецкий и Дмитрий Конопелько были признаны политзаключенными. Поддержать их открытками и письмами можно по адресу: СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Последние новости

Партнёрство

Членство