Массовые беспорядки с помощью лазерных указок? Как проходит суд над волонтерами штаба Бабарико Дополнено

2021 2021-04-13T19:16:36+0300 2021-04-15T12:27:10+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sud_valantery_babarico.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
В суде по делу волонтеров штаба Бабарико. Фото spring96.org

В суде по делу волонтеров штаба Бабарико. Фото spring96.org

В суде Московского района Минска 13 апреля продолжилось судебное заседание по уголовному делу в отношении волонтеров избирательного штаба Виктора Бабарико, политзаключенных Игоря Ермолова, Николая Сасева, Владислава Корецкого и Дмитрия Конопелько, которых обвиняют по ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК – приготовление к массовым беспорядкам и ч. 3 ст. 293 УК – обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках.

Дело рассматривает судья Светлана Бондаренко. Сторону государственного обвинения представляет прокурор Роман Бизюк.

Как проходил первый день суда?

Суд на политзаключенными началася еще 12 апреля, но за полчаса до начала заседания секретарь незаметно заменила информацию о зале, где планировалось рассматриваться уголовное дело. Слушателей уведомлять не стали, а позже не пустили в назначенный зал – якобы там нет мест.

Как пишет dev.by, обвинение каждому из четвёрки можно назвать идентичным, оно касается событий 9-12 августа прошлого года. Речь гособвинителя длилась около часа.

По логике следствия, четверо на скамье подсудимых, «имея единый умысел» и «действуя совместно», совершали «публичные призывы к участию в заранее спланированных массовых беспорядках на территории Республики Беларусь».

«С целью публичного выражения незаконными способами своих общественно-политических взглядов, протеста, ведения деструктивной деятельности, направленной в том числе на обострение напряжённости в обществе», каждый из обвиняемых «умышленно совершил по мотивам политической и идеологической вражды» ряд незаконных действий.

С этой целью политзаключенные якобы посетили один из строительных супермаркетов сети MILE, где были приобретены:

  • два молотка слесарных;
  • не менее 90 лазерных указок;
  • не менее двух зажигалок;
  • не менее двух пиротехнических изделий;
  • «достоверно не установленные предметы и технические устройства, обладающие метательными и поражающими свойствами».

Покупки из супермаркета обвиняемые «расфасовали и распределили между собой, а затем, также «по предварительному сговору», скрыто перевезли в автомобиле KIA RIO «к местам массовых беспорядков» – перекресток ул. Плеханова и ул. Рокоссовского, площадки у ТЦ «Спектр» и ТЦ «Рига», где проходили акции протеста несогласных с результатами выборов президента.

Каждый из четырёх, подчеркивал гособвинитель, «намеревался лично участвовать в массовых беспорядках, частично предоставил неустановленным лицам из числа участников массовых беспорядков в целях применения указанные выше предметы».

Однако «принять личное участие не смог», поскольку сотрудниками правоохранительных органов «принимались активные действия по пресечению нарушения общественного порядка и задержанию лиц, принимавших участие в массовых беспорядках».

Например, по словам родственников, Игоря Ермолова задерживали дома и жестко избили: врачи констатировали пробитое легкое и сломанное ребро.

Ни один из обвиняемых не признал вины. Наиболее активным в оценке происходящего оказался Ермолов. Парень сказал, что обвинение ему не понятно, а в особенности — интерпретация следствием его действий как «приготовление к погромам» и «поджогам». 

После вопроса суда, в каком порядке исследовать доказательства по делу, Ермолов попытался было произнести речь, записанную на листе бумаги. Смысл её сводился к предложению прибегнуть к сокращённому порядку судебного следствия, поскольку, по словам Ермолова, «колоссальный опыт и необычайная деловая хватка прокурорских работников позволяют им не опираться на доказательную базу».

Судья Светлана Бондаренко несколько раз прерывала обвиняемого, после попросила выйти из зала суда четырёх девушек, которые «неправильно» реагировали на слова обвиняемого, а затем сделала предупреждение и самому Ермолову.

На этом судебное разбирательство было перенесено на 10:30 утра следующего дня. Покидая зал, с полсотни человек начали хлопать и выражать одобрение тем, кто сидел в клетке.

Второй день суда и допрос обвиняемых

Утром 13 апреля судебное заседание началось с допроса обвиняемых. Первым допрашивали Игоря Ермолова.

Он рассказал, что вступил в штаб Виктора Бабарико в мае 2020 года, стал руководителем инициативной группы по сбору подписей в Октябрьском районе Минска. В штабе познакомился с Юрием Воскресенским, который был руководителем инициативной группы по Первомайскому району.

По предложению последнего встретился с ним около 12 часов дня 11 августа у ТЦ “Спектр”, где было еще несколько человек из инициативной группы Воскресенского, которые общались и обсуждали мирные акции протеста и то, что вооруженные сотрудники милиции стреляли по протестующим. В какой-то момент Воскресенский отозвал Ермолова в сторону и спросил, если ли у него идеи того, как помешать милиции избивать и задерживать людей, которые мирно протестуют против действующей власти.

«Также он спросил, что я думаю о лазерных указках, я ответил, что поддерживаю только мирные способы и что видел указки в продаже и собираюсь себе купить такую, чтобы мешать прицеливаться сотрудникам, чтобы они не могли никого ранить или убить. Юрий спросил, смогу ли я купить больше указок, если он даст на это денег. Я ответил, что могу попробовать».

Воскресенский передал Ермолову деньги, сказал, что ему нужно 20 указок, а те, что останутся Игорь может оставить себе. Обвиняемый подсчитал, что на переданные деньги в интернет-магазине можно купить 25 указок. До встречи с Воскресенским политзаключенный планировал купить указку только себе.

Игорь Ермолов пошел на ближайший рынок и обнаружил, что указки там стоят в разы дешевле, на выданные деньги он смог купить около 100 указок. Вернулся к ТЦ “Спектр”, чтобы передать купленный товар Воскресенскому, тот предложил отъехать, так как заметил человека, который подозрительно следил за ним. Политзаключенный согласился, двигался какое-то время за ним на своем автомобиле, пока Воскресенский не остановился. После сказал Юрию, что купил 100 штук, тот ответил, что ему столько не нужно и взял 40 указок, сказал, что Ермолов остальные может «оставить себе и раздать кому захочет». Воскресенский упомянул, что отдаст приобретенные указки кому-то из своей группы, чтобы тот человек их раздал.

В автомобиле обвиняемого с Нового года оставались петарды, вместе с ними были зажигалки.

Лазерные указки Игорь Ермолов обсуждал только с Николаем Сасевым, который ранее также себе купил такую. С остальными обвиняемыми Ермолов указки не обсуждал, пока не привез их в офис штаба. Думал, что их можно раздавать на протестных акциях, но как это делать – не определился.

После разговора с другими волонтерами в штабе, Ермолов подумал, что указки можно раздавать адекватным людям и объяснять им, что с их помощью можно мешать целиться вооруженным сотрудникам в мирных безоружных людей:

«Мне жаль людей, которые были ранены. Мне жаль родственников погибших, которые потеряли любимого человека. И с другой стороны, как бы странно это не звучало, мне жаль сотрудников, которые в этой ситуации стали убийцами. Каждого из них. Он не вышел против вооруженного человека, он стрелял в безоружного: чьего-то отца, брата, сына. Какого ему жить с этим? Все на свете проходит, но человека, которого вы убили – вы никогда не забудете: он будет с вами в постели, за столом, в одиночестве и толпе. Убийство – всегда убийство!»

По дороге в офис Игорь Ермолов подобрал Влада Корецкого и попросил его помочь отнести указки. В одном из пакетов лежали петарды и зажигалки. В офисе указки собрали – вставили батарейки, раскладывали по пакетам по 15-20 штук, обсуждали кому и как раздавать, но точного плана не было.

Также в офис Николай Сасев привез два маленьких молотка, которые просил его купить Ермолов для того, чтобы прибивать объявления о планируемых мирных акциях протеста. Обвиняемый спросил у других – будут ли они бросать петарды, те ответили отрицательно. После этого он положил пакет с петардами в багажник и больше их оттуда не доставал.

Позже мужчины сели в машину, поехали в микрорайон «Серебрянка», запарковались недалеко от «Гиппо». Николай Сасев передал Игорю Ермолову указки, из чего он понял, что тот не собирается их раздавать. Также он передал ему молоток, и Ермолов положил его в багажник, т.к. объявления он собирался печатать на следующий день. Идея раздавать указки уже не казалась обвиняемому хорошей, поэтому он взял одну указку себе, а остальные оставил.

Около часа они находились в Серебрянке: общались с людьми по поводу результатов выборов. Потом увидели, что приехали автозаки, из которых выгрузились сотрудники со щитами – начались задержания, люди сопротивления не оказывали. Тогда Ермолов с другими волонтерами штаба решили уезжать. В сотрудников политзаключенный указкой не светил, но до этого проверял как далеко она светит, отметил, что быстро садилась батарейка.

Мужчины поехали в сторону Уручья, там тоже общались с людьми, делились мнением о происходящем. Спустя минут 25 туда также приехали сотрудники милиции со щитами и начали разгонять людей. Игорь Ермолов вместе с другими направились к машине, решили уезжать, а по дороге заехать к ТЦ «Рига» и посмотреть, что происходит там. Там тоже были люди, и туда приехал водомет. Люди разошлись, никто сопротивления не оказывал. Политзаключенный сел в машину, ему позвонил другой волонтер и попросил забрать и подвести его домой. Ермолов согласился, когда высаживал Дмитрия Горбачева у дома – попросил забрать и хранить указки у себя, т.к. знал, что ГАИ останавливали и проверяли машины. Созванивался с другими и знал, что все разъехались по домам.

На следующий день участвовать в акциях не планировал, хотел встретиться с друзьями, чтобы обсудить произошедшие события.

Игорь Ермолов обратил внимание суда, что ему неясны вменяемые ему обвинения:

«Первое задержание было вечером 12 августа, а следующее – спустя двое суток. Было достаточно времени, но преступления не были совершены. В случае приготовления, но добровольного отказа от совершения преступления, ответственность не наступает. А приготовления как такового и не было. Если человек намеревался совершить преступление по ст. 293 УК, то неужели ему не хватит 4 часа, чтобы сделать хоть что-то? Это является доказательством отсутствия приготовления и умысла совершения преступления».

С помощью указок политзаключенный «не собирался совершать погромы, поджоги, уничтожение имущества, вооруженное сопротивление представителям власти», ни с кем не обсуждал какой-либо план действий. Кроме того, в материалах дела есть неустановленные предметы, но их наличие ничем не подтверждено.

Из показаний эксперта – врача-офтальмолога Республиканского госпиталя МВД со стажем работы более 30 лет – следует, что воздействие луча зеленого цвета лазерной указки может привести к кратковременной потере остроты зрения без повреждения тканей – «засвету», как если посмотреть на солнце. Но даже это нарушение зрения может быть вызвано при определенных условиях: зрачок должен быть широкий, расстояние должно составлять не более 1 метра, намеренная фиксация взгляда на источнике света. А для того, чтобы вызвать органические повреждения, нужно длительное повторяющееся воздействие на глаза, исчисляемое минутами.

«Нанести хоть какой-либо вред с помощью лазерных указок не получится».

Также эксперт на вопрос, были ли обращения в медучреждения МВД с жалобами на расстройство зрения от воздействия лазерных лучей, ответил отрицательно.

У обвиняемого не было желания или какого-либо намерения использовать эти указки во вред сотрудникам милиции – пытаться ослепить их, а только чтобы отвлечь внимание.

Кроме того, в материалах дела есть неустановленные предметы, но их наличие ничем не подтверждено.

Политзаключенный считает предъявленные ему обвинения голословными.

Задерживали Игоря Ермолова вечером 12 августа дома: сотрудники милиции сломали ему ребра, у него был диагностирован пневмоторакс, сотрясение головного мозга, множественные ушибы грудной клетки и головы. После этого неделю он пролежал в госпитале МВД. Дома у политзаключенного провели обыск, в ходе которого изъяли ноутбук, системный блок компьютера, телефоны, три лазерных указки, карты памяти.

Судебное заседание продолжится 15 апреля в 10.30.

"Из моих рук ни один человек не получил ни одного предмета". О чем говорил в суде политзаключенный Николай Сасев

Следующим в зале был допрошен Николай Сасев. Он рассказал о событиях тех дней: слышал о планируемых протестах после выборов и договорился встретиться с Игорем Ермоловым в 20 часов 9 августа.

Игорь Ермолов, Николай Сасев, Владислав Корецкий и Дмитрий Конопелько были признаны политзаключенными. Поддержать их открытками и письмами можно по адресу: СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Правозащитный центр "Весна" с помощью волонтеров отслеживает этот судебный процесс

Последние новости

Партнёрство

Членство