"Из моих рук ни один человек не получил ни одного предмета". О чем говорил в суде политзаключенный Николай Сасев

2021 2021-04-15T12:17:48+0300 2021-04-16T01:06:55+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sudovaja_zala_savecki_sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Иллюстрационное фото

Иллюстрационное фото

В суде Московского района Минска еще 13 апреля на судебном заседании по уголовному делу в отношении волонтеров избирательного штаба Виктора Бабарико Игоря Ермолова, Николая Сасева, Владислава Корецкого и Дмитрия Конопелько, состоялся допрос двоих политзаключенных.

Массовые беспорядки с помощью лазерных указок? Как проходит суд над волонтерами штаба Бабарико

Утром 13 апреля судебное заседание началось с допроса обвиняемых. Первым допрашивали Игоря Ермолова.

Мужчин обвиняют по ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК – приготовление к массовым беспорядкам и ч. 3 ст. 293 УК – обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках.

Дело рассматривает судья Светлана Бондаренко. Сторону государственного обвинения представляет прокурор Роман Бизюк.

О чем в суде говорил Николай Сасев?

Следующим в зале был допрошен Николай Сасев. Он рассказал о событиях тех дней: слышал о планируемых протестах после выборов и договорился встретиться с Игорем Ермоловым в 20 часов 9 августа по ул. Р. Люксембург, хотя место ему не нравилось из-за опасений каких-либо эксцессов - рядом администрация Московского района. На встречу Игорь приехал не один, а вместе с Владиславом Корецким и Дмитрием Конопелько. Николай знаком с Игорем около 10 лет, поддерживает приятельские отношения, Владислава - видел несколько раз до этого, Дмитрия - не знал. Мужчины пошли в сторону Стеллы, позже разделились, Николай с Игорем стояли на пригорке и смотрели, что происходит. Ситуация стала накаляться, политзаключенный решил ехать домой – пошел дворами в сторону ст. м. «Фрунзенская», у Национальной школы красоты была цепь из силовиков, ему сказали, что лучше уходить или будут разгонять. У станции метро встретил Игоря, попросил его отвезти домой. Они дошли до машины, двигаясь на автомобиле по дороге увидели Корецкого и Конопелько, подобрали их. Проехали дальше по Кальварийской, там происходил митинг, Сасев вышел из машины посмотреть из интереса, спустя некоторое время там тоже стало некомфортно, Николай поехал домой.

На следующий день он решал личные дела, а вечером хотел поехать в школу танцев. Добраться до планируемого места не смог. Николай позвонил Ермолову, тот приехал и забрал его на остановке «Куйбышева». Затем заехали за другом Игоря, направились в район Серебрянки. Там было много людей, политзаключенный зашел в магазин, купил воду, вышел – увидел, что людей стало больше, перешел на другую сторону дороги. Никаких лозунгов не выкрикивал, просто ходил, стоял и наблюдал за происходящим, в беседы ни с кем не вступал. В какой-то момент ему стало некомфортно, он отошел дальше от скопления людей. После вернулся к машине Игоря, туда же пришли Ермолов, Конопелько и Корецкий, кто-то предложил ехать к Пушкинской. Там было много людей, Николай находился около гостиницы "Орбита", потом пошел к ст. м. «Спортивная», побыл какое-то время там. После поехал с остальными домой, по дороге Корецкий сказал, что ему плохо – попал под газ. Мужчины остановились, Владислав промыл глаза. Потом поехали дальше. По дороге Игорь спросил про планы на завтра, Николай сказал, что собирается в строительный магазин.

11 августа Николай Сасев поехал в строительный магазин, оттуда позвонил Игорю Ермолову, тот попросил его купить два молотка. Кроме этого Николай купил беруши, строительные очки и респиратор, т.к. дома планировался ремонт. Почему купил не по одному экземпляру, а по несколько штук, объяснил тем, что маски нужно менять каждые три часа, беруши - одноразовые, никому раздавать на митингах эти вещи он не собирался.

Когда был дома списался с Игорем, тот предложил политзаключенному приехать в офис по ул. Чехова, 3. Сасев не знал, что там находится, но доверял Ермолову. Когда приехал, в помещении уже находились Конопелько, Корецкий и Ермолов – они вставляли батарейки в лазерные указки. Игорь попросил помочь, Николай согласился, но чувствовал себя не очень уютно – "казалось, что я нежеланный гость" .

«Также Ермолов задал вопрос, будет ли кто-то бросать петарды – я отказался».

На столе лежали зажигалки необычной формы, Николай Сасев взял их посмотреть, потом положил обратно и больше не трогал. Также он осмотрел петарды – они были небольшие и в упаковке, по мнению Николая, не могли причинить кому-то вред. Он предложил взять респираторы и очки, помня о газе, который был распылен на Корецкого, но получил от последнего бурную реакцию.

Сасев сообщил Ермолову, что купил молотки, но не спрашивал, зачем они ему, а Игорь и не говорил.

До выхода из офиса Ермолов спросил у Конопелько, заказал ли он рогатки. Сасеву это показалось смешным, потому что до этого рогатки никто не обсуждал, он рассмеялся. Николай отметил, что никогда не видел ни у кого из обвиняемых рогатки, собирались ли их заказывать – ему неизвестно.

Он видел, что у Ермолова много вещей, поэтому положил в свой рюкзак два пакета с указками и один молоток.

После они собрали мусор и выкинули его. Игорь Ермолов решил заехать за Дмитрием Горбачевым, потом на машине они все вместе поехали в Серебрянку. Там Николай передал Игорю два пакета с указками и молоток, тот положил их в багажник машины, больше эти предметы он не видел. У «Гиппо» было много людей, но настроение было нормальное, не было никаких беспорядков, никакой опасности Сасев не ощущал. Спустя время мужчины уехали оттуда, Николай утверждает, что при нем не было массовых беспорядков.

Поехали к ТЦ «Спектр», были там недолго, когда стало небезопасно – пошли по ул. Ложинская, там сели в машину.

Политзаключенные поехали к ТЦ «Рига», Сасев вышел из машины, наблюдал за происходящим. Позже увидел, что едет водомет, ушел во дворы и зашел вместе с Корецким в подъезд. Игорь сказал, что ситуация опасная, и отвезти Николая домой он не может. Сасев около получаса прождал, после чего вместе с Корецким пошли параллельно проспекту Независимости в сторону Уручья. Вышли на проспект Независимости, сели на попутку, Николай Сасев доехал до Парка Челюскинцев, а Владислав Корецкий поехал дальше.

После этого политзаключенный прокомментировал обвинение. Он уточнил, что:

  • в его действиях не было никакой согласованности с другими участниками, из всех общался только с Игорем;
  • выходил на собрания, чтобы посмотреть на казавшиеся ему важными события в жизни страны и не более, никаких призывов не совершал;
  • просто присутствовал на акциях и никаких своих политических взглядов публично не выражал, лозунгов не выкрикивал, ничего противозаконного не совершал;
  • действиям сотрудников милиции не препятствовал;
  • иное обеспечение лиц, участвовавших в массовых беспорядках, не осуществлял;
  • все приобретенные предметы были куплены на законных основаниях, никаких конструктивных изменений в них внесено не было – это обычные вещи, находящиеся в широкой продаже и не требующие разрешений на использование;
  • никаких зажигалок, лазерных указок, пиротехнических изделий, а также «иных предметов, обладающих метательными и поражающими свойствами» не приобретал и использовать их в качестве орудий или средств для участия в массовых беспорядках не собирался.

«Да, действительно я был в местах проведения собраний – на пр. Рокоссовского, у ТЦ «Спектр» и ТЦ «Рига», но из моих рук ни один человек не получил ни единого предмета.

Никаких массовых беспорядков я не нес. От всех идей, которые мне казались странными, я отказывался».

По поводу лазерных указок Николай Сасев отметил: считал их безопасными тогда, считает их такими и сейчас. Никаких конструктивных изменений в них не вносилось. Не видел, чтобы кто-то использовал петарды. Целью приобретения масок была защита здоровья человека. Умысла на противоправные действия у политзаключенного не было.

Утверждает, что приходил на массовые мероприятия по собственной инициативе, т.к. считал, что там проходят значимые события для страны, принимать участие в митингах не собирался – ездил посмотреть. Видел, что люди строили баррикады только у Стеллы, не наблюдал, чтобы в сотрудников силовых ведомств бросали какие-то предметы.

У Николая Сасева была с собой лазерная указка, которую он приобрел около 5 лет назад и часто носил с собой. Также он обсуждал до этого указки с Игорем Ермоловым в общем, по поводу их использования на массовых мероприятиях не говорили. Также Николай сфотографировал наклейку на своей указке, отправил Игорю фото и ссылку на запрос в поисковике «Лазерная указка купить».

С собой 11 августа Николай взял указку в том числе, чтобы светить в вечернее небо, слышал, что в мирных людей на акциях стреляют: политзаключенный хотел, если возникнут подобные обстоятельства, предупредить окружающих об опасности – светить в сторону вооруженных людей.

С вечера 11 августа Игорь Ермолов перестал выходить на связь, Сасев сразу не придал этому значение, но после стал волноваться. Николай звонил в скорую помощь и в 102, но ему ответили, что такого человека не поступало. После этого Сасев предположил, что Ермолов может быть задержан, т.к. он являлся активным участником штаба Бабарико. Тогда Сасев позвонил в штаб, там ему сказали, что их членов задерживают постоянно, но конкретной информации по поводу Ермолова у них нет. После этого Николаю позвонил Владислав Корецкий, который предложил встретиться и обсудить ситуацию с исчезновением Игоря. Встретились на Уручье, обсудили и решили поехать в Российскую Федерацию – подождать и понять, что произошло с Игорем, а после этого вернуться. Поехали в Борисов, по пути обсуждали, почему они решили ехать. Потом думали ехать в Оршу, а затем на автобусе – в Москву.

Доехав до Орши и поговорив с Владиславом еще раз, Николай Сасев пришел к мысли, что непонятно, что «мы здесь делаем, отчего мы бежим, мы ничего не совершали». Он решил, что ничего противозаконного не совершал и не скрывал, задерживать его не за что.

Однако Николай Сасев был задержан 13 августа. При обыске у него изъяли 2000 долларов, которые он взял у бабушки. 

Прокурор заявил ходатайство - озвучить в суде протокол допроса Сасева с предварительного следствия, так как есть противоречия в показаниях, данных ранее и в суде.

С этого и должно начаться судебное заседание сегодня - 15 апреля.

Правозащитный центр "Весна" с помощью волонтеров отслеживает этот судебный процесс

Игорь Ермолов, Николай Сасев, Владислав Корецкий и Дмитрий Конопелько были признаны политзаключенными. Поддержать их открытками и письмами можно по адресу: СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Последние новости

Партнёрство

Членство