“Все пошли – и я пошёл” – председатель МГКА Алексей Шваков о проявлении корпоративной солидарности и публичных требованиях адвокатов своей коллегии Аудио

2021 2021-03-30T09:06:06+0300 2021-03-30T09:06:44+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/shvakau.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Следственный комитет и Генпрокуратура рапортуют о том, что счёт “протестных” уголовных дел идёт на тысячи – такого масштаба репрессий наша страна не знала со времён Сталина. Как отмечают правозащитники, масштаб репрессий в отношении белорусских граждан нельзя ни с чем сравнить: если вспомнить историю Беларуси времён СССР, то у нас по антисоветским статьям в 60-80-е годы судили обычно от одного до трёх человек ежегодно. «Весна» отмечает небывалую тенденцию: ежемесячно судебный конвейер осуждает не менее ста человек по политическим делам членов и волонтёров избирательных штабов, участников манифестаций против фальсификаций итогов президентских выборов и пыток задержанных за реализацию своих фундаментальных прав.

Март этого года можно назвать одним из самых беспокойных периодов в белорусской адвокатуре. Символично, ровно десять лет назад белорусские власти чинили расправу над адвокатами “декабристов” – фигурантов уголовного дела “Плошчы-2010”. Спустя десятилетие белорусская адвокатура столкнулась с невиданным размахом репрессий в отношении профессиональной корпорации. Масштаб массовых нарушений прав человека зашкаливает, адвокаты вынуждены работать в условиях, когда они сами попадают под репрессии за свою профессиональную деятельность.

После прекращения в феврале Минюстом лицензии на осуществление адвокатской деятельности защитника политзаключённой Марии Колесниковой Людмилы Казак за её профессиональную деятельность, в марте Министерство юстиции, используя в качестве инструмента для давления внеочередную аттестацию, признало не соответствующим квалификационным требованиям адвоката Сергея Зикрацкого, защищавшего журналистов независимых медиа, из-за ряда его выступлений в публичном пространстве. Дисциплинарное производство возбуждено в отношении адвоката Дмитрия Лаевского – защитника политзаключённых Виктора Бабарико и Максима Знака.

Совсем недавно Александр Лукашенко в ходе совещания озаботился “наведением порядка в адвокатуре”. В последнее время в фокусе общественной дискуссии находятся белорусские адвокаты – только они имеют возможность осуществлять защиту жертв нарушений прав человека в судах. И поводы для пристального внимания общества к проблемам адвокатуры создаёт само государство, которое использует неограниченные полномочия Минюста и преследует адвокатов за публичную защиту политзаключённых, огласку нарушений прав человека в отношении их подзащитных, а также за попытки отстоять остатки независимости адвокатуры.

Адвокатура за последний месяц столкнулась с угрозой ликвидации остатков её независимости, поскольку руководство БРКА и Минюста в секретной атмосфере от адвокатской корпорации участвовало в подготовке проекта изменений правового регулирования адвокатской деятельности, которое ведёт к дискриминации профессиональных защитников, практикующих индивидуально и в составе адвокатских бюро, а также к прекращению независимости всего адвокатского сообщества.

ПЦ «Весна» публиковал цитаты из выступлений председателя БРКА Виктора Чайчица и замминистра юстиции Николая Старовойтова на конференции МГКА, состоявшейся 4 марта. Выступления сенатора Чайчица и замминистра юстиции Старовойтова позволяют убедиться в том, что полномочия Квалификационной комиссии по вопросам адвокатской деятельности, которая «переаттестовывает» адвокатов, используются властями для точечных репрессий в отношении тех адвокатов, которые высказываются в публичном пространстве о нарушениях прав человека, отстаивают независимость своей профессии и критикуют правоохранительные органы и судебную систему за демонстративное пренебрежение правами их подзащитных.

«Весна» публикует цитаты из выступления председателя МГКА Алексея Швакова на конференции, где выступали Виктор Чайчиц и Николай Старовойтов. Цитаты из выступления председателя МГКА Швакова позволяют задуматься над тем, могут ли минские адвокаты быть уверенными в беспристрастности руководства коллегии в ходе дисциплинарного производства; является ли их руководитель проводником политики Чайчица-Старовойтова; предвзято ли он относится к публичным выступлениям адвокатов; как относится руководитель коллегии к адвокатам, отозвавшимся в августе на беспрецедентный вызов и решившим помогать на благотворительной основе жертвам репрессий.

Алексей Шваков о восприятии августовских пыток: мы были озадачены

конечно, все мы, как граждане своей страны, были первоначально озадачены складывающейся после выборов ситуацией – событиями, происходящими в нашем городе, когда на граждан, на нас всех, обрушился поток всякого рода информации. Все это было для нас полной неожиданностью – многие, были, находились в полной растерянности”.

Запись

Председатель МГКА порицает адвокатов, которые после выборов выполняли свой профессиональный долг по административным делам

те адвокаты, кто … у нас, конечно, произошли некоторые, так сказать, вещи, на которые хочу обратить ваше внимание, о которых тоже неоднократно говорили, ну, наверное, так сказать, в спокойных условиях это звучит, ну кажется, так о чем этот разговор будет, не совсем понятно. Говорили мы о том, что, ну занимайтесь каждый своим делом, это известно. Я, допустим, не понимаю, что-то в картир...карптир... [не может выговорить] корпоративном праве, я не пойду в эту тему, потому что я, действительно, буду выглядеть, извините за слово, как идиот, да. Смеяться с меня будут, я клиента подставлю, наломаю дров, там, со всякими негативными последствиями. То же самое касается и других отраслей права, если ты никогда не ходил и не занимался административным процессом, и не знаешь как там открывается дверь в том же ИВСе или изоляторе следственном, да, зачем вы, там, начинаете, так сказать, туда, извиняюсь за слово, ломиться, да? Я вот иногда там смотрел некоторые вещи, там, которые адвокаты, там, видел, писали, да, ну это просто меня удивило, ну люди такие вопросы первоначально задавали, что человек пришел, а как там срок обжалования, что там делать, куда писать жалобу, а кто вообще этим занимается. Понятно. Ну вот у нас, тем не менее, поддавшись такому всеобщему, так сказать, назвать даже не знаю, порыву, движению, многие адвокаты в тот период, да, стали заниматься административными делами. Может, потому что их много стало?..”.

Запись

Алексей Шваков пресекает выражение мнения адвокатами в СМИ и соцсетях

Совет коллегии неоднократно обращал внимание всех адвокатов в это время, да, на культуру распространения информации о себе и о своей деятельности, необходимости доведения достоверной информации об адвокатах и условиях оказания ими юридической помощи, недопустимости распространения недостоверных, способных ввести в заблуждение, сведений относительно профессиональной деятельности адвокатов. Но, как мы увидели, перед нами всё это происходило, некоторые адвокаты стали сопровождать свою работу шумными заявлениями, постоянными комментариями в интернете, социальных сетях, телеграмм-каналах, в том числе, бывали случаи даже видел и в иностранных. Что адвокаты, доходило до того, ну я, честно говоря, даже не знаю, как это объяснить, не знаю чтобы…, большинство со мной точно согласится, потому что я беседую постоянно с адвокатами, начинают писать вот: я пошел туда, подал жалобу сюда, вышел из изолятора, зашел в изолятор, клиент мой спал сегодня хорошо, поел нормально, чувствует себя хорошо, передает всем привет, значит, завтра я опять пойду туда, смотрите меня на канале таком-то”.

Запись

Шваков – адвокатам, защищающим политзаключённых: чем тише, тем лучше

я беседовал с некоторыми адвокатами, да вот, твоя вот деятельность, чем ты помог вот это вот, своему клиенту. Вот ты тут пишешь-пишешь и чё думаешь, польза какая-то это приносит? На моём впечатлении я знаю такие дела и сам бывал в разных ситуациях ну, иногда чем тише, тем лучше, да…”

Запись

Алексей Шваков: Свобода слова” – “ну такая, модная тема

и ещё хочу одно сказать. У нас много здесь сейчас говорят свобода слова, говорю, что хочу и так далее, так сказать, нельзя запрещать ничего. Ну, такая, модная тема

Запись

Председатель МГКА: коллегия молчала, чтобы “иметь возможность спокойно работать

думаю, многие из нас в тот момент услышали и поняли, хотя вы ж помните – в определённый период было такое, что: вот вы там, почему молчите, почему не стучите, и так далее. Но ещё раз говорю: наша позиция, и мы исходили из простого, из, прежде всего, мы исходили из интересов коллегии, из интересов каждого из вас, пытаясь предостеречь адвокатов от необдуманных поступков и обезопасить от негативных последствий, потому что… и иметь возможность вам всем, нам всем работать и спокойно заниматься своим делом

Запись

Шваков про коллективные обращения адвокатов: многие наши адвокаты, ставя под ними подписи, не до конца понимали...

кто-то взял на себя такую бремя и нагрузку, значит, в соцсетях выступать от всех адвокатов… хотя, спросить вот у него, какое вы право и вообще, кто имеет выступать от всех адвокатов. От имени коллегии, вот может выступать совет коллегии, органы, выбранные в законном порядке, да, я вот могу выступать от имени коллегии, да. Кто-то там, если выступил – это его личное мнение. Но преподносится, так было преподнесено, что это чуть ли не адвокатское сообщество выступило. В текстах, вы обратили внимание, да, аккуратно там, так сказать, было такая: спутал, как я говорю, божий дар с яичницей. Аккуратно, помимо требований, прекратить насилие, ну такие, как бы, вроде, так сказать, общечеловеческие, да, вещи, на которые человек реагирует нормально, да, были включены и явно политически мотивированные требования. Думаю, что многие наши адвокаты, ставя под ними свои подписи в тот момент, не до конца понимали, что эти воззвания содержат, в том числе, и политические требования

Запись

Алексей Шваков о своём представлении про мотивы подписания адвокатами коллективных обращений: все пошли, и я пошёл

мы никому не закрываем рот. Надо, приходите, я вам скажу это, даже, вот, эти люди, которые выступали за … [говорит очень неразборчиво] никто ни разу вообще не пришёл даже поговорить, обсудить этот вопрос, почему так надо себя вести, да. Ну вот так напрямую туда шпарили в интернет, писали, ну, а там – как пройдёт. А знаете, когда люди, как у нас говорят, чувства, когда все завелись, да, как у нас… коллективизм определённый, да? Ну давай подпишем, ну давай подпишем или там что-то сделаем. Из того разряда, как в детстве говорили – “все пошли и я пошёл”. Чё туда пошёл? Помните, да? Ну все пошли и я пошёл”.

Запись

Шваков: у адвокатов имеется сейчас реальная возможность плодотворно работать

у адвокатов имеется сейчас реальная возможность плодотворно работать реализовывать себя в соответствии с предоставленными возможностями, гордиться собой и своей профессией

Запись

В Минске прошла пресс-конференция «Право на защиту и адвокаты в условиях кризиса прав человека»

“Разговор” Минюста с Адвокатурой, который не мыслим в правовом государстве, где адвокатура независима от власти

Замминистра юстиции Старовойтов: “неужели все сидели в интернете, да, там какие-то свои записи оставляли, вот, впечатления о том, что происходит. Только этим занимались год, а больше ничего не делали? Мне вот поясните, пожалуйста”.

Председатель МГКА Шваков [извиняющимся тоном]: “ну, Николай Михайлович, я уже объяснял, что условия, так сказать, нашей работы были здесь сложные, особенно в городе Минске, с учётом пандемии даже которые мероприятия мы планировали, так сказать, всеми нашими органами адвокатского управления пришлось, так сказать, приостановить, потому что понимали, что это здоровье людей и собираться в таком, как я уже сказал вначале, в таком формате просто не было возможности, да. То, что происходило в интернете почему и получилось, может быть, это вот пандемия, так сказать, подстегнула эти вещи. Если бы была возможность у нас собираться в таком кучном режиме, то мы, так сказать, многие мероприятия проводили, даже несмотря на эпидимеологическую ситуацию. Но работа совета, работа дисциплинарной комиссии, работа совета молодых адвокатов, работа методического совета, многие совещания, многие мероприятия, как говорится, пришлось по объективным причинам перенести в тот же самый интернет. А это для нас было новые условия абсолютно, и, конечно, сравнивать нас с брестской коллегией адвокатов в этом плане, наверное, ну, можно, но, наверное, им было как-то проще, по крайней мере

Замминистра юстиции Старовойтов: “Но, Алексей Иванович, ну условия-то одинаковые и в Бресте, и в Минске, что касается пандемии. Все в одинаковых условиях

Запись

Правозащитник: минских адвокатов, работающих в самом эпицентре нарушений прав человека, заставляют молчать и делать вид, что ничего страшного не происходит

Юрист Правозащитного центра “Весна” Алексей Лойко:

"Если вспомнить события десятилетней давности, когда МГКА имела своё мнение при оценке действий адвоката, которые вызывали раздражение у Минюста, или же при согласовании вносимых изменений в правила профессиональной этики, тогда минская коллегия сопротивлялась, даже “бодалась” с государством. Сегодня мы видим, что адвокатуру почти сделали управляемой, государственной, чуть ли не департаментом Минюста. О чём это говорит? Лишь о том, что за десятилетие государство, руками таких управленцев, как Чайчиц и Шваков, разрушило независимость адвокатуры, сделав необратимым процесс деградации самоуправляемости адвокатской корпорации и ее ценностей.

Мы видим, что там, где власти вмешиваются, подавляя попытки опытных юристов самостоятельно определять судьбу профессии, призванной защищать граждан от нарушения их прав и поддерживать правовой баланс между государством и человеком, ничего путного не выходит. Судьбу адвокатуры и корпоративные правила внутри неё самой должны определять те, кто каждый день работает с проблемами людей в тех условиях, которые на сегодняшний день мы имеем – в этом состоит смысл независимости. Назначенные или согласованные государством “менеджеры”, как это исчерпывающе показывают цитаты из выступления и “диалог” Старовойтова и Швакова, пресекают попытки адвокатов объединиться в отстаивании интересов профессии и выразить свой протест против демонстративного пренебрежения обязательствами властей по соблюдению прав человека.

Недальновидно и даже рискованно, когда адвокатов фактически вынуждают замолчать под угрозой негативных последствий. Белорусские адвокаты, будучи защитниками политзаключённых, начиная с избирательной кампании, столкнулись с тем, что правовые средства защиты прав не работают, заявили об этом громогласно, привлекая внимание к проблеме. Ведь проблема, которая затрагивает общечеловеческие ценности, не решается без обсуждения и дискуссии о путях её разрешения".

По мнению правозащитника, председатель Минской коллегии адвокатов безвольным и конъюнктурным выступлением посылает сигнал своим же коллегам: замолчите, смиритесь, вы только винтик в системе. Такая практика, направленная на умаление чувства собственного достоинства адвокатов, когда их ставят в условия самоцензуры и подконтрольности надзирателю-Минюсту, неумолимо ведёт к умалению ценности права, личности, что создает нездоровую атмосферу для развития адвокатской корпорации. Каждый человек, наверное, в состоянии вытеснить из сознания проблему на какое-то время, но вот задумывается ли Алексей Шваков над тем “а что же дальше?” Или если за правовой помощью к нему обратится жертва пыток или кто-то из родственников Александра Тарайковского, Геннадия Шутова, Александра Вихора или Романа Бондаренко? Озаботится? Глаза опустит и “почувствует в полной мере гордость за профессию”?

Последние новости

Партнёрство

Членство