Блог Павла Сапелко: Судилище в закрытом режиме

2019 2019-10-03T08:21:37+0300 2019-10-03T08:21:38+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/palienka-gif.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Дмитрий Полиенко. Рисунок ПЦ "Весна".

Дмитрий Полиенко. Рисунок ПЦ "Весна".

Юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко в очередном выпуске блога "Слово о праве" в "БелГазете" даёт ответ на вопрос, почему суд над социальным активистом Дмитрием Полиенко хотят провести в закрытом режиме.

Каждый раз, когда наши силовые ведомства по поводу очередного громкого дела надувают щеки и таинственно отмалчиваются, рождается мысль, что сказать им, собственно, нечего. А лучший вариант увидеть беспомощность обвинения - открытое судебное заседание.

Чтобы не затягивать, сразу про стандарты: каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. СМИ и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия. Практически в том же ключе в УПК сформулировано правило о гласности судебного разбирательства.

В переводе на простой и понятный язык: судебные заседания должны быть открытыми, и от этого правила можно отступить только при особых обстоятельствах. Когда будут оглашены, например, интимно-личная переписка, государственные секреты, просмотрена как доказательство видеозапись порнографического содержания, или будут еще какие-то причины, которые по стандартам, подчеркиваю, демократического государства предполагают удаление публики или представителей СМИ для наилучшего осуществления правосудия.

Иногда приходится провести весь процесс закрытым, когда, допустим, рассматривается дело о сексуальном преступлении: это в интересах как потерпевшей стороны, так и, скорее всего, в интересах обвиняемых.

Но вот обвинения в отношении Дмитрия Полиенко и его закрытый суд: что здесь подлежит защите? Личность того, кто обвинением признан потерпевшим? Для решения этой проблемы есть целая глава в УПК про меры безопасности. Содержание ролика, главную роль в котором обвинение отвело Полиенко? Так этот ролик долго бродил по просторам интернета, его содержание описано в многочисленных материалах СМИ. Песня, сопровождающая видеоряд, тоже в открытом доступе и очень даже популярна. Так, перебирая варианты, можно добраться до очевидно верного: обвинение при поддержке «независимого» суда хочет избежать разглашения только лишь своей слабой позиции по уголовному делу.

Справка «БелГазеты». Дмитрий Полиенко был задержан 20 марта по подозрению в совершении особо злостного хулиганства (ст. 339 УК). По мнению следствия, он распылил перцовый газ в лицо мужчине, который сделал ему замечание за курение на лестничной площадке. Ранее, 21 января, его задерживали с Евгением Чулицким и Анастасией Гусевой по подозрению в совершении преступления по ст. 341 УК (осквернение сооружений и порча имущества) за нанесение граффити на одном из зданий Минске, но через трое суток отпустили. Обвинение Полиенко было предъявлено в следственном изоляторе № 1 Минска 5 апреля. Позже стало известно, что ему предъявили обвинение еще по нескольким статьям Уголовного кодекса. 2 июля, Следственный комитет сообщил, что расследование уголовного дела Полиенко завершено и оно передано в прокуратуру для направления в суд. Но прокуратура Минска вернула дело для дополнительного предварительного расследования. Результатом стали еще две статьи УК. Таким образом, Полиенко обвиняют по четырем статьям (пяти эпизодам) УК: ч. 3 ст. 339 - распыление перцового газа мужчине; ст. 341 - нанесение граффити на здание на ул. Охотской и за граффити в Куропатах; ч. 1 ст. 130 - разжигание вражды к милиционерам в размещенном им на Youtube видеоролике; ст. 369 - оскорбление министра (бывшего) МВД Игоря Шуневича в видеоролике.

А что, отличный вариант: обвиняемый в тюрьме, адвокат - с подпиской о неразглашении под угрозой уголовного преследования за разглашение данных предварительного следствия и закрытого заседания. Судье и прокурору друг перед другом неудобно не будет. Пролезут в приговор и запоздалые претензии «потерпевшего», и заключение экспертов о том, что милиция у нас - отдельная социальная группа, а констатация пороков этой «группы» - разжигание социальной розни. Кстати, в соседней, похожей на нашу «демократии» эта практика не прижилась: там еще суды иногда внимательно слушают настоящих ученых, которые вполне убедительно не оставили камня на камне от идеи возможности отнесения госслужащих, полицейских и прочих профессионалов к социальной группе в смысле соответствующей уголовной статьи. И да, такое независимое заключение защита предоставила и в деле Полиенко.

Справка «БелГазеты». По видеоролику защитой была заказана независимая экспертиза у специалистов консалтинговой фирмы в российском Нижнем Новгороде. Ее основные результаты: сотрудники милиции не образуют социальной группы; в видеоролике отсутствует негативная оценка какой-либо группы лиц, объединенных по признаку расовой, национальной, религиозной, языковой или социальной принадлежности; в видеозаписи негативные установки в адрес какой-либо группы не обнаружены. Согласно заключению независимой экспертизы никаких признаков разжигания вражды по социальному признаку в видеоролике не найдено. Однако следователи отказались присоединить независимую экспертизу к материалам дела перед передачей его в суд.

Может, суд не хочет делать достоянием публики то, как в видеоролике обошлись с честью и достоинством бывшего министра внутренних дел? Ну так это дело пяти минут - прочитать в закрытой части судебного заседания перлы авторов; там мало что нового и неожиданного. А вот на предмет того, есть ли доказательства, которые связывают Полиенко и видеоролик, хотелось бы громче, подробнее, в рамках требований УПК и - в открытом заседании. Хотя в целом позиция правозащитников по этой части известна давно: нельзя предоставлять представителям власти бОльшую защиту, чем обычным гражданам, нельзя лишать свободы за диффамационные преступления. Такие дела в идеале должны рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

Справка «БелГазеты». 20 сентября стало известно, что судебное разбирательство по делу Полиенко будет проходить в закрытом режиме. Правозащитники считают, что такое решение Мингорсуда нарушает предусмотренное Международным пактом о гражданских и политических правах право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Поэтому они требуют проведения открытого судебного заседания по уголовному делу Полиенко с соблюдением всех гарантий справедливого судебного разбирательства. Об этом они сделали специальное заявление. Если Дмитрий Полиенко будет лишен свободы в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, других прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, при наличии политических мотивов его преследования, правозащитное сообщество признает его политическим заключенным.

А пока все идет к тому, что за преступления, совершение которых Полиенко отрицает и обвинения в совершении которых посягают на основные права, его хотят осудить с нарушениями стандартов справедливого суда.

С конца 2013г. белорусские правозащитники используют для оценки результатов уголовного преследования активистов Руководство по определению понятия «политический заключенный». В нем под политическими мотивами преследования понимаются реальные основания неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей: упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий; недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

А политический заключенный по руководству - это лицо, лишенное свободы, если, например, лишение свободы было применено исключительно из-за его убеждений, а также в связи с ненасильственным осуществлением свободы мысли, совести и религии, свободы выражения мнений и информации, свободы мирных собраний и ассоциаций, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Политическим заключенным также является лицо, лишенное свободы, если при наличии политических мотивов его преследования лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод; лишение свободы было основано на фальсификации доказательств вменяемого правонарушения либо при отсутствии события или состава правонарушения либо его совершении иным лицом.

Справка «БелГазеты». В 2016г. Полиенко осудили за «насилие или угрозу применения насилия в отношении работника органов внутренних дел» и «изготовление и распространение порнографических материалов или предметов порнографического характера». Белорусскими правозащитниками он был признан политзаключенным, а международная правозащитная организация Amnesty International признала его узником совести. Дмитрий вышел на свободу в октябре 2018г. Как известно из писем Полиенко к друзьям, его позиция по нынешнему суду - полный бойкот. Он планирует отказываться от дачи показаний и вообще от какой-либо коммуникации с судом. Активист не признает вину ни по одному эпизоду.

Последние новости

Партнёрство

Членство