Алесь Беляцкий: «Оранжевая революция» показала, что побеждает тот, у кого крепче нервы»

2005 2005-01-27T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Алесь Беляцкий.
Украинский избирательный марафон, который уже вошел в политическую историю постсоветского пространства как “оранжевая революция”, еще долго будет осмысливаться политиками, учеными и обычными гражданами. Официальный Минск с трудом скрывает раздражение по поводу сокрушительного поражения кандидата от власти, оппозиция не скрывает своей радости. Как украинский опыт пригодится белорусской демократии? Об этот разговор с Алесем Беляцким, председателем запрещенного властями Правозащитного центра «Весна».
-- Алесь, украинские власти не создавали препятствий вам, как наблюдателям за выборами?
-- Украинские – нет. Белорусские – да. Вместе с другими наблюдателями (это около 80 человек) я должен был ехать в Украину 22 декабря, однако пришлось задержаться. Перед отъездом мы собрались в гостинице «Беларусь» на брифинге, откуда собирались ехать на вокзал. Никто, ясно, не ожидал, что на брифинг заявится милиция, которую никто не приглашал, и всех задержит. Так что на поезд мы опоздали. Эта силовая акция властей поражает своим абсурдом. Ну не поехали мы 22, но все равно 26 все белорусские наблюдатели были там, где им нужно было быть. Чтобы нам помешать, пришлось бы законопатить всю белорусско-украинскую границу. А это технически невозможно.
Этот инцидент из того ряда, что и запрет кандидатам, незаконно отклоненным от участия в парламентских выборах, собраться на конференцию в Международном образовательном центре (IBB). Раньше такого не было, чтобы власть оказывала давление на IBB, чтобы срывались запланированные в этих стенах мероприятия, чтобы руководство Международного образовательного центра заставляли разрывать подписанный договор и нарушать данное слово. Все же IBB имеет, хотя и неофициально, экстерриториальный статус. И для власти, и для оппозиции Международный образовательный центр – это «посольство Европы» в Беларуси. Очевидно, власти отрабатывают методику тотальной «зачистки» общественных инициатив вообще.
Возвращаясь к инциденту 22 декабря, отмечу, что это первый случай, когда оппозиционеры подверглись репрессиям не за то, что происходит на территории нашей страны (к этому уже привыкли), а за свою деятельность за пределами Беларуси. То обстоятельство, что у Правозащитного центра «Весна» нет официальной регистрации в Республике Беларусь, не имеет значения для наших зарубежных партнеров. Мы представляем Беларусь в Европейской организации по наблюдению за выборами (ENEMO). Эта организация объединяет 12 стран. Она сыграла важную роль во время выборов в Югославии и сейчас – в Украине. На повтор второго тура президентских выборов (официально это не третий тур, а именно повтор второго, признанного несостоявшимся) мы попали вовремя. Мне пришлось наблюдать за выборами в местечке Беловодск на Луганщине.
-- Чем это местечко привлекло внимание международных наблюдателей?
-- Дело в том, что на втором туре здесь были зафиксированы абсолютно фантастические цифры, провоцирующие воспоминания о советском прошлом и напоминающие нашу белорусскую действительность. В Беловодске в выборах приняли участие 99,9 процентов от общего списка. И 98 процентов голосовавших отдали свои голоса за Януковича. Население в Беловодске -- 13 тысяч. Вся промышленность – небольшой маслозавод. Несмотря на то, что от местечка до границы с Россией где-то около 20 километров, здесь господствует украинский язык. С диалектными особенностями, но естественный, живой. На нем говорит и народ, и начальство. Члены избирательных комиссий – тоже. Но хотя язык тут украинский, ментальность – советская. Чувствуется отдаленность от Европы. Россия рядом, а даже до Польши – 2 тысячи километров.
-- Наверное, и при явной приписке голосов Януковичу во втором туре его лидерство в этих местах не вызывает сомнения?
-- Да. То, что говорит Ющенко, этим людям непонятно. Они не видят себя в той Украине, которую олицетворяет лидер оппозиции. Скажу больше, они привыкли подчиняться, наличие альтернативы их пугает своей непривычностью. Но «оранжевая революция» в Киеве, безусловно, отразилась и на ситуации в провинции. На повторе второго тура она кардинально отличалась от той, которая была осенью. Это констатировали и мои коллеги из России, с которыми мы вместе работали в Беловодске.
Прежде всего, изменению ситуации способствовала корректировка избирательного законодательства, которая сильно ограничила, а в ряде случаев сделала невозможным использование административного ресурса. В соответствии с новым законодательством, количество членов избирательных комиссий, которое прежде доходило до 50 человек, было уменьшено до 16. На избирательных участках с четными номерами председателями поставили приверженцев Ющенко, на нечетных участках – Януковича. Но там, где председатель за Януковича, секретарь – его политический оппонент, ющенковец. И наоборот: председателя ющенковца контролирует секретарь от Януковича. В таких условиях сфальсифицировать результаты выборов довольно трудно. Нужно добавить, что и сами члены избирательных комиссий были заинтересованы, чтобы этот тур выборов был последним: неопределенность политической ситуации угрожала основам государства – Украине был просто необходим легитимный президент. А значит, избирательные комиссии стремились избежать инцидентов, которые давали бы основания для оспаривания результатов голосования. Были расширены и полномочия наблюдателей, которые по сравнению с теми, которые дает белорусское законодательство, были немалыми. Так, нам было разрешено знакомиться со всей документацией, находящейся на избирательном участке, любой бумажкой. Удалить наблюдателя с участка можно было бы, только если бы он совершил что-то чрезвычайное. Например, чтобы сорвать выборы, лег на избирательную урну или на пороге участка. Повторю, в таких условиях что-то подтасовать очень трудно. Зная, как проходили выборы на Луганщине, я верю и общегосударственным цифрам.
Стоит отметить, что политические оппоненты смогли найти общий язык во время работы в избирательных комиссиях. Не было вражды. Мне кажется, что размышления о разобщенности украинской нации, о разделении на «бэндэровскую» Галитчину и «бандитскую» Донетчину – мифические, не соответствующие реальному состоянию страны. Такой хотела бы видеть Украину Москва, и, соответственно, такой образ создается российскими СМИ.
-- Я читал интервью белорусским журналистам известного российского аналитика Караганова. По его мнению, белорусы зря ездили на майдан Независимости. Украинский опыт Беларуси непригоден. А как думаете вы?
-- Все, что происходит вокруг Беларуси, так или иначе влияет на нашу внутриполитическую ситуацию. Украинский опыт пригоден для Беларуси как в стратегическом, так и в тактическом плане. Украина убедительно показала, что победа демократии произойдет не в результате какой-то спонтанной акции, а в результате продолжительного, хорошо организованного противостояния оппозиции властному своеволию. Побеждает тот, у кого крепче нервы.
-- Как конкретно победа демократии в Украине отразится на Беларуси в ближайшее время?
-- Прежде всего, официальный Минск лишится поддержки Киева на международной арене. Во-вторых, есть вероятность, что информационное влияние Украины на Беларусь, особенно в приграничных районах, будет способствовать расширению идей демократии в белорусском обществе. Да и вообще, пример «оранжевой революции» дарит надежду и вдохновляет.
Беседовал Петр Василевский.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international