Красная бирка, рапорт за 2 куска хлеба, препятствия в получении медицинской помощи. Михаил Жемчужный заявляет о сильном давлении в ИК-14

2016 2016-07-08T15:35:25+0300 2016-07-29T12:56:14+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/zhamchuzhny.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Михаил Жемчужный. Фото: svaboda.org

Михаил Жемчужный. Фото: svaboda.org

В последних письмах политзаключенный Михаил Жемчужный сообщает о начале давления на него "по всем фронтам".

Он пишет: "28 июня сначала вызвал начальник Спецотдела с разборками по поводу оплаты надзорной жалобы. Я ему подробно рассказал, как мне сотрудник спецчасти отказал в отправке надзорной жалобы. Повторно пришлось сообщать, что, по словам сотрудника спецчасти в звании капитана, надзорные жалобы в ЖК-14 отсылаются через год после вынесения приговора. Других инструкций по процедуре отправки ни на стендах, ни в личных беседах с начальником отряда мне доведено не было. Я трижды безрезультатно обращался письменно с заявлениями на оплату госпошлины. Их не нашли. Они исчезли". Михаил Жемчужный отметил, что начальник Спецотдела проинформировал его о том, что по факту отказа ему в течение года в подаче надзорной жалобы назначена проверка.

В тот же день, по словам Михаила Жемчужного, его вызвал сотрудник оперотдела Крышталь Виталий Александрович. "На мой вопрос об основаниях и причинах его рапорта, на основании которого я был признан "склонным к экстремизму" при условии, что за 8 месяцев у меня не было ни одного замечания, он показал мне пачку извлеченных у меня писем. Я попросил объяснить мне значение слова "экстремизм". Как я и ожидал, последовала серия попыток в виде набора несвязанных между собой слов, которые он сам в результате признал безуспешными и сказал, что я со своим жизненным опытом сам должен это знать.

Письма на адреса моего адвоката и некоторых друзей он предложил мне забрать, поскольку в них содержится критика действий администрации "деструктивного" характера. Поскольку в письмах отсутствовали нецензурные слова, жаргон, иносказательный текст, аббревиатуры, иностранные слова, администрация обязана отправить их адресатам, поэтому забрать письма я отказался". По тому, что письма, например, к правозащитнику Татьяне Ревяко, к которым также имелись претензии, она все же получила, можно сделать вывод, что они все же были отправлены адресатам - все или часть из них.

Стало известно, что как "лицу, склонному к экстремизму", Михаилу Жемчужному выдана дополнительная бирка с красным ободком, на которой указан номер статьи, по которой заключенный был осужден первый раз (ч. 4 ст. 210) и срок - 6 лет. На второй, обычной бирке указаны статья и срок заключения по делу, по которому Михаил Жемчужный сейчас отбывает наказание. Заключенных, которым присвоен статус "склонный к экстремизму", в колонии в Новосадах несколько, среди них - 21-летний футбольный фанат. Все они должны проходить по 2 дополнительные проверки в день: в 11.00 и 21.00 - кроме обычных в 8:00 и 18.00.

В тот же день состоялись еще попытки спровоцировать нарушение режима содержания М. Жемчужным. "Оперативник вызвал меня в штаб одновременно с 11-часовой проверкой. Стоит отметить, что за неявку на проверку составляется рапорт, о чем я был уведомлен под роспись. Я предупредил проверяющего, что не появлюсь на проверку и сделал вид, что пошел в штаб. На самом деле я появился на проверку, чем шокировал проверяющего. Он мою карточку зачитал первой и смотрел, как на привидение.

Через 3 часа пытались сымитировать нарушение режима за самовольное передвижение по зоне. Перемещаться можно только в сопровождении другого заключенного в оранжевой жилетке. Я нашел такого, и в его сопровождении возвращался со стадиона, согласно требований режима. Но офицер, которые дежурил по дороге, остановил меня, став между "оранжевым" и мною и стал интересоваться "откуда я иду, что несу и куда иду и несу". Если бы "оранжевый" пошел дальше со строем других осужденных, я бы юридически стал нарушителем за самовольное передвижение по зоне без сопровождения. Но "оранжевый" оказался с мозгами и дождался завершения разговора".

Следующим фактором давления на Михаила Жемчужного стала ситуация, которая произошла буквально через час после разговора с сотрудником оперотдела Крышталем. "Когда я выходил из столовой, меня впервые за 8 месяцев и первый раз из всего состава осужденных записали в нарушители режима содержания за вынос 2 кусков хлеба. Стоит отметить, что 80% заключенных питается самостоятельно, поскольку пищу в столовой есть невозможно: 5 раз в неделю дают борщ из кормовой свеклы, которую трудно даже найти на дне бачка. Макароны варят до такой степени, что получается однородная кашица. Рыба подается вареная с головами, жабрами и кишками, тщательно перемешана и каких-то технических сортов. Так что я, как и большинство осужденных, питаюсь тем, что сам приготовил из продуктов ларька. А вот хлеб там никогда не продается, поэтому его все традиционно выносят со столовой. По этому поводу готовлюсь получить первое взыскание за 8 месяцев в ИК-14".

Михаил Жемчужный отмечает также, что администрация препятствует ему в получении медицинской помощи. "27 июня посещал врача, что отмечено как минимум в двух журналах посещения. Доктор осмотрел меня, вынес диагноз и назначил лечение с приемом медикаментов. Одновременно терапевт ознакомил меня с процедурой получения разрешения на ношение мягкой обуви и перевода на нижний ярус спальных мест. Однако начальник отряда №18 отказался подписывать заявление и вернул мне его без рассмотрения. Его оригинал я прилагаю к этому письму (заявление действительно приложено - ред.). Отрадник Кузьменков Кирилл Анатольевич, капитан внутренней службы, таким образом препятствует оказанию мне медицинской помощи".

Политзаключенный пишет и о проблемах с получением и отправкой писем. Он пишет в среднем одно письмо в месяц каждому из своих друзей. "Сегодня один из них сообщил, что сразу получил три письма. Значит, три месяца письма от меня где-то лежали. 28 июня, в конце этого трудного дня, меня снова вызвал начальник отряда и сообщил радостную новость. У него в портфеле "затерялось" письмо от Дедка Николая, и с 14 июня он его носит". Михаил просит своих друзей иметь в виду подобные задержки, и понимать причины перерывов в переписке с ним.

Напомним, в июле 2015 года Михаил Жемчужный был осужден Витебским областным судом на 6 лет лишения свободы в колонии строгого режима. 23 октября судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда рассмотрела кассационную жалобу и назначила Жемчужному более строгое наказание – 6,5 лет лишения свободы. Его признали виновным в умышленном разглашении сведений, составляющих служебную тайну, и в незаконном приобретении средств для негласного получения информации, составляющей служебную тайну.

Белорусскими правозащитниками Михаил Жемчужный признан политическим заключенным.

Последние новости

Партнёрство

Членство