Молчание ягнят: о разглашение какой информации по "делу граффитистов" боится Следственный комитет?

2015 2015-09-03T12:25:19+0300 2015-09-03T12:27:30+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sledchy-kamitet.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Взятие подписок о неразглашении материалов предварительного следствия по “делу граффитистов” заместитель председателя ПЦ «Весна» Валентин Стефанович расценивает как запугивание обвиняемых. Правозащитник рассматривает вопрос законности таких действий Следственного комитета.

31 августа стало известно, что обвиняемые по "делу граффитистов" Максим Пекарский и Вадим Жеромский были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде.

Согласно официальному заявлению Следственного комитета, основаниями для изменения меры пресечения в отношении обвиняемых послужили полное признание ими вины, раскаяние в совершенном преступлении и компенсация нанесенного ущерба. В официальном заявлении Следственного комитета при этом ничего не говорится о том, что с М. Пекарского и В. Жеромского перед их освобождением была взята подписка о неразглашении материалов предварительного расследования.

Остается только догадываться разглашения какой информации обвиняемыми так боятся в Следственном комитете. Может быть информации о том, каким образом происходило задержание парней и какие методы следствия применялись в отношении них? А может быть информации о том, что вопросы, которые интересовали следователей, выходили далеко за пределы предъявленных официальных обвинений?

Между прочим сам Следственный комитет умалчивает и никак не комментирует информацию о безосновательном и жестком избиении сотрудниками МВД задержанных по делу, в результате чего некоторым из них были нанесены серьезные телесные повреждения.

Но вернемся к вопросу законности взятия подписки о неразглашении материалов следствия, взятой должностными лицами СК у обвиняемых.

Часть 2 статьи 198 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Республики Беларусь содержит перечень тех лиц и участников уголовного процесса, которых следователь или лицо, которое проводит дознание, вправе предупредить о недопустимости разглашения сведений, имеющихся в деле. К таким лицам относятся: защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, представители, свидетели, эксперт, специалист, переводчик, понятые и другие лица, присутствующие при производстве следственных и иных процессуальных действий. Именно с этих субъектов может быть взята подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со ст. 407 УК Республики Беларусь.

Таким образом, подозреваемые и обвиняемые не входят в данный перечень участников уголовного процесса. Подозреваемые и обвиняемые являются самостоятельными участниками уголовного процесса и имеют свои права и обязанности, установленные действующим Уголовно-процессуальным кодексом. Согласно ст. 41 и 43 УПК Республики Беларусь подозреваемые и обвиняемые имеют только три обязанности:

  • являться по вызовам органа, ведущего уголовный процесс;
  • подчиняться законным распоряжениям органа, ведущего уголовный процесс;
  • участвовать в следственных и иных процессуальных действиях, если это признано необходимым органом, ведущим уголовный процесс.

Вот и все.

Зато в соответствии с той же ст. 43 УПК обвиняемый, помимо прочего, имеет право заявлять о своей невиновности и вообще ему должна быть обеспечена возможность защищаться установленными законом средствами и способами (ст. 17 УПК). Так что обвиняемые имеют право публично давать оценку предъявленных им обвинений, представлять аргументы о своей невиновности, а также предавать гласности факты нарушений своих прав при проведении предварительного следствия. Кроме того, обвиняемые и подозреваемые, как и другие граждане, наделены правом защищать свою честь и достоинство. Все эти действия являются законной формой и средством защиты, и соответственно любые их ограничения органами следствия являются незаконным ограничением права на защиту.

Таким образом, взятие подписки о неразглашении материалов предварительного следствия, взятые Следственным комитетом с обвиняемых М. Пекарского и В. Жеромского, является грубым нарушением их процессуальных прав и наложением обязательств, не установленных действующим уголовно-процессуальным законодательством.

Надо отметить, что такая порочная практика, когда у обвиняемых и подозреваемых органами предварительного следствия берутся подписки о неразглашении материалов предварительного следствия, носит систематический характер. Особенно это касается дел, связанных с обвинениями или подозрениями в совершении преступлений против государства - измене родине, в частности. Органы предварительного следствия, а по данным составам преступления это КГБ, как правило, берут такие подписки не только у защитников, но и у самих подозреваемых или обвиняемых. По мнению КГБ, взятие таких подписок обусловлено наличием информации о государственных секретах в деле. Однако, следует заново обратиться к ст. 407 УПК Республики Беларусь, часть 3 которого предусматривает право следователя предупреждать об ответственности за разглашение сведений, составляющих государственные секреты или иную тайну, охраняемых государством и содержащихся в материалах дела, только лиц, перечисленных в ч. 2 данной статьи: защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, представителей, свидетелей, эксперта, специалиста, переводчика, понятых и других лиц, присутствующих при производстве следственных и иных процессуальных действий. Таким образом, подозреваемые и обвиняемые не могут быть предупреждены об ответственности даже за разглашение материалов следствия, в которых содержатся государственные секреты и другие тайны, охраняемые государством (служебная, например).

Но практика свидетельствует о другом. При проведении предварительного следствия органами следствия были взяты подобные подписки у подозреваемых и обвиняемых: А. Олесина, А. Гайдукова, ксендза Лазаря, М. Жемчужного, что являлось наложением незаконных обязательств на этих лиц и нарушало их права на защиту. Общество таким образом избавлялась информации, которая могла бы свидетельствовать в том числе о злоупотреблениях, допущенных органами предварительного следствия в отношении этих лиц, а также проливала бы свет на истинные основания и причины преследования этих граждан. Надо отметить, что все эти дела имели и имеют большой общественный резонанс и естественно вызывают интерес со стороны правозащитных организаций страны.

Взятие такого рода подписок, как мне кажется, помимо всего носит форму запугивания и давления на лиц, в отношении которых ведется уголовный процесс, что безусловно противоречит основным принципам и задачам ведения уголовного процесса, декларируемых Уголовно-процессуальным кодексом Рэспблики Беларусь.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international