Палата Представителей: непубличность смертной казни предполагает и анонимность захоронения

2015 2015-04-23T17:25:30+0300 2015-04-23T17:25:30+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/seljun_tamara.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Тамара Селюн (фото Cергея Балая)

Тамара Селюн (фото Cергея Балая)

Тамара Селюн – мать расстрелянного Павла Селюна, получила ответ из Палаты Представителей Национального Собрания Республики Беларусь на свое обращение по инициированию уполномоченными органами изменения статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса, согласно которой родным не говорится место захоронения казненных и тело для захоронения по традициям семьи не выдается.

В своем ответе Постоянная комиссия по законодательству Палаты Представителей признает, что каждому человеку после смерти гарантируется погребение с учетом его волеизъявления и пожелания родственников, в соответствии с законом “О погребении и похоронном деле”. Но вместе с тем утверждает, что невыдача тела может рассматриваться как отдельное административно-правовое правоприменительное решение. В таких условиях отказ в выдаче тела выступает как мера административного характера, которая имееть превентивные цели и в то же время является определенным ограничением основных прав, гарантированных Конституцией Республики Беларусь.

Также уполномоченный орган ссылается на приложение к Резолюции «Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни», в котором говорится, что процедура приведения смертного приговора в исполнение должна осуществляться таким образом, чтобы причинять как можно меньше страданий. И это касается не только самого осужденного, но и других людей. Именно поэтому, по мнению Постоянной комиссии, статьей 175 УИК предусмотрено, что «смертная казнь исполняется непублично и отдельно в отношении каждого осужденного, при отсутствии посторонних людей». И при рассмотрении обращения Т. Селюн приходит к выводу, что «непубличность смертной казни распространяется не только на саму процедуру ее исполнения, но и на процесс захоронения тела казненного».

«Этот запрет предполагает анонимность захоронения», - говориться в ответе.

Постоянная комиссия считает, что ст. 175 УИК по сути является определенным ограничением прав и свобод, гарантированных Конституцией, однако, может признаваться допустимой, поскольку преследует конституционно защищаемые цели и является необходимой для обеспечения общественного спокойствия и общественной безопасности, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности, защиты прав и свобод других лиц.

И заключает, что у нее не имеется оснований для инициирования перед Конституционным Судом вопроса о несоответствии статьи 175 УИК и практике ее применения ч.2 ст. 25 Конституции РБ и ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, как того просит Тамара Селюн.

В свою очередь правозащитник Андрей Полуда, помогающий матери казненного в рамках кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси», не согласен с такими заключениями Палаты Представителей и комментирует полученный ответ:

«Ссылаясь на Конституцию и международные акты Постоянная комиссия по законодательству Палаты Представителей говорит о допустимости ограничения прав граждан в случаях невыдачи тела для захоронения. Однако, стоит отметить, что, исходя из правоприменительной практики Комитета по правам человека ООН, в частности дело Бондаренко против Беларуси, Ляшкевич против Беларуси, можно с уверенности говорить о том, что данные ограничения не могут являться и признаваться соразмерными, допустимыми и необходимыми для достижения целей, перечисленных в нормах Конституции и международных правовых актов. В таких случаях именно правоприменительная практика является индикатором понимания нормы».

Напомним, Ленинский суд г. Гродно отказал Тамаре Селюн в возбуждении гражданского дела в отношении Департамента исполнения наказаний МВД РБ по факту направления в адрес заявителя спецодежды казненного сына Павла Селюна. Также, как и Конституционный Суд посчитал, что Тамара Селюн для инициации внесения изменений в Уголовной кодекс должна обратится в соответствующие органы, а не напрямую в суд. После этого мать расстрелянного направила обращения всемсубъектам, которые могут повлиять на внесение изменений в Уголовной кодекс: Президенту Республики Беларусь, Палате представителей Национального собрания Республики Беларусь, Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, Верховному Суду Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь.

Павел Селюн был приговорен к смертной казни и расстрелян 18 апреля 2014. Приблизительно через месяц после этого его матери Тамаре Селюн была направлена ​​спецодежда казненного, в которой он ожидал приведения приговора в исполнение. Кроме того, ей не были сообщены точное время и место захоронения П. Селюна, не было выдано его тело для захоронения.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international