Активистка из Луганска: Государство лишь на словах заботится о гражданах

2014 2014-08-08T10:28:50+0300 2014-08-08T10:28:50+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/krasilnikava_julia.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Юлия Красильникова, активистка инициативы “Восток-СОС” (Киев)

Юлия Красильникова, активистка инициативы “Восток-СОС” (Киев)

О реальной ситуации на Донбассе в эфире “Громадське ТВ” рассказала Юлия Красильникова, активистка гражданской инициативы “Восток-СОС”, созданной в Киеве для помощи жителям Восточной Украины и Крыма. О положении вынужденных переселенцев Юлия знает не только по работе с ними. Она и другие активисты инициативы были вынуждены переехать из Луганска, где до этого работали в правозащитном центре "Поступ".  



 

Перевод текста с украинского языка - ПЦ «Весна».

Паника стремительно распространяется

Как рассказала Юлия Красильникова, у людей, которые обращаются в гражданскую инициативу "Восток-СОС", целый ряд проблем - начиная с того, что они не могут выехать из зоны высокого риска, или не имеют куда ехать, до того, что не имеют на что жить, если остаются, не имеют пищи и лекарств, не имеют медицинской помощи. Много обращается людей, которые физически не могут поехать забрать оттуда свою семью, с ней нет связи - люди попросту не знают, что им делать в таких ситуациях. Начинается паника. Паникуют не только на Луганщине и Донетчине, но и в других регионах. "Если нет связи, не понимают, что там происходит, живы ли родственники, начинают обрывать нам телефон. Звонят из разных уголков страны и из других стран тоже". Паника распространяется, потому что никто не понимает, как вывозить людей из населенных пунктов, где идут боевые действия.

Гуманитарный коридор - на свой страх и риск

С гуманитарным коридором довольно сложная история. Якобы есть, якобы действует, но никто не может официально гарантировать безопасность. Это решение - на собственный риск людей. "Наша организация не может рекомендовать людям пользоваться этим коридором, поскольку это действительно опасно, может случиться что угодно. И нет никакой гарантии, что люди выйдут оттуда живыми. При этом не работает железнодорожный вокзал, то есть люди фактически заблокированы в том же Луганске". Там три автобуса ходят, два в сторону России и один на Сватово [районный центр приблизительно в 150 км от Луганска - ред.]. Есть "коридор жизни", как говорят террористы. Но каждый этот автобус - под постоянным риском обстрела.

Официальная цифра по переселенцам - под вопросом

Есть официальная статистика: 62 тысячи жителей восточных областей были вынуждены переселиться в другие регионы Украины. Из них более 20 тысяч - дети, 8 тысяч - люди пожилого возраста или инвалиды. По наблюдениям правозащитников, в так называемых пророссийских регионах где-то половина людей едет в Россию. "Во-первых, там много родственников у людей, им легче устроиться. Ехать в никуда или к кому ближнему, кто тебе поможет, - разумеется, тут уже не выбираешь страну. Примерно половина людей остается в Украине. Кто-то даже не выезжает за пределы области, просто переезжает в ту часть, где сейчас не ведется боевых действий... Меня немного удивляет цифра в 62 тысячи. Поскольку если сейчас говорить исключительно о Луганске, то это около 450 тысяч населения, и город фактически пуст. То есть, людей остается очень мало, конечно, они сидят по домам, их не видно. Даже если говорить об одном областном центре, то из Луганска выехало значительно больше. Трудно проводить подсчеты".

Регистрация ничего не решает

Цифра по переселенцам, которую дает Министерство чрезвычайных ситуаций, выводится из количества людей, которые зарегистрировались, ставших на учет как переселенцы. Но это проблема. "Потому что люди не знают, куда им идти, зачем им выстаивать очереди и брать эту бумажку. Я такая же переселенка. И я не регистрировалась и не собираюсь. Просто добавить еще одну единицу к списку МЧС - больше никакой пользы от этого не будет. Поэтому сейчас я не вижу необходимости терять время, которое могу потратить на поиски работы, жилья или еще чего, на то, чтобы выстоять очередь за какой-то ненужной бумажкой". Очень трудно вести учет. Многие выезжают к знакомым и близким, многие снимают жилье собственными силами. Большое количество людей обращается к общественным инициативам. Это тоже отдельная статистика.

Государство финансовой помощи не оказывает

"Пока это очень проблемный вопрос. Недавно мы обращались в Министерство экономического развития. Еще в июне было распоряжение провести подсчеты - сколько денег нужно потратить на помощь вынужденным переселенцам [согласно Постановлению Кабинета министров Украины № 588р от 11 июня 2014 до 25 июня 2014 министерства и ведомства должны были представить расчеты по расходовании резервного фонда - ред.] В настоящее время мы получили ответ, что это не сделано. То есть, государство пока не может сказать, какая сумма ему нужна, и, не имея этих цифр, не может выделить хоть что-то". Люди часто обращаются к общественным организациям для получения гуманитарной помощи, потому что то, что им сейчас может дать государство - минимум, с которым трудно выжить.

Трудоустройство – очень проблематично

"Человеку, который из малого города попал в большой или из областного центра в сельскую местность, очень трудно адаптироваться. Он не знает, куда идти, как искать работу. Конечно, сейчас на такое количество переселенцев нет необходимых рабочих мест. Тем более что людям очень мало оказывается помощи в поисках работы. То есть, рабочие места где-то отдельно, люди где-то отдельно - очень трудно их связывать".

Адаптация переселенцев - забота общественных инициатив

Отдельный вопрос - координируется ли как-то огромное сообщество переселенцев на уровне Киева, ощущают ли люди, что они - одно целое и находятся в одной ситуации. Юлия Красильникова отмечает, что есть массовые поселения и там эти люди хотя-нехотя вынуждены общаться между собой. Есть общественные инициативы, где они также встречаются, там предлагают совместные меры для детей, билеты, мероприятия. То есть пытаются переключить внимание с их тяжелого положения, как-то адаптировать. Кроме таких общественных инициатив, есть еще молодежные движения... "Недавно была акция памяти по погибшим в Луганске, где собралось очень много людей. Интересно, что собрались не только те, кто выехал, но и те, кто давно живет в Киеве и очень переживает за то, что сейчас происходит в их родном городе. Увиделись люди, которые не виделись годами. Таким образом, определенное сообщество начало образовываться, но не известно, что из этого получится".

Андрей Сайчук, ведущий “Громадське ТВ”
Юлия Красильникова, активистка инициативы “Восток-СОС” (Киев)
Юлия Красильникова из "Восток-СОС" на "Громадське ТВ" (Киев)

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international