Ситуация с правами человека в Беларуси. Март 2014 года

2014 2014-04-10T01:10:00+0300 2014-04-29T01:14:29+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/agliad08.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Обзор-хроника нарушений прав человека в Беларуси. Март 2014 года

На ситуацию с правами человека в Беларуси значительное влияние оказывали события, которые формировали общественно-политическую повестку месяца, среди которых - выборы депутатов местных Советов (23 марта), реакция граждан на ситуацию в соседней Украине, празднование очередной годовщины образования Белорусского Народной Республики - День Воли (25 марта). Возможности пользоваться своими гражданскими и политическими правами, прежде всего свободой выражения мнения, были чрезмерно ограниченными. Так, задерживались и подвергались арестам и штрафам участники массовых предвыборных мероприятий (​​в том числе и кандидаты в депутаты), когда в своих публичных высказываниях затрагивали острые проблемы, такие как наличие политзаключенных и исчезнувших, выражали отношение к событиям в Украине, призывали игнорировать выборы и т.д. За акции солидарности с украинским народом и выражение поддержки борьбе против российской агрессии были задержаны 30 человек, из которых 8 были подвергнуты административным арестам. Несмотря на полученное от властей Минска разрешение на проведение шествия и митинга на День Воли, 8 его участников были задержаны, 2 из которых получили наказания в виде арестов. Фиксировались случаи превентивных произвольных задержаний и долгосрочной изоляции активистов накануне Дня Воли и дня выборов. Во многих случаях вместе с участниками массовых мероприятий, как санкционированных, так и несанкционированных, задерживались журналисты, выполнявшие свои профессиональные обязанности.

Самой острой проблемой по-прежнему оставалось наличие политических заключенных. В марте вышел на свободу после 3-месячного ареста за нарушение правил превентивного надзора активист «Молодого Фронта» Владимир Яременок, но это не изменило общую картину - за решеткой продолжали содержатьс 10 политзаключенных: Алесь Беляцкий, Николай Статкевич, Николай Автухович, Эдуард Лобов, Николай Дедок, Игорь Олиневич, Андрей Гайдуков, Василий Парфенков, Евгений Васькович и Артем Прокопенко. В публичном пространстве не очень активно, но все же продолжали озвучиваться требования со стороны Европейского Союза об их освобождении как предпосылке налаживания эффективного сотрудничества с белорусской официальным стороной. Так, министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус во время рабочего визита в эту страну министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея 28 февраля - 1 марта, отметил, что «существование политических заключенных остается существенной проблемой в отношениях ЕС и Беларуси». 1 марта Владимир Макей в Вильнюсе дал интервью информационному агентству BNS (Baltic News Service), в котором выразил несогласие с позицией Линаса Линкявичюса: "Ваш министр подчеркнул, что у нас есть так называемые политзаключенные, с чем мы, естественно, категорически не согласны. Эти лица понесли конкретные наказания за определенные уголовные действия, не буду вдаваться в детали. Мы со своей стороны подчеркнули, что также хотели бы, чтобы Европейский Союз снял с Беларуси санкции против 243 лиц и 32 предприятий, которые, с нашей точки зрения, абсолютно необоснованно были введены после президентских выборов в декабре 2010 года(...) В этом плане мы понимаем, что нужно решать существующие проблемы в отношениях между Европейским Союзом и Беларусью. С нашей стороны - требование отмены санкций, со стороны ЕС - освобождение лиц, так называемых политзаключенных. Мы считаем, что все должно находиться не в политической сфере, а в чисто правовой сфере. Все должно решаться в соответствии с законом. Если суд сочтет, либо соответствующие правоохранительные структуры посчитают, что лицо подлежит освобождению, или если этот человек напишет соответствующее прошение о помиловании, соответствующими компетентными комиссиями или органами эти просьбы будут рассмотрены и внесены на рассмотрение главе государства". Отдельно В. Макей прокомментировал ситуацию с Алесем Беляцким: "Насколько мне известно, изучаются обстоятельства этого дела. Я не могу сейчас гарантировать, отвечать за Генпрокуратуру и за соответствующие структуры, но обстоятельства этой ситуации изучаются".
Вместе с тем, Александр Лукашенко назвал единственный путь, по которому политзаключенные могут выйти на свободу - подача на его имя прошения о помиловании. 23 марта, отвечая на вопрос об освобождении политзаключенных на избирательном участке после голосования на выборах депутатов местных советов, он заявил: «Не хочу повторять, но будет обращение ( о помиловании - ред.) - Будет моя подпись. Не будет - ни чемпионат мира (по хоккею), ни 70-летие победы, ничего не поможет. Это мой принципиальный подход к этому, и не только мой. Мы - государство, мы - страна. И нас не нужно наклонять. И не надо исходя из двойных, тройных стандартов к нам соответствующим образом относиться. Не от моей подписи здесь что-то зависит». На уточнение журналиста БелаПАН о том, что были прецеденты, когда глава государства давал помилование заключенным и без прошений, А. Лукашенко заявил: «Да, и без прошений я принимаю массу таких решений. Я только не знаю, почему вы зациклились на нескольких фамилиях. Президент имеет право помиловать любого человека по определенной процедуре. Да, бывали случаи, но преступление преступлению рознь, во-первых. Во-вторых, я часто вам говорил и вашим там подзащитным - не напрягайте обстановку. Виноват - тихонько, без шума, без давления, давайте внутри страны решать этот вопрос. Вы вывели эти вопросы на международный уровень. Вот соответствующий, адекватный, симметричный ответ. Но мое заявление и мои предложения, если уж хотите, остаются в силе».

Сохранялась ситуация расхождения ЕС с позицией белорусских правозащитников по количественному списке политзаключенных, а также неопределенности персонального списка, относительно которого Евросоюз ведет переговоры с белорусской стороной и требует освобождения. 10 марта по просьбе БелаПАН прокомментировать ситуацию из офиса главы делегации Европарламента по связям с Беларусью Филиппа Качмарека поступил ответ, в котором говорилось: «официальное количество политзаключенных - 11». При этом подчеркивалось, что без освобождения политзаключенных «отношения между Евросоюзом и Беларусью не улучшатся». Но уже 12 марта помощник Качмарека Сильвия Фодар заявила, что данная информация не является официальной позицией Европарламента: «Я бы хотела сделать уточнение по поводу заявления относительно политзаключенных в Беларуси. Цифра "11", которая упоминалась в предыдущем комментарии, называется некоторыми неправительственными организациями и не является официальной позицией Европарламента».
Несмотря на разноуровневые дискуссии по проблеме политзаключенных, их судьба в течение февраля оставался неизменной, а ситуация с широким спектром прав все больше консервировалась в самых негативных проявлениях.

 

Политические заключенные, уголовное преследование общественных активистов

3 марта стало известно, что политзаключенный Николай Статкевич был вынужден написать заявление о безопасном содержании в связи с участившимися в отношении его провокациями. По его мнению, это происходит в связи с желанием властей заставить его написать прошение о помиловании. В результате Н. Статкевич был переведен в одиночную камеру тюрьмы № 4 в Могилеве. 8 марта в письме жене Марине Адамович политзаключенный сообщил, что почувствовал опасность своей жизни. По его словам, опасность объясняется тем, что вместе с ним в камере был другой заключенный, на которого в случае особой провокации администрация могла возложить ответственность.

11 марта в 8 утра из арестного дома в Барановичах на свободу вышел активист «Молодого Фронта» Владимир Яременок, который отбывал трехмесячный арест за нарушение режима превентивного надзора. В. Яременок отметил, что администрация к нему относилась нормально, были зафиксированы два нарушения, но в штрафной изолятор его не направляли. На вопрос, будет ли он продолжать общественную деятельность, бывший политзаключенный не ответил, отметив, что будет решать этот вопрос с семьей, но своих политических убеждений он не меняет. В. Яременок поблагодарил всех, кто писал ему, он получал сотни писем с воли, а также независимые газеты «Новы час» и «Свободные новости», которые подписали его на свои издания.

24 марта общественная активистка и режиссер Ольга Миколайчик сообщила, что из получено от политзаключенного Василия Парфенкова письма ей стало известно, что из 37 дней, проведенных в колонии в Горках, он 23 дня содержался в ШИЗО. Василий сообщил о большом давлении на него со стороны администрации колонии: у него уже 10 нарушений режима, за что его лишили свиданий и передач. В. Парфенков так прокомментировал свое будущее в колонии: «Осталось 8 месяцев голода». Согласно письму Василия Парфенкова, он так и не получил высланный ему православный крестик и карты мира и Беларуси. Почему ему не разрешили получить эти вещи, политзаключенному неизвестно.

18 марта в Гродненской тюрьме прошел выездной суд по вопросу установления над политзаключенным Николаем Автуховичем превентивного надзора. Суд проходил без адвоката, ему сообщили о заседании за полчаса до процесса. Н. Автухович ходатайствовал отложить суд до появления защитника, но ему отказали. Дело рассматривал судья суда Ленинского района Гродно Юрий Казакевич. Над Н. Автуховичем установлен превентивный надзор сроком на 1 год и 4 месяца. После суда Автухович встретился со своим защитником. Политзаключенный жаловался на боль в руке и высокую влажность в камере. 28 марта суд признал жалобу политзаключенного Николая Автуховича необоснованной и отказал в ее удовлетворении. Решение принято судьей Ленинского районного суда Гродно Жанной Кравченко. Два предыдущих дня в гродненской тюрьме № 1 на выездном заседании проходило рассмотрение жалобы заключенного на взыскания, которыми наказала его администрация. Дважды ему дали выговор и один раз поместили в штрафной изолятор. Николай Автухович надеялся, что если жалобу удовлетворят, это может повлиять на условия его жизни после освобождения.

26 марта «Наша Ніва» получила из Администрации президента ответ на свой ​​запрос, касающийся заявления А. Лукашенко 21 января во время встречи с руководителями крупных белорусских СМИ, что он не знает о том, что определенный судом якобы нанесенный ущерб правозащитником и политзаключенным Алесем Беляцким - давно выплачен. Тогда А. Лукашенко сразу же поручил заместителю главы Администрации президента Александру Радькову разобраться в вопросе: «Это серьезный аргумент. Тут дело не в политике и не в позиции самого Беляцкого. Клянусь вам, я его не знал и не знаю». Тогда же он сказал, что если информация о компенсации ущерба подтвердится, должен быть рассмотрен вопрос о применении к А. Беляцкому амнистии. Ответ из Администрация подписан заведующим главного управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц Станиславом Буко. Он заверил, что «А.В.Бяляцким компенсирован определенный решением суда ущерб, нанесенный государству», а «информация по этому вопросу доведена до президента Республики Беларусь». Однако «в соответствии с действующим законодательством при рассмотрении вопросов о помиловании или условно-досрочном освобождении факт возмещения ущерба рассматривается в комплексе с другими обстоятельствами, которые заслуживают внимания», - уточнялось в ответе. При этом третий путь, согласно которому А. Беляцкий может быть освобожден, в ответе не был назван, а именно - освобождение по амнистии. 31 марта Гродненский областной суд, рассмотрев кассационную жалобу коллеги А. Беляцкого - Татьяны Ревяко, оставил в силе решение о запрете ввоза его книги «Асьвечаныя Беларушчынай» на территорию Беларуси. Коллегия судей по гражданским делам приняла решение за три минуты , что свидетельствует о том, что оно было принято заранее. При этом председательствующий в заседании судья Александр Колесник вел себя агрессивно и по-хамски. Он не позволил заявителем во время заседания высказаться в полном объеме и донести до суда свои соображения. Мотивы, по которым кассационная жалоба не была удовлетворена, не были озвучены, было лишь заявлено, что они будут изложены в определении суда, с которым возможно будет ознакомиться через пять дней в суде Ошмянского района.

31 марта политзаключенный Эдуард Лобов в письме матери Марина Лобова сообщил, что отказывается от встреч с адвокатом, поскольку не имеет возможности вести с ним частную беседу, когда с одной и с другой стороны садится сотрудник колонии. Марина Лобова отметила, что если даже приезжает ксендз, они не могут остаться наедине, и исповедь не может состояться.

31 марта Анатолий Прокопенко, отец Артема Прокопенко, сообщил, что из телефонного разговора с сыном ему стало известно о разрешении на долгосрочное свидание с родными в июне. Отец политзаключенных добавил, что у сына была простуда, но сейчас со здоровьем все в порядке. Ранее А. Прокопенко постоянно ходил на работу, но теперь ее стало мало, и он занимается спортом и читает книги.

31 марта редактор «Бобруйского курьера» Анатолий Санотенко получил ответ на свое обращение в областную общественную наблюдательную комиссию при Главном управлении юстиции Могилевского облисполкома. Обращение касалось условий содержания в могилевской тюрьме Евгения Васьковича. Из письма, полученного Анатолием Санотенко, следует, что 21 марта председатель Общественной наблюдательной комиссии Виктор Сидоренко и еще один ее представитель посетили Могилевскую тюрьму № 4. У них состоялись встречи и беседы с начальником тюрьмы, начальником отдела исправительного процесса и его заместителем, с тюремным врачом и с работником местной библиотеки, а также с самим журналистом и политзаключенным Евгением Васьковичем. Комиссия тщательно изучила условия содержания Васьковича и условия содержания заключенных в штрафном изоляторе (ШИЗО). Выяснилось, что политзаключенный содержится в камере на 10 мест общей площадью 33,89 кв. м., он обеспечен трехразовым питанием, еженедельной санитарной обработкой и сменой постельного белья. За медицинской помощью за три года пребывания в тюрьме обращался один раз, в декабре 2013. За январь-март 2014 прочитал 18 книг, взятых из тюремной библиотеки. В последние три месяца в ШИЗО его не содержали. Между тем, проверка условий содержания в штрафном изоляторе выявила нарушение Минимальных стандартных правил, принятых на первом конгрессе ООН в 1955 году. Изолятор находится в подвальном помещении, он не оснащен окнами с дневным светом. Обращает на себя внимание следующий факт из характеристики на Васьковича, выданной председателю Общественной комиссии руководством исправительного учреждения: с октября 2011 г. по декабрь 2013 Васьковича 43 раза наказывали в дисциплинарном порядке, в том числе 27 раз помещали в ШИЗО за 27 месяцев пребывания в тюрьме. Председатель Общественной комиссии обратил также внимание на следующее расхождение: в ходе бесед с сотрудниками исправительного учреждения на поведение Васьковича никто не жаловался, а характеристику ему выдали очень плохую. Руководством исправительного учреждения он характеризуется отрицательно; 11 июля 2012 поставлен на профилактический учет как склонный к хулиганским проявлениям, захвату заложников, нападению на администрацию.

 

Смертная казнь

12 марта Любовь Ковалева - мать Владислава Ковалева, одного из расстрелянных по обвинению в совершении теракта в минском метро, и его сестра Татьяна Козяр направили Генеральному прокурору РБ Александру Конюку заявление с требованием возобновить расследование дела по открытым новым обстоятельствам с последующей реабилитацией. Этими новыми обстоятельствами они считают решение Комитета по правам человека ООН, согласно которому государство нарушило право на жизнь осужденного, а также ряд прав, гарантированных национальным законодательством и международными стандартами: запрет применения физической силы, презумпция невиновности, стандарты справедливого правосудия. Заявители отмечают, что выявленные нарушения могут быть исправлены только путем пересмотра уголовного дела.

21 марта мать и сестра обвиняемого в организации теракта в минском метро и казненного Владислава Ковалева обратились к Председателю Верховного суда с надзорной жалобой. Они требуют отменить решение суда Октябрьского района г. Минска и Коллегии по гражданским делам городского суда. Обе инстанции отказали в возбуждении гражданского дела на действия КГБ, МВД и Департамента исполнения наказаний, которые отказали предоставить информацию о месте захоронения Владислава. В жалобе на имя председателя Верховного суда акцентируется внимание на двух моментах, с учетом которых жалоба на действия КГБ, МВД и Департамента исполнения наказаний должна быть рассмотрена. Во-первых, районным и городским судом не было учтено мнение КПЧ ООН о том, что была нарушена статья 7 Международного пакта о гражданских и политических правах. Беларусь ратифицировала это соглашение, соответственно, должна неукоснительно соблюдать. Отказ рассмотреть дело в суде означает, что Беларусь игнорирует требования ратифицированного документа. Во-вторых, родственникам Ковалева было отказано в реализации их конституционного права на независимое судебное разбирательство и защиту в суде. Даже в том случае, если суд считает, что рассмотрение вопроса о месте захоронения казненного казни не подведомственны общим судам Беларуси, родственникам должны были сообщить, в какую судебную инстанцию ​​они могут обратиться со своей жалобой. То, что исполнение смертной казни регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом, не означает, что в судебном порядке нельзя требовать информирования родственников о месте захоронения. В надзорной жалобе Любовь Ковалева и Татьяна Козяр требуют, чтобы президиум Верховного суда отменил решения предыдущих судебных инстанций, а дело по жалобе на действия КГБ, МВД и Департамент исполнения наказаний, которые не выдают информации о месте захоронения Владислава Ковалева, было направлено в Октябрьский райсуд Минска для рассмотрения по существу.

31 марта шестеро брестских правозащитников направили в Совет Министров обращение с предложением внести в Уголовно-исполнительный кодекс норму, предусматривающую пятилетнюю отсрочку исполнения смертных приговоров.

 

Применение пыток и других видов жестокого и бесчеловечного обращения

5 марта Людмила Кучура, жена заключенного Петра Кучуры, в отношении которого была применена хлорка как средство пыток в ИК- 15 г. Могилева, направила обращения в Генеральную прокуратуру - начальнику отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Павлу Елисееву, а также в законодательный орган - в Комиссию по законодательству Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь и в Комиссию по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь. Ее жалобы в связи с применением пыток в отношении мужа нуждались в проверке и принятии процессуального решения. Стоило установить сам факт жестокого, бесчеловечного обращения и дать ему надлежащую оценку. Но неоднократные жалобы в органы Следственного комитета и прокуратуры результатов не дали. Рассмотрение жалобы Департаментом исполнения наказаний МВД, куда она была перенаправлена ​​органами следствия, никак не может считаться беспристрастным. В своих обращениях в Генпрокуратуру и парламент Людмила Кучура подчеркивает, что законодательство Беларуси не содержит норм об ответственности должностных лиц за пытки, жестокое и бесчеловечное обращение, однако возможна квалификация их действий по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за преступления против человека и против интересов службы. Также, исходя из личного опыта, утверждает Л. Кучура, законодательством Беларуси не предусмотрено эффективного механизма расследования жалоб о пытках, жестоком, бесчеловечном, унижающем обращении. Она напоминает, что Беларусь ратифицировала Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятую резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 года. Поэтому в своих обращениях женщина просит Генпрокуратуру и комиссии ПП НС провести проверку по ее заявлению с точки зрения соблюдения Республикой Беларусь принятых на себя обязательств по заключенным и ратифицированным ей международным договорам. Также она просит законодателей сообщить о мерах, принимаемых ПП НС Республики Беларусь в целях включения в уголовный закон норм, криминализуют пытки, жестокое, бесчеловечное и унижающее обращение.

4 марта в Минске поздно вечером, в день белорусским милиции, активист национал-большевицкого движения Дмитрий Полиенко, который в прошлом году неоднократно отбывал наказание в виде административных арестов, был задержан нарядом ППС рядом со свежим граффити «Долой полицейское государство». Он был доставлен в РУВД Октябрьского района, где сотрудники милиции решили отметить свой ​​профессиональный праздник пытками задержанного. «Ласточка», т.е. выворачивания рук, закованных в наручники, избиения, сквернословие -- именно таким нехитрым образом создали себе «праздничную атмосферу». На просьбы задержанного оказать ему медицинскую помощь милиционеры не реагировали. В результате активист порвал себе вены зубами, чтобы остановить избиения. Увидев это, сотрудники РУВД ударили активиста головой о стену с такой силой, что он потерял сознание. Начальник отделения милиции, прибывший на шум, все же вызвал скорую помощь. Врачи были в шоке от увиденного: сам Дмитрий, его одежда, пол в камере были залиты кровью. Только прибытие скорой смогло остановить избиения. Д . Полиенко был доставлен в 4 городскую клиническую больницу, где ему были наложены швы, диагностирована черепно-мозговая травма и многочисленные ушибы.

 

Административное преследование общественно-политических активистов, произвольные задержания

2 марта суд Ленинского района Бреста не стал рассматривать административное дело, возбужденное в отношении руководителя областной организации ОГП Владимира Вуека. Протокол об административном правонарушении был составлен представителями идеологического отдела Брестского горисполкома и касался проведенного 30 января в Бресте пикета по выдвижению кандидатом в депутаты городского Совета член ОГП Дианы Костюкович. Сначала сотрудники милиции пытались обвинить партийцев в том, что пикет проходит в запрещенном месте в центре города, но участники убедили их в обратном. В последующие дни после пикета некоторых его участников начали вызывать в отделение милиции или сотрудники правоохранительных органов сами приходили на работу активистов. В ходе этих встреч были выдвинуты другие претензии: мол, собирались подписи не только за выдвижение кандидата в депутаты, но и за отмену новой пошлины на автомобили, кроме того, осуществлялось распространение партийного бюллетеня «Голос разума». При этом аргументированно ответить, какую норму закона партийцы нарушили, сотрудники милиции не смогли. В результате административный протокол был составлен не милицией, а идеологами. Чиновники из горисполкома посчитали, что участники пикета нарушили закон, поскольку не согласовали формат мероприятия в соответствии с новым постановлением Центризбиркома. Однако судья, изучив протокол, решил, что составлен он неправильно и вернул на доработку.

2 марта в Минске у российского посольства активисты различных движений пытались провести акцию протеста против агрессии России в Украине. С самого начала их ждали «автозаки» и милицейские автомобили, усиленные силы сотрудников милиции, причем большинство из них были одеты в гражданскую одежду. Силовики сработали жестко, даже не позволив развернуть плакаты и растяжки. Сразу же было задержано 23 человека. Среди задержанных - корреспондент «Нашай Ніны» Ирина Ареховская, журналисты Владимир Гридин, Инна Студинская, Василий Семашко, Сергей Гапон, Артем Лява, Евгений Ерчак, активисты Дмитрий Дашкевич, Роман Протасевич, Мария Трофимова, Сергей Финькевич, Марианна Титова, Наталья Рак, Авгинья Богинская, Яна Казакова, Станислав Пачнель, Дмитрий Предко, Виктор Дудко, Людмила Коровянская, Геннадий Луценко, Игорь Сергиевич, случайные прохожие и даже пресс-атташе посольства европейской страны, который не назвал свою фамилию (по некоторым сведениям, это атташе российского посольства Пчелинцев). Все задержанные были доставлены в РУВД Центрального района. Через час журналисты были освобождены, при этом начальник ГУВД Мингарвыкамкама Барсуков сказал журналистам: «Вы продажные». Был освобожден и журналист Василий Семашко, которого Александр Барсуков грозился посадить за лозунг «Слава героям». В течение трех часов были освобождены большинство задержанных, на Дмитрия Дашкевича, Сергея Финькевича, Евгения Тихонова и Анну Багинскую в РУВД были составлены протоколы административного правонарушения. Анна Богинская была отпущена до суда, остальные доставлены в ЦИП. 3 марта в суде Центрального района состоялось рассмотрение административных дел активистов "Молодого Фронта " Дмитрия Дашкевича, Сергея Финькевича и Евгения Тихонова. Дело Сергея Финькевича рассматривал судья Александр Якунчихин, который приговорил активиста к 10 суткам административного ареста. Активист обвинялся по арт.23.4 КоАП - неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий. Дело Евгения Тихонова рассматривала судья Виктория Шабуня - протокол составлен по ст.ст. . 23.4 (неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий) и 17.1 КоАП (мелкое хулиганство). Постановление суда - 12 суток ареста. Виктория Шабуни постановила арестовать и Дмитрия Дашкевича на 12 суток ареста по обвинению в неповиновении сотрудникам милиции (арт.23.4 КоАП).

2 марта в центре Минска на Немиге время масленичных гуляний был задержан 25-летний украинец Антон Чарнечка, который подошел к милиционеру и спросил: «Когда рухнет режим Лукашенко?».

5 марта общественный активист Максим Винярский провел пикетирование возле посольства России в Беларуси. Приблизительно в 16.00 он стал напротив здания посольства с плакатом «Оккупанты, вон из Украины!». Через минуту от начала пикетирования к Венярскому подошел сотрудник милиции, охранявший посольство, и попытался забрать плакат, требовал предъявить документы. Он вызвал наряд милиции, который в 16.40 задержал активиста и доставил в РУВД Центрального района Минска. 6 марта суд Центрального района признал активиста виновным в нарушении ст. 23:34 КоАП РБ (организация или участие в несанкционированном массовом мероприятии) и постановил арестовать на 15 суток. Решение вынесла судья Виктория Шабуня.

6 марта в суде Центрального района Минска состоялось судебное заседание по делу минчанина Виктора Шаршунова, избитого милиционерами за бело-красно-белый флаг, который он вывесил на собственном балконе. Виктора Шаршунова обвинили в неповиновении сотрудникам милиции и оскорблении сотрудников МВД. Дело рассматривал судья Валерий Есьман. В процессе были допрошены свидетели: младший сержант милиции Корольков, который совершал задержание, и участковый инспектор Илья Бугор. Поскольку административный протокол по статье 23.5 КоАП (оскорбление должностного лица ) отличался от его копии - судья отправил его на доработку.

6 марта в Могилеве на организатора традиционной весенней акции автомобилистов Илью Палонникава было заведено административное дело, а во время осмотра его квартиры милиционеры забрали на экспертизу два ноутбука. Акцию «За хорошие дороги» автомобилист Илья организовывал через группу в социальной сети «ВКонтакте». Ее он планировал провести в апреле текущего года. Он вместе с другими автомобилистами раздавал наклейки «Могилев - город без дорог». Все желающие могилевчане могли приехать к нему в условленное место и получить эти наклейки. На раздачу листовок подоспели и сотрудники милиции, переписали паспортные данные, а Илье предложили проехать в РОВД, где составили протокол об административном правонарушении за проведение несанкционированного мероприятия. Затем вместе с двумя милиционерами задержанный поехал домой, где был проведен осмотр квартиры.

7 марта активисты Движения «За свободу» Артем Лява и Алесь Марченко были наказаны арестами по 5 суток за акцию солидарности с Украиной, проведенную у российского посольства 6 марта.

9 марта на предвыборном пикете возле Комаровского рынка в Минске был задержан Сергей Пальчевский - доверенное лицо кандидата в депутаты Антона Жилко. Он держал в руках плакат против налога на автомобили с надписью «Автопошлина? Пошли на ...». С.Пальчевского доставили в отделение милиции Советского района. 10 марта суд Советского района постановил арестовать активиста на 10 суток.

10 марта в Гомеле сотрудники милиции задержали активиста общественной инициативы «Наша альтернатива» Андрея Попова, который распространял в частном секторе информационные буклеты «Не дай себя развести». В листовках была информация о том, какими нормативными актами следует пользоваться собственником частных домов в случае принудительного сноса. Активиста доставили в Советский РОВД, откуда освободили позже без составления протокола.

11 марта активисты «Молодого Фронта» из Гомеля Стас Була и Дмитрий Корешков около 11.40 подошли к российскому посольству в Минске с плакатами «Путин, руки прочь от Украины» и «Нет войне! Путин – враг». Буквально через полторы минуты парней задержали и отвезли в РУВД Центрального района, где на них были составлены протоколы об административном правонарушении - за неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица государственного органа при исполнении им служебных полномочий (ст. 23.4 КоАП РБ). В этот же день состоялись разбирательства дел в суде Центрального района. Дела рассматривала судья Виктория Шабуня. Свидетелями выступили милиционеры из службы охраны посольства Быков и Берасневич. Решение суда - 11 суток ареста Станиславу Буле, 15 суток ареста - Дмитрию Корешкову.

11 марта на площадке возле минской филармонии был задержан кандидат в депутаты Минского горсовета от Партии БНФ Евгений Рыбаков. Он проводил предвыборный пикет. Е. Рыбаков держал в руках бело-красно-белый флаг. Его задержал младший сержант, сотрудник милиции метрополитена, доставил в опорный пункт милиции на станции «Площадь Якуба Коласа». После этого в опорный пункт приехал начальник этого сержанта, они позвонили главному идеологу горсовета, проверили документы кандидата и отпустили.

12 марта суд Советского района Минска признал лидера ОГП Анатолия Лебедько виновным в проведении несанкционированного массового мероприятия и оштрафовал на 30 базовых величин. Решение вынес судья Якубовский. Дело было возбуждено за проведение 2 марта возле Комаровского рынка предвыборного пикета «За честные выборы» активистами ОГП и «Молодой Беларуси», где также выражалась солидарность с Украиной. Предвыборный пикет проходил по предварительному уведомлению.

12 марта лидер Брестской областной организации ОГП Владимир Вуек был оштрафован на 25 базовых величин, а активисты этой партии Диана Костюкович и Юрий Жидович - на 10 базовых величин каждый. Они были наказаны за пикет, который был инициирован Объединенной гражданской партией и прошел на улице Советской в ​​Бресте 24 февраля. Тогда, несмотря на высказанные сотрудниками правоохранительных органов замечания, что акция проводится в месте, которое решением городских властей не может использоваться для пикетирования, обошлось без задержаний. Однако милиционеры переписали паспортные данные участников пикета и вскоре на них были составлены протоколы об административном правонарушении за проведение несанкционированного массового мероприятия. Суд согласился с выводами сотрудников милиции и оштрафовал активистов ОГП.

14 марта судья суда Московского района Минска Татьяна Мотыль приговорила лидера молодежной организации «Zмена» Павла Виноградова к 25 суткам ареста по обвинению в нарушении ст. 17.1 (мелкое хулиганство) и 23.4 (неповиновение сотруднику милиции) Кодекса об административных правонарушениях. Активист « Zмены» Александр Арцыбашев, задержанный вместе с Павлом Виноградовым, получил 15 суток - по ст. 23.4 КоАП. Активисты были задержаны днем 13 марта. Арцыбашев приехал на машине к зданию милицейской инспекции, куда Виноградов приходил отмечаться. На выходе из инспекции Павел был задержан, Александра чуть позже задержал сотрудник ГАИ. Сотрудники милиции намекнули, что арест связан с предстоящими выборами в местные советы. Ночь на 14 марта активисты «Zмены» провели в Центре изоляции правонарушителей на ул. Окрестина.

14 марта возле Центра изоляции правонарушителей в Минске во время встречи освобожденных после ареста Дмитрия Дашкевича и Евгения Тихонова были задержаны кандидата в депутаты местных Советов Илья Добротвор и Антон Жилко. Сотрудники милиции увидели в автомобиле И. Добротвора его информационные листовки для избирателей, изготовление которых предусмотрено избирательным законодательством. Обоих кандидатов доставили в РУВД Московского района, откуда через некоторое время отпустили. Сотрудники милиции листовки И. Добротвору не отдали.

14 марта в Минске были задержаны участницы проекта «Наблюдение за выборами: теория и практика» Анна Аземша и Полина Броди. Они собирались проводить тренинг для наблюдателей на местных выборах, и когда ехали в автомобиле, в котором находилась необходимая для проведения мероприятия канцелярская продукция и брошюры для наблюдателей, на улице Гусовского их остановили сотрудники ГАИ. Сотрудники ГАИ объяснили, что их автомобиль остановлен по подозрению в совершении ДТП и попросили девушек проехать с ними для досмотра автомобиля. В РУВД Фрунзенского района, куда доставили Анну Аземша и Полину Броди, была оформлена процедура извлечения печатной продукции. Также в протоколе досмотра автомобиля было указано, что они не имеют официальных бумаг об изготовлении этой продукции. Вечером задержанных отпустили из РУВД.

14 марта в центре Бреста правозащитник Роман Кисляк вместе с активистом Дмитрием Рабцевичем распространили среди прохожих 16 брошюр с текстом решения Комитета ООН по делу обвиняемого в совершении теракта и расстрелянного Владислава Ковалева. Во время распространения материалов к правозащитнику Роману Кисляку подошел сотрудник милиции и потребовал прекратить акцию, а 18 марта по факту распространения материалов Кисляк был опрошен участковым инспектором. 31 марта из РОВД Ленинского района Бреста было направлено официальное письмо, из которого следует, что в ходе проверки не был установлен состав правонарушения в действиях Кисляка и Рабцевича по части 2 статьи 22.9 КоАП и на этом основании вынесено постановление о прекращении административного дела.

15 марта в Гомеле возле крупного торгового дома «Речицкий» активисты Объединенной гражданской партии провели предвыборный пикет. Его участники держали в руках плакаты с лозунгами «Требуем честные выборы», «Верните выборы», «23 марта - очередные невыборы». Пикет, в котором принимали участие лидеры ОГП Анатолий Лебедько и Василий Поляков, длился час. За пикетом наблюдали сотрудники милиции в форме, а неизвестные люди в штатском снимали на видео. После завершения пикета был задержан один из его участников - гомельский член ОГП Владимир Шитиков. Он держал в руках плакаты с надписями: «Путинская Россия, ты сошла с ума» и «Блеск резиденций не спасает диктатора». Во время проведения пикета милиционеры просили Шитикова убрать плакат, поскольку он не соответствует избирательной тематике, но он ответил, что ничего не нарушает, и продолжил держать плакаты. Владимир Шитиков был доставлен в РОВД Советского района. 16 марта судья суда Советского района Гомеля Сергей Шевструк признал члена ОГП Владимира Шитикова виновным в нарушении порядка проведения массового мероприятия и наказал 10 сутками ареста.

17 марта волковыский активист Виталий Гуляко был осужден районным судом к штрафу в размере 10 базовых величин за проведение 13 марта одиночного пикета в поддержку Украины. Виталий Гуляко вышел в тот день с украинским желто-голубым флагом и плакатом «Нет войне! Путин, вон!» в сквер воинов-интернационалистов. Судья Волковысского районного суда Николай Талашко также постановил уничтожить материалы участника пикета - украинский государственный желто-голубой флаг и изготовленный плакат.

17 марта в суде Советского района Минска прошли процессы над задержанными 16 марта возле Комаровского рынка 7 участниками пикета Объединенной гражданской партии. Все задержанные обвинялись в нарушении ст. 23.34 Кодекса об административных правонарушениях (участие в несанкционированном массовом мероприятии). Пикет был согласован с властями как предвыборный, но во время его участники держали портреты 10 белорусских политзаключенных, а также бесследно исчезнувших Виктора Гончара, Юрия Захаренко, Анатолия Красовского и Дмитрия Завадского. Всего было задержано около 10 человек, в том числе председатель ОГП Анатолий Лебедько, глава белорусского отделения международного общества «Мемориал» Владимир Романовский (ему - 73 года), первый заместитель председателя оргкомитета по созданию БСДП (Народная Грамада) Александр Арестович, видеооператоры Алесь Силич и Геннадий Вератинский, журналистка Наталья Волокидо. Некоторых из задержанных, включая Ольгу Майорову, Анну Конопацкую, через три часа после составления протоколов отпустили из РОВД Советского района до суда, остальных отправили в Центр изоляции правонарушителей на улице Окрестина. Также из отделения милиции были отпущены журналисты. Судья Якубовский признал Анну Конопацкую виновной и вынес решение о наложении штрафа в размере 30 базовых величин. Судья Марина Федорова наказала Александра Арестовича арестом на 10 суток. На 10 суток арестован судья Полулех Владимира Романовского. Анатолия Лебедько судья М. Федорова признала виновным в нарушении двух статей КоАП: 17.1 (мелкое хулиганство) и 23.34 (участие в несанкционированном массовом мероприятии); по первой статье - 5 суток, по второй - 10 суток ареста, всего - 15 суток ареста. Евгений Храпов и Михаил Бабий наказаны административными арестами на 10 суток каждый.

21 марта в суде Барановичского района и г. Барановичи состоялось рассмотрение административного дела Владимира Гундаря, который провел 4 марта одиночный пикет против войны России с Украиной. Вел судебное заседание судья Станислав Пивовар. Владимир Гундарь не признал себя виновным в нарушении ст. 23.34 КоАП (организация и проведение несанкционированного массового мероприятия). Он отметил, что ст. 33 Конституции каждому гарантирует свободу мнений, взглядов и их свободное выражение. Судья признал Владимира Гундаря виновным в совершении административного правонарушения и приговорил к административному штрафу в размере 15 базовых величин.

 

21 марта член ОГП, кандидат в депутаты Антон Жилко был задержан сотрудниками милиции у входа в метро на станцию ​​«Тракторный завод», где он вместе со своим доверенным лицом Анной Конопацкой раздавал листовки и приглашения на встречу с избирателями и приглашения на разрешенную властями акцию - День Воли. На Антона Жилко был составлен административный протокол по ст. 23.34 КоАП о нарушении порядка организации массовых мероприятий. 24 марта суд Партизанского района Минска признал А. Жилко виновным и приговорил к 5 суткам административного ареста, при этом оставив на свободе до обжалования решения суда.

22 марта Денис Садовский, доверенное лицо кандидата в депутаты по Железнодорожному округу № 20 в Минске Максима Гацака, был задержан на избирательном участке № 53, когда пытался выяснить причину удаления наблюдателя от БХД. В результате самого Дениса Садовского задержали сотрудники милиции и составили административный протокол по статье 17.1 КоАП (мелкое хулиганство) и доставили в ЦИП до суда. 24 марта судья суда Партизанского района Сергей Германович наказал активиста арестом на 2 суток и освободил из зала суда, поскольку Садовский отбыл эти сутки в ЦИП. В протоколе правонарушения было записано, что Садовский «намеренно устроил скандал с председателем комиссии Костюкевич В.В., в ходе которого бегал, громко кричал, активно жестикулировал, на неоднократные требования прекратить не реагировал, чем нарушил общественный порядок и проявил неуважение к обществу».

23 марта в Хотимске около 20-00 сотрудники милиции задержали и доставили в местный РОВД кандидата в депутаты Валерия Коронкевича. Кандидат был задержан непосредственно на Интернациональному избирательном участке № 3. Майор милиции, который не представился Валерию Коронкевичу, сообщил кандидату в депутаты, что в его адрес поступило заявление, в котором один из членов избирательной комиссии якобы обвиняет Валерия Коронкевича в клевете. Через полчаса В. Коронкевич был освобожден без составления протокола. Он считает, что его задержание связано с желанием помешать присутствовать при подсчете бюллетеней на избирательном участке.

24 марта вечером в поселке Руба под Витебском были задержаны Борис Хамайда и Александр Соловьян, у которых нашли национальный флаг. Двух мужчин пенсионного возраста задерживали омоновцы, положили лицом на землю, избивали, угрожали застрелить. В суде Железнодорожного района они заявили, что задержанные не подчинились их требованиям, отказались назвать фамилии. Судья Елена Цыганкова признала Бориса Хамайду и Соловьяна виновными и осудил на 3 суток административного ареста. Во время отбывания ареста выяснилось, что претензии к активистам еще и в другом. Их вызывали на допросы и вынуждали признаться, «кто из них Мирон». С первого дня задержания это начал выяснять Следственный комитет. 27 марта Хамайду просто из ИВС забрали на осмотр его жилища, санкционированный прокурором Романовским. В постановлении на осмотр жилья было сказано, что его проводят в связи с административным делом по статье 10.9 КоАП. Эта статья об уничтожении или порче имущества в незначительном размере, дело заведено по заявлению РУП «Витебскэнерго» за многочисленные случаи вывешивания флагов на электрические провода. Такие случаи фиксируются в Витебске уже много лет, но дело возбудили 27 марта - как раз когда Александр Соловьян и Борис Хамайда отбывали арест. После выхода из изолятора друзья встретились на крыльце ИВС, и А. Соловьян рассказал, что обыск был и в его частном доме в деревне Зайцева Витебского района.

25 марта гродненская милиция фактически на полдня задержала общественного активиста Алеся Киркевича. Сначала он был вызван непонятной повесткой на 15 часов в отделение милиции № 1 для опроса и «профилактической беседы». Оттуда часа через полтора активиста повезли в Ленинский РОВД, где в очередной раз взяли отпечатки пальцев и образцы биологического материала - слюны. А потом на квартире Киркевича с участием понятых был проведен осмотр помещения на предмет запрещенных материалов. Позже выяснилось, что в милиции допрашивали о причастности к листовкам с призывом бойкотировать российские товары, которые якобы появились в районе проживания активиста. Никаких материалов в квартире Киркевича не было найдено, после чего активиста снова отвезли в Ленинский РОВД, где выписали предупреждение о недопустимости противоправных действий.

25 марта в Бресте на выходе из украинского консульства были задержаны активисты Белорусской христианской демократии Георгий Дмитрук и Дмитрий Шухрай. Активистов доставили в отделение милиции Ленинского РОВД, где проверили на наличие алкогольного и наркотического опьянения. По словам сотрудников милиции, их действия связаны со звонком о том, что в автомобиле активисты провозят наркотики. Никаких запрещенных вещей у активистов не было обнаружено, они были освобождены после 5 часов задержания.

26 марта активист национал-большевистского движения Дмитрий Полиенко был переведен в Центр изоляции правонарушителей Минска для отбывания административного ареста сроком 13 суток якобы за «мелкое хулиганство». При этом в течение двух суток его местонахождение и правовой статус оставались неизвестными. Суд , а также различные подразделения МВД, в которые обращались родственники и друзья Дмитрия, отрицали факт его задержания. Вечером 24 марта Дмитрий Полиенко сообщил ПЦ «Вясна» о своем задержании и пребывание в РУВД Заводского района.

26 марта в суде Первомайского района Витебска рассматривалось административное дело члена КХП БНФ Яна Державцева за участие в несанкционированном массовом мероприятии 22 марта. 25 марта он был задержан сотрудниками милиции, когда возвращался с празднования Дня Воли. Ночь до суда провел в изоляторе временного содержания. Пикет за бойкот выборов витебские активисты КХП БНФ Ян Державцев и Елена Коваленко провели накануне основного дня голосования. Они стояли с плакатом «Бойкот избирательному фарсу». Судья Наталья Кораблина не удовлетворила ни одного из заявленных ходатайств со стороны Державцева, а именно: не позволила предоставить переводчика, не вызвала свидетелей со стороны активиста, не допустила в процесс представителя - защитника Петра Иванова. В результате Державцева приговорили к аресту на 7 суток по ст. 23:34 КоАП (участие в несанкционированном массовом мероприятии).

26 марта в суде Заводского района Минска состоялись суды над задержанными участниками акции День Воли 25 марта Максимом Винярским и Александром Близнюком. Максима Винярского задержали около 20:30 во дворе дома по адресу ул. Богдановича, 178 уже после акции. Во время шествия парень нес черную растяжку с надписью «Смерть кремлевским оккупантам». Несмотря на то, что это произошло в Советском районе, активиста доставили в РУВД Заводского района. Судебный процесс по делу Максима Винярского проводила судья Елена Некрасова. Свидетель по делу, начальник подразделения ОМОН Тарасов, который во время акции работал в штатском, заявил, что Винярский привлек к себе внимание тем, что использовал фашистские и антигосударственные лозунги – «Путин – фашист», «Долой лживый режим Лукашенко». Кроме того, свидетель отметил, что активист оказывал сопротивление при задержании. Винярский полностью отрицал обвинение. Во время дачи показаний в суде он отметил, что слышал от сотрудников милиции в автобусе, как те говорили об оппозиционерах, что их нужно уничтожать и жечь в крематориях, чтобы не допустить ситуации, как в Украине. В результате суд признал М. Винярского виновным в нарушении ст.ст. 17.1 (мелкое хулиганство) и 23.4 (неповиновение сотрудникам милиции) КоАП РБ и осудил на 15 суток административного ареста. Александр Близнюк был осужден на 5 суток ареста также по таким же обвинениям (ст.17.1, 23.4 КоАП РБ) за то, что нес в руках украинский флаг и кричал «За Украину!».

26 марта в суде города Борисова было рассмотрено административное дело фаната футбольного клуба БАТЭ Александра Морозова. Юноша со своей девушкой возвращался 25 марта из Гродно домой поездом, когда на Борисовском вокзале около часа ночи его остановили 4 сотрудника милиции якобы за нецензурную брань. До суда он был помещен в изолятор. Морозов вез с собой фанатскую атрибутику и несколько маек с надписью «Отдельный отряд БНР». Судья Герасимович обвинил Морозова в мелком хулиганстве по статье 17.1 КоАП и наказал арестом на 5 суток. После отбытия наказания атрибутику вернули, а майки отправили на экспертизу. Что крамольного увидели сотрудники Борисовского РУВД в майках, пока неизвестно. БНР - это аббревиатура Белорусского Народной Республики, первого белорусского государства, образованной 25 марта 1918 года .


28 марта в Бресте был задержан активист Движения «За Свободу» Дмитрий Рабцевич, который вышел с плакатом с надписью «Нет быстрым расстрелам» и «Жизнь или смерть» в центр города. Через 10 минут к нему подошли сотрудники милиции, задержали и доставили в РОВД Ленинского района. Из РОВД Д. Рабцевича отпустили без составления протокола. Активист протестовал против быстрого приведения смертных приговоров в исполнение. Он был вынужден пойти на несанкционированную акцию, так как в центре города провести гражданину пикет нет никакой возможности. В этот же день брестские правозащитники направили обращение в Совет министров о введении нормы в законодательство о пятилетней отсрочке исполнения смертных приговоров. Дмитрий Рабцевич - один из шести авторов обращения.

30 марта в Минске на входе на станцию ​​метро «Могилевская» милицией был задержан поэт Славомир Адамович. Формальная причина задержания - выяснение личности, но на самом деле - желто-голубая и бело-красно-белая ленты на одежде. С. Адамович был освобожден без составления протокола.

 

Ограничения свободы слова и права на распространение информации, преследование журналистов

3 марта на пункте пропуска «Новые Юрковичи» российскими пограничниками были задержаны корреспондент газеты «Комсомольская правда в Беларуси» Павел Мицкевич и житель Гомеля, водитель Константин Жуковский. По заданию редакции Мицкевич готовил репортаж о жизни белорусской, украинской и русской деревень, расположенных по соседству, но в разных государствах. У журналиста и водителя были все необходимые документы. Российские пограничники продержали граждан Беларуси на границе 6 часов, составили административный протокол и оштрафовали на 100 российских рублей по обвинению в нарушении правил пребывания в пограничной зоне. Пограничников интересовало, с какой целью посещал журналист Украину, с кем там общался. Сотрудники пограничной службы скопировали все фотографии и диктофонные записи.

3 марта во время судебного процесса над задержанным у посольства России в Минске Сергеем Финькевичем судья суда Центрального района Минска Александр Якунчихин запретил журналистам вести аудиозапись заседания. Судья сделал замечание журналистам после того, как увидел в руках корреспондентов диктофоны. Александр Якунчихин заявил, что аудиозапись в процессе можно вести только с его разрешения, и что в случае неповиновения журналистов могут привлечь к ответственности. Примечательно, что в конце декабря 2013 года на пресс-конференции заместителя председателя Верховного суда Беларуси Валерия Калинковича журналисты жаловались ему именно на такие случаи. В. Калинкович сказал, что знает об этом, и пообещал скорректировать подходы. «Сегодня и в уголовном, и в гражданском процессе закон содержит недвусмысленные положения о том, что в открытом судебном заседании письменная и аудиофиксацыя процесса допускается без каких-либо ограничений», - отметил он. В скором времени на сайте Верховного суда появился текст постановления Пленума ВС за подписью председателя Валентина Сукало «Об обеспечении гласности при осуществлении правосудия и распространении информации о деятельности судов». Из документа следует, что в открытых судебных заседаниях нельзя запретить журналистам вести аудиозапись, причем разрешения судьи на ведение записи спрашивать не надо.

5 марта журналисты Белорусского Радио Рацыя Николай Бенько и Юлия Сивец получили официальные предупреждения из Гомельской областной прокуратуры за подписью заместителя прокурора Сущинского о недопустимости нарушения закона, а, в частности, незаконной журналистской деятельности в регионе. Доказательствами в прокуратуре посчитали материалы, опубликованные на сайте Белорусского Радио Рацыя: развернутый репортаж «Забытый Чернобыль» о проблемах ликвидаторов, чернобыльских деревень в Гомельской области, а также материал «Шчодрики по-гомельски»​​, где рассказывалось о новогоднем празднике, как гомельская молодежь ходила, шчадравала конфеты по городу. Также нарушения были найдены в блогах, размещенных на сайте Белорусского Радио Рацыя. Согласно прокуратуре, Белорусское Радио Рацыя является иностранным средством массовой информации, поэтому деятельность без аккредитации журналистов запрещена в Беларуси. Интересы журналистов представлял юрист БАЖ, которого старший помощник Гомельского областного прокурора Дмитрий Дебой сначала не пускал в кабинет на беседу вместе с журналистами, но после отказа Николая Бенько и Юлии Сивец беседовать без юриста, согласился на его присутствие.

11 марта журналистке «Бобруйского курьера» Марине Молчановой позвонил заместитель начальника отдела охраны правопорядка и профилактики УВД Бобруйского горисполкома майор милиции Сергей Рудько и потребовал явиться к нему для составления протокола за участие в несанкционированном мероприятии. Участием сотрудник милиции расценил освещение журналисткой антивоенного пикета, состоявшегося 6 марта. Его проводили в Бобруйске местные активисты, которые перед этим подавали официальную заявку в горисполком. Пикет был малолюден - из двух человек. Проходил он мирно. Сначала пикетчики немного постояли с бумажной растяжкой «Мы против войны» у стадиона на улице Урицкого. Позже прошлись с ней два квартала по тротуару. На этом все и закончилось. Но через несколько кварталов одного из пикетчиков догнала машина патрульно-постовой службы. Милиционеры попросили его объяснить, что происходит, назвать свою фамилию. Активист показал плакат, объяснил, что ничего уже не происходит, и ушел домой, не назвав себя. За этими событиями наблюдала и фиксировала их журналистка «Бобруйского курьера» Марина Молчанова. Вечером она подготовила материал, который затем был размещен в «Бобруйском курьере». В результате разговора с сотрудником милиции Марина Молчанова предложила выслать ей повестку, что майор Рудько и сделал. В повестке журналистка указана как лицо, в отношении которого ведется административный процесс; указана статья Административного кодекса - 23:34 «Нарушение порядка организации или проведения массового мероприятия или пикетирования».

16 марта в Минске были задержаны тележурналисты Наталья Волокидо и Алесь Силич, которые освещали предвыборный пикет Объединенной гражданской партии, проходивший в районе Комаровского рынка. В РУВД Советского района у журналистов переписали данные и никаких других процедур не проводили. Все время в отделении видеокамера Алеся Силича была у милиционеров. После освобождения технику ему вернули, но все сделанные на акции записи были удалены, а карта памяти - отформатирована. Через три часа журналисты были освобождены.

17 марта Бобруйский районный суд оштрафовал местного блогера Олега Желнова на 45 базовых величин за размещенную на Youtube запись с приема граждан должностным лицом. Действия А. Желнова были квалифицированы как нарушение ст. 23.4 КоАП - «Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий». 30 января блогер был записан и явился на прием к начальнику УВД Бобруйского горисполкома Александру Васильеву. Прием велся на первом этаже УВД в кабинете, находящемся в общественном фойе. Дежурный по УВД потребовал от блогера сдать перед приемом практически все его личные вещи, проинформировав, что в противном случае на прием его не допустят. Блогер вынужден был подчиниться, сдал мобильный телефон, видеокамеру и нетбук в камеру хранения, недавно установленную в Бобруйском УВД. Тем не менее, позже в сети интернет появилась видеозапись того, как велся прием Желнова начальником УВД. Правда, в кадре практически нет лиц и обстановки, а слышны только голоса присутствующих. Увидев эту запись в сети, УВД решило привлечь блогера к ответственности за неповиновение требованию должностного лица. То есть - за то, что перед приемом у начальника УВД он якобы не сдал по требованию дежурного все средства аудио- и видеозаписи. Состоялись три судебные слушания. В качестве свидетелей были опрошены: офицер милиции, который дежурил по УВД 30 января, начальник УВД и другие сотрудники УВД, которые присутствовали на приеме граждан и обнаружили затем запись на Youtube. Свидетели со стороны обвинения ссылались на приказ министра внутренних дел № 185 (« для служебного пользования») и инструкцию-приложение к нему, которые якобы позволяют им требовать от граждан при посещении УВД сдавать все звуко- и видеозаписывающие устройства, включая мобильные телефоны. Олег Желнов строил свою защиту на том, что Конституцией Республики Беларусь определено право граждан на сбор, хранение и распространение информации, которая не является государственной, военной или коммерческой тайной. Официальный же прием должностного лица, которой является начальник УВД, не может быть «тайным» и «засекреченным», - доказывал Желнов. Поскольку приказ министра внутренних дел «для служебного пользования», на который ссылались представители УВД, не зарегистрирован в реестре государственных актов, то он не является нормативно-правовым документом, обязательным для исполнения гражданами. Кроме того, доказывал Желнов, существует Постановление Совета Министров, в соответствии с которым все касающиеся граждан нормативно-правовые акты должны быть опубликованы и иметь открытый статус. Несмотря на эти аргументы, судья Наталья Шегеда, выслушав стороны, признала А. Жалнова виновным и вынесла решение о наложении штрафа.

20 марта в Сморгони был задержан Владимир Шульжицкий за раздачу правозащитного бюллетеня «Сморгонский грач» в одном из городских общежитий. Милиционеры составили протокол и изъяли 31 экземпляр бюллетеня на основании того, что Шульжицкий, по его словам, не имел при себе разрешения на распространение бюллетеня. После этого был проведен обыск в его квартире, где был найден еще один номер бюллетеня. В.Шульжицкого отпустили, но выписали повестку в РОВД на 25 марта. Бюллетень «Сморгонский грач» издается нерегулярно в течение трех лет тиражом 299 экземпляров. Редактор - сморгонский правозащитник Алесь Дергачев. 25 марта сморгонская милиция опросила Алеся Дергачева и Владимира Шульжицкого относительно работы издания и рассылки обязательных экземпляров в государственные органы и архивы. Никаких протоколов не составляли, но настойчиво «советовали» г-ну Дергачеву соблюдать законодательство. Заместитель председателя ОО «БАЖ» Андрей Бастунец убежден, что требование рассылки «контрольных экземпляров» государственным органам незарегистрированных малотиражных изданий вроде «Сморгонского грача», -- неправомерно.

22 марта независимого журналиста Евгения Скребца опросили в городской прокуратуре Бреста. Помощник прокурора Павлова составила протокол, задав два вопроса: имеет ли Е. Скребец аккредитацию как представитель Радио Рацыя в Республике Беларусь, публиковал ли материалы, дискредитирующие Республику Беларусь, ее внутреннюю и внешнюю политику в каких-то СМИ. Евгений Скребец отказался отвечать. 31 марта прокуратура Бреста вынесла предупреждение Евгению Скребцу о недопустимости противоправных действий. Предупреждение касается публикаций журналиста на сайте Белорусского Радио Рацыя, которое находится в Белостоке. Примечательно, что само письменное предупреждение в прокуратуре журналисту выдать отказались. Сам Евгений Скребец сразу же написал в прокуратуру заявление с просьбой выдать ему копию документа для дальнейшего обжалования.

24 марта член «Белорусской ассоциации журналистов» Алесь Денисов был вызваны в отделение милиции № 1 Гродно по улице Городничанская, где сотрудник милиции Олег Кока ознакомил его с протоколом об административном правонарушении по части 2 статьи 22.9 КоАП - незаконное изготовление и распространение информации. В протоколе указывалось, что, по свидетельствам главного режиссера Гродненского областного театра кукол Олега Жюгжда 6 февраля 2014 Алесь Денисов записал материал для телеканала «Белсат». Сюжет касался постановки спектакля «Фауст. Сны» по классику немецкой литературы. Материал, который записал Александр Денисов, позже демонстрировался на телеканале «Белсат».

25 марта в Минске во время проведения массового мероприятия, приуроченного ко Дню Воли, сотрудники милиции потребовали удалить из фотоаппарата снимки, сделанные журналисткой газеты «Солидарность» Еленой Якжик, а также создавали помехи в работе журналиста телеканала «Белсат» Александра Борозенко. В этот день был заблокирован доступ к сайту газеты «Наша Ніва» (в период примерно с 19:15 до 23.30) и живой трансляции с акции «Радые Свабода».

27 марта на учителя из Бешенковичей, который уже несколько лет издает на собственные средства газету «Крывінка», Георгия Станкевича составили протокол по части 2 статьи 22.9 КоАП, - за нарушение законодательства о СМИ. К нему прямо в школу пришел старший оперуполномоченный Дмитрий Карась, который сообщил, что против издателя есть показания двух свидетелей: два предприниматели с Колхозного рынка заверили, что он раздавал там свою газету. Г. Станкевич не отрицал, что издает и распространяет газету, отметив, что это - не периодическое издание, тираж 290 экземпляров, поэтому не подлежит регистрации. Он сообщил, что каждый номер издания отправляет в Минск в библиотеки и в Министерство информации, но оттуда никогда не было претензий. Претензии к Георгию Станкевичу, как он сам заметил, начинаются во время каких-то значимых общественных событий. Так, первое административное дело против него и «Крывінкі» начали в 2010 году. Тогда как раз шла избирательная кампания, и Станкевич баллотировался в депутаты райсовета. Закончилось дело судом и штрафом в размере 20 базовых величин. Следующий штраф в 2012 был уже в два раза больше - 40 базовых величин. В текущем году Г. Станкевич также принимал участие в избирательной кампании, баллотировался в районный и областной советы. Показания свидетелей были взяты как раз накануне основного дня голосования. 2 апреля судья Бешенковичского райсуда Наталья Реут оштрафовала Георгия Станкевича на 50 базовых величин.

 

Ограничение свободы собраний

4 марта председатель Гомельской областной организации партии левых «Справедливый мир» Владимир Секерко получил ответ на свой ​​запрос в Гомельский горисполком, из которого следует, что исполнительный орган позволяет Коммунистической партии Беларуси не выполнять решение о массовых мероприятиях. В заявлении активист просил объяснить, на каких условиях 7 ноября 2013 года в Гомеле прошел митинг, посвященный годовщине Октябрьской революции. Оказалось, митинг на главной площади областного центра был разрешен по личному распоряжению председателя горисполкома Петра Кириченко. Согласно ответу из горисполкома, городскому ЖКХ градоначальник приказал не только обеспечить уборку территории после проведения митинга, но также за счет средств на текущее содержание объектов благоустройства установить возле памятника Ленину в день митинга два костра с флажками. Городская поликлиника по его распоряжению обеспечивала дежурство скорой помощи, а УВД облисполкома - дежурство сотрудников милиции при проведении митинга. Напомним, что согласно решению горисполкома «О массовых мероприятиях», заявители пикетов и митингов должны заключить платные договора со специальными службами. При этом политическим партиям и гражданам разрешено проводить мероприятия всего в двух местах, находящихся на окраинах города. Никаких исключений, в том числе и для КПБ, решение «О массовых мероприятиях» не содержит.

4 марта председатель организации «Защитники Отечества» Александр Комаровский сообщил, что Комитет по правам человека ООН вынес решение, в котором признал нарушение его права на свободу выражения мнения (п. 2 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах). Комитет ООН сослался на требование Пакта о необходимости и пропорциональности ограничений на осуществление таких свобод. В частности, что «белорусские власти не в достаточной степени продемонстрировали основания необходимости задержания и наказания автора жалобы», а также то, насколько административный арест был оправдан. В своей жалобе Александр Комаровский оспаривал свой ​​арест за участие в мемориальной акции, которая состоялась 23 марта 2008 года по случаю 90-летия образования Белорусского Народной Республики. Его просьба о разрешении на проведение шествия и концерта не была удовлетворена Жодинском горисполкомом. В запрете на проведение акции власти утверждали, что организаторы акции помешают проведению «25-го общереспубликанского марафона», который должен был состояться 22 и 23 марта. Александр Комаровский вместе с тремя другими организаторами заявили, что отменят запланированную акцию, но проинформировали исполнительный комитет о своем намерении провести мирное мероприятие в любом другом месте, которое бы не мешало марафону. Тем не менее, 20 марта исполнительный комитет сообщил организаторам, что не будет рассматривать их просьбу, так как она не соответствует требованиям, изложенным в Законе «О массовых мероприятиях». Власти сообщили, что если активисты проведут акцию 23 марта, она будет рассматриваться как несанкционированное массовое мероприятие. В результате Александр Комаровский и другие активисты решили не проводить мероприятие. Тем не менее, с целью информирования лиц о том, что оно отменено, Александр Комаровский и другие организаторы пришли в парк культуры Жодино, где уже находились 10-15 человек. Вскоре к ним присоединились другие люди, которые решили почтить память героев и возложить цветы у обелиска «Герои живут вечно». По словам Александра Комаровского, акция длилась примерно пять минут. 24 марта суд г. Жодино осудил Александра Комаровского к семи суткам административного ареста по обвинению в проведении несанкционированного массового мероприятия.

5 марта судья суда Барановичского района и города Барановичи Ольга Апанович провела судебное заседание, на котором рассматривалась жалоба Григория Грика на неправомерные действия городских чиновников, которые незаконно отказали профсоюзному активисту в проведении пикета. Заместитель председателя райисполкома Д. Костюкевич решил, что лозунг массового мероприятия «Действия власти и законы РБ - под гражданский контроль» нарушает ст. 10 Закона «О массовых мероприятиях», что стало главной причиной запрета массового мероприятия. Общественный представитель Григория Грика в суде правозащитник Владимир Малей отметил в суде, что согласно ст.10 Закона «О массовых мероприятиях», пикет может быть запрещен, если его целью является осуществление пропаганды войны или экстремистской деятельности. Представитель горисполкома Павел Кыткин заявил суду что , по его мнению, упомянутый лозунг массового мероприятия не нарушает ст. 10 Закона «О массовых мероприятиях». Но он так и не смог ответить судье Ольге Апанович на вопрос: почему же горисполком запретил тогда пикет профсоюзному активисту, сославшись на нарушение именно ст. 10? Сотрудница отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Татьяна Чилик отметила, что лозунг пикета «Действия власти и законы РБ - под гражданский контроль» мог бы вызвать недовольство граждан, а необъективная критика городских властей может привести к дестабилизации общественно-политической обстановки, а то есть к экстремизму и войне. В итоге судья Ольга Апанович признала решение заместителя председателя Барановичского горисполкома Д. Костюкевич от 15.01.2014 г. об отказе Григорию Грику в проведении пикета 26 января 2014 г. в заявленном месте незаконным и обязала горисполком выплатить заявителю государственную пошлину в размере 130 тыс. рублей.

10 марта в Бресте планировалось шествие в знак солидарности с украинским народом, но было запрещено исполкомом. Мероприятие, для участия в котором было заявлено не более 15 человек, предполагалось провести с 12.00 до 13.00 по проспекту Машерова и улицы Ленина до центральной площади города. Заявитель акции, председатель Брестской областной организации Объединенной гражданской партии Владимир Вуек отметил, что из ответа горисполкома следует, что маршрут шествия проходит ближе чем за 50 метров от административных зданий, а это запрещено законом «О массовых мероприятиях». Активист ОГП напомнил, что с аналогичной мотивировкой местные чиновники не разрешили провести шествие в поддержку Евромайдана 21 декабря 2013 года, но позволили представителям демократических сил провести по такому же маршруту первомайскую демонстрацию, в которой тогда приняли участие более ста человек.

10 марта стало известно, что проведение пикета в День Воли в Орше 25 марта невозможно. Активисты даже не подали заявку в райисполком, поскольку результат стал известен еще на предварительном этапе: с заявителями не согласились заключать договоры на обслуживание ни милиция, ни медики, ни коммунальное предприятие «Спецавтобаза», а без таких договоров власти разрешения не дают. Необходимость предварительного заключения договоров прописана в решении Оршанского горисполкома № 74 «О некоторых вопросах организации массовых мероприятий в городе Орша». Оршанский активист Игорь Казмерчак отметил, что предприятие «Спецавтобаза» ответило, что заключения договора не будет, потому что как раз сейчас сходит снег, и работники должны интенсивно убирать город, поэтому будут заняты, в том числе и 25 марта. Из поликлиники пришел отказ с сообщением, что у них нет даже такой услуги, нет прейскуранта для оплаты. Из милиции сделали запрос, разрешили ли акцию, и написали, что целесообразно было бы обсуждать какие-то соглашения только после того, как разрешение уже получено. Ситуация, в которой оказались члены Партии БНФ Игорь Казмерчак и второй заявитель Алесь Шутов, очень показательна. Решение горисполкома № 74 «О некоторых вопросах организации массовых мероприятий в городе Орша» составлено ​​таким образом, что прописанные там условия невыполнимы.

12 марта пенсионерки из Бобруйска Валентина Коваленко и Любовь Санкович подали жалобу в суд на действия местной исполнительной власти, которая не позволила женщинам провести пикет в День Конституции 15 марта. Во время пикета в центре Бобруйска женщины предполагали использовать плакаты следующего содержания: «В Конституции права и свободы на бумаге, а нам они нужны в жизни!», «Чиновники руководствуются не Конституцией, а понятиями», «Чиновники и депутаты спрятались от народа за забором отписок». Свой отказ чиновники мотивировали тем, что управление внутренних дел Бобруйского горисполкома не согласовало место проведения акции, а также напомнили заявителям, что согласно решению местных властей постоянным местом для проведения массовых мероприятий в Бобруйске определен стадион по улице Урицкого. При этом чиновники так и не назвали причину, по которой место проведения пикетирования не было согласовано. В своей жалобе в суд заявители отмечают, что имеют право сами определять место проведения акции в соответствии с законодательством. А поскольку пикет является средством публичного выражения интересов либо протеста граждан, акция теряет всякий смысл, если проводится на изолированной территории. Они обратили внимание суда на то, что пикет - нет пикник, и обособление за оградой стадиона не предусматривает.

19 марта Березовская милиция сообщила правозащитникам Сергею Русецкому и Тамаре Щепеткиной, что не может заключить договор на обслуживание пикета, запланированного на 25 марта. Милиция сослалась на то, что райисполком не обратился к ним после получения заявления на пикет, как это предусматривает Постановление Совета министров Республики Беларусь № 207 от 05.03.2012 г., чтобы обсудить возможность обслуживания массового мероприятия. Договора с больницей и коммунальным хозяйством правозащитниками были заключены. 20 марта Тамаре Щепеткиной позвонил начальник отдела идеологии, труда, культуры и по делам молодежи Березовского райисполкома Александр Крагель, чтобы обсудить, как отдать разрешение на пикет, чтобы не нарушить пятидневный срок, и у заявителей не было претензий, а также спросил, согласны ли они на перенос пикета на стадион «Северный». Т. Щепеткина ответила, что если разрешение есть, то заявители никаких претензий иметь не будут, даже если документ придет позже. Дали согласие заявители и на перенос, хотя стадион «Северный» находится совсем на окраине города. 21 марта разрешение за подписью исполняющего обязанности председателя райисполкома Михаила Крейдича было получено заявителями в письменном виде. Но неожиданно утром 22 марта было доставлено другое решение, которое отменяло предыдущее, за подписью того же исполняющего обязанности председателя райисполкома Михаила Крейдича, в котором содержалась отказ на проведение пикета. Причина отказа - пропаганда национальной вражды. При этом заявленные цели пикета: ознаменование 96-й годовщины провозглашения независимости Белорусского Народной Республики, выражение протеста против введения Российской Федерацией своих войск на территорию независимой Украины и размещения российских военных баз на территории Республики Беларусь, требование освобождения политзаключенных. В каких запланированных действиях содержится пропаганда национальной вражды - чиновник не уточнил.

19 марта Волковысский районный суд отказал Виталию Гуляко в удовлетворении жалобы на действия должностного лица Волковысского райисполкома - заместителя председателя райисполкома Владимира Захарчука по двум заявкам на проведение шествия и пикета. Заявления подавались В.Гуляком на 25 января и на 19 февраля, по обе были получены отказы. На процесс в Волковыске судья Светлана Ланцевич вызвала Владимира Захарчука как ответчика, но в суд он не явился. Райисполком вместо Захарчука представляли два других чиновника - Наталья Игнатюк и Дмитрий Зязюля, которые сообщили, что заместитель председателя находился в этот день в командировке. В результате рассмотрения жалобы судья ее не удовлетворила. Активист готовит кассационную жалобу в Гродненский областной суд.

25 марта в Минске состоялось санкционированное Мингорисполкомом массовое мероприятие (демонстрация и митинг), посвященное 96 ой годовщине провозглашения Белорусского Народной Республики (БНР), в котором приняли участие 1500-1800 человек. Участники акции собрались на определенном месте сбора (площадка у кинотеатра «Октябрь»), были развернуты бело-красно-белые флаги, несколько государственных флагов Украины, растяжки: «Жыве Беларусь», «Молодой Фронт», «Белорусское движение», «Свободу политзаключенным», « Россия - это война», «Слава Украине - героям слава», «За нашу и вашу свободу», «День Воли», «Молодой Фронт - герои не умирают», «Россия Агрессор Прочь из СовБеза ООН». Наблюдателями была зафиксирована высокая концентрация сил милиции в районе проведения мероприятия. Во дворах, прилегающих к району Академии наук, находилась спецтехника для перевозки задержанных и подразделения ПМСП в форме со спецсредствами - резиновыми палками. Непосредственно в месте сбора количество милиции в форме было минимальным, но концентрация сотрудников милиции в штатском с рациями была достаточно высокой. На месте сбора присутствовали руководители ГУВД Мингорисполком в штатском. Все они не были обозначены бэджами. Во время шествия вдоль тротуаров с целью недопущения выхода демонстрантов на проезжую часть была выставлена небольшая цепь ПМСП. Порядок перехода улиц регулировался сотрудниками ГАИ. Площадка в парке имени Дружбы народов была ограждена турникетом, были установлены рамки с металлоискателями для прохода через ее участников шествия. Во время прохода милиция проверяла не только содержимое личных вещей, но и содержание плакатов. Были зафиксированы попытки изъятия некоторых из плакатов, в частности, плаката «Россия - это война». Во время всего мероприятия велась оперативная видеосъемка. После завершения мероприятий были задержаны милиционерами в штатском 10 участников мероприятия: активисты «Европейской Беларуси» Леонид Кулаков, Владимир Бородко, Елена Лазарчик, Сергей Мацкойть, Максим Винярский и Александр Близнюк; активисты «Молодого Фронта» Дмитрий Дрозд и Станислав Рачкель, несовершеннолетний Виктор Кашкевич; активист молодежного крыла ОГП «Молодые демократы» Алексей Марковский. Поздно вечером все задержанные, кроме М. Венярского и А. Близнюка, были освобождены без составления протоколов об административном правонарушении. На следующий день М.Винярскаму присудили 15 суток ареста (ст.17.1 , 23.4 КоАП РБ), А.Близнюку - 5 суток. Наблюдателями были зафиксированы случаи препятствий со стороны милиции в работе журналистов. Наблюдение за мероприятием осуществлялась силами волонтеров РПОО «Белорусский Хельсинкский Комитет» (БХК) и Правозащитного центра «Вясна», все были обозначены бэджами РПОО «БХК» - с фотографиями и печатью организации. Список наблюдателей были заранее разосланы в ГУВД Мингорисполкома с уведомлением о проведении мониторинга в соответствии с уставными целями и задачами РПОО «БХК». В целом больших препятствий деятельности наблюдателей со стороны участников мероприятия и милиции отмечено не было. Вместе с тем, перед началом мероприятия имел место инцидент с задержанием двух наблюдателей: Анисии Козлюк и Арсения Гурского, милицией в районе ст. метро «Академия наук». Они были доставлены в комнату милиции в метро, где их личные данные и данные бэджей были переписаны, после чего наблюдатели были отпущены.

 

Ограничение свободы ассоциаций

25 марта утром на Бобруйском заводе тракторных деталей и агрегатов началась трехдневная предупредительная голодовка 5 членов Свободного профсоюза Белорусского: председателя заводской первички Михаила Ковалькова, Сергея Пичугова, Ирины Коршуновой, Геннадия Лобанова, Оксаны Керножицкой. «Свободовцы» решили пойти на этот шаг, так как руководство предприятия до сих пор не выполнило обещаний, достигнутых во время переговоров, относительно выработки изменений в коллективный договор, которые бы распространялись на всех работников завода, а также против дискриминации по профсоюзной признаку: Михаил Ковальков не может попасть на территорию завода на свое рабочее место, с друзьями СПБ не продлевают трудовые контракты, идет постепенное уничтожение первички. М. Ковальков проводил акцию на проходной завода, 4 члена СПБ на своих рабочих местах возле станков. На завод приехал майор милиции Сергей Рудько и начальник управления идеологической работы горисполкома Николай Балюк. С.Рудько предупредил М. Ковалькова, что акция рассматривается как несанкционированный пикет. 26 марта к акции присоединились Виктор Осипов, Александр Бенасик и 2 члены СПБ, с которыми не продлили контракты - Виталий Садовский и Александр Никитка. 27 марта голодающих стало уже 12: начали голодать еще 3 человека: Александр Варанкин, Александр Громыко и Николай Жибуль. Вечером голодовка была прекращена. По словам М. Ковалькова, главное, чего добились голодающие во время акции - это гласности, привлечения внимания. По его словам, администрация предприятия внешне никак не отреагировала на голодовку: идеолог завода не встречался с голодающими, несмотря на то, что данная социальная акция является его непосредственной сферой работы, не подошел ни к одному голодающему, не поинтересовался проблемами. М. Ковальков выразил намерение встретиться с главой областной вертикали власти, чтобы донести ему свою позицию по ситуации на предприятии. Если проблемы заводской первички СПБ не будут решены, М.Кавальков оставляет за собой и членами СПБ право проведения дальнейших акций.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international