Ситуация с правами человека в Беларуси. Февраль 2014

2014 2014-03-10T21:50:00+0300 2014-03-24T21:54:01+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/agliad08.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В феврале белорусские власти артикулировали свою заинтересованность проблемой прав человека. Правда, они выразили свою озабоченность проблемами в данной сфере не в Беларуси, а в некоторых зарубежных странах. 10 февраля МИД Беларуси опубликовал уже второй доклад «Наиболее резонансные случаи нарушения прав человека в отдельных странах мира в 2013 году» (первый был подготовлен по итогам 2012 года). Министр иностранных дел Владимир Макей во вступительной статье отметил, что сегодня права человека возведены международным сообществом на такой же высокий уровень, как вопросы мира и мировой безопасности, и без темы прав человека сегодня высокий международный уровень просто невозможен. Руководствуясь таким подходом, белорусский МИД избрал наступательную тактику, утверждая, что те страны, которые обвиняют Беларусь, сами нарушают права человека. В преамбуле к докладу написано, что он касается тех стран, которые ввели санкции в отношении Беларуси - государств ЕС, США и Канады. При этом белорусские власти сознательно уклонились от критики тех стран, которые традиционно поддерживают Беларусь на международном уровне. Доклад носит исключительно пропагандистский характер, направленный в том числе на выработку аргументации для международных организаций на критику ситуации с правами человека в Беларуси. Однако положительным аспектом появления этого доклада стало то, что белорусские власти признают, что права человека не являются исключительно внутренним проблемой государств и подлежат вниманию и озабоченности со стороны международного сообщества.
ЕС и США очень быстро отреагировали на Доклад белорусского МИД. Представительство Евросоюза отметило, что «приняло к сведению доклад», добавив, что ЕС ежегодно выпускает доклад, который концентрируется на работе ЕС по продвижению прав человека в мире. «Используя предоставленную возможность, ЕС вновь напоминает белорусским властям о важности выполнения всех резолюций Совета ООН по правам человека, в том числе выполнения рекомендаций по улучшению ситуации с правами человека в Беларуси, сотрудничестве со специальным докладчиком по ситуации в стране».
«Соединенные Штаты Америки всегда открыты к диалогу с Беларусью по ситуации с правами человека», - прокомментировали в посольстве США в Минске отчет МИД Беларуси. «Мы также готовы обсуждать с белорусскими властями наш отчет о ситуации с правами человека в той части, которая касается Беларуси».

По-прежнему самой острой проблемой оставалось наличие политических заключенных. Однако в феврале появилось несколько заявлений, в результате которых стало ясно, что позиции некоторых зарубежных стран по количеству и персональному списку политзаключенных расходятся. Так, белорусские правозащитники настаивали на безусловном освобождении и реабилитации 9 политзаключенных (Алесь Беляцкий, Николай Статкевич, Николай Автухович, Эдуард Лобов, Николай Дедок, Игорь Олиневич, Андрей Гайдуков, Владимир Яременок и Василий Парфенков) и требовали пересмотра дел справедливым судом и освобождения политзаключенных Евгения Васьковича и Артема Прокопенко, отмечая несправедливую квалификацию их действий и чрезмерность вынесенного наказания и считая, что они отбыли уже достаточное лишение свободы для совершенного поступка.
То, что Евросоюз политическими считают только 6 белорусских заключенных, прозвучало 17 февраля в ходе неформальной встречи правозащитников с послом одной из европейских стран. Заместитель председателя Правозащитного центра «Вясна» Валентин Стефанович после встречи прокомментировал данную информацию по просьбе журналиста Еврорадио: «Никто конкретных цифр не называл никогда - мы участвовали в различных встречах, когда нас просили представить нашу точку зрения на те или иные дела, мы их озвучивали и всегда говорили: «Мы считаем политзаключенными 11 человек». И то, что сейчас мы узнали о шестерых - это для нас новая информация». При этом персональный список, кого ЕС признает политзаключенными, не был назван. Какая евроструктура приняла решение считать политическими именно такое количество белорусских заключенных, также осталось неизвестным.
18 февраля корреспонденту БелаПАН в представительстве ЕС в Беларуси пояснили, что списки политзаключенных по разным причинам могут отличаться. «Во-первых, различными могут быть списки у международных правозащитных организаций и тех, которые работают в Беларуси. Во-вторых, число политзаключенных может быть разным в разные периоды. Для ЕС остается важным, чтобы в любом случае все политзаключенные были освобождены не появлялись новые, а ситуация с правами человека улучшалась». ЕС, отмечалось в сообщении, «прислушивается к различным точкам зрения, мнениям экспертов, проводит мониторинги, делает свои собственные выводы из ситуации и принимает решения самостоятельно». Но так и не прозвучало, кого ЕС считает политзаключенными в Беларуси, однако отмечалось, что Евросоюз продолжает призывать белорусские власти освободить политзаключенных и улучшить ситуации с демократией, верховенством закона и правами человека, в том числе правом граждан на справедливый суд и отсутствием политически мотивированных преследований.
О том, что политический диалог официального Минска с Брюсселем невозможен без решения проблемы политзаключенных, заявил 19 февраля во время встречи с представителями белорусского оппозиции руководитель департамента Восточного партнерства Европейской службы внешних действий Дирк Шубель, который находился в Беларуси с рабочим визитом. По итогам встречи один из ее участников, лидер ОГП Анатолий Лебедько отметил, что попросил еврочиновника прокомментировать информацию в СМИ о том, что ЕС якобы имеет список из шести политзаключенных, в то время как в Беларуси считают такими одиннадцать. По словам политика, Дирк Шубель заявил, что никто никаких изъятий из общего списка не делал на уровне ЕС, что они требуют освобождения всех политзаключенных без всяких исключений, а заявления, которые прозвучали, могут быть частным мнение отдельных членов Европейского Союза.
Известно, что освобождение политзаключенных - главное требование ЕС к белорусским властям, без разрешения которого шансов на начало улучшения отношений нет, но в феврале появилась тревога, что после освобождения 6, а не 11 заключенных Евросоюз может посчитать требование выполненным. Такое развитие событий было бы очень опасным, учитывая то, что внешнеполитический фактор на сегодняшний день является самым влиятельным на ситуацию как с политическими заключенными, так и вообще на положение с правами человека в стране.
Один из механизмов, который может быть использован странами ЕС в деле давления на официальный Минск по вопросу политзаключенных, был предложен Швецией и изложен в документе под заголовком «20 пунктов о Восточном партнерстве после Вильнюса», представленном 10 февраля на заседании Совета ЕС на уровне министров иностранных дел. В документе рекомендуется путем «неформальных контактов» с Минском, «используя» факт проведения Чемпионата мира по хоккею в Минске (май 2014 г. - ред.), подталкивать белорусские власти к «позитивным шагам относительно политзаключенных».

Сильный резонанс вызвало заявление посла Израиля в Беларуси Иосифа Шагала в интервью израильскому каналу RTVI 6 февраля, что с точки зрения Израиля белорусские политзаключенные являются уголовниками. «Те, кого считают политзаключенными, - это четыре человека официально сегодня. Четыре человека остались, сидят в тюрьме. Лукашенко предлагает им написать просьбу о помиловании, как в истории с Ходорковским: напиши просьбу - тебя отпустят. Они не хотят, предпочитают оставаться героями в тюрьме», - сказал Иосиф Шагал. На вопрос журналистки о позиции Израиля, как единственной демократии на Ближнем Востоке, в отношении проблемы политзаключенных в Беларуси Шагал ответил: «Как мы отнесемся к палестинцу, который бросит камень в Кнессет? Он кто - политзаключенный или уголовник? Они все сидят по уголовной статье, а не по политическим. Все. За нападение на парламент, за бросание камней». «Я не говорю, что они не политзаключенные - с какой стороны смотреть. С точки зрения уголовного кодекса страны, где их посадили, они уголовники. С точки зрения Польши или Евросоюза, они политзаключенные», - добавил израильский дипломат. На уточняющий вопрос журналистки «а с точки зрения Израиля?», Шагал ответил: «С точки зрения нашего, они - уголовники, потому что у них есть статья - за хулиганство, за бросание камней, за оскорбление властей ну и так далее». Однако МИД Израиля не поддержал высказывания своего посла в Беларуси. 14 февраля на сайте посольства Израиля в Варшаве появилось официальное сообщение пресс-секретаря израильского Министерства иностранных дел, которое отмежевалось от высказываний посла Иосифа Шагала. «В связи с содержанием интервью, данного 6 февраля телеканалу RTVi послом Израиля в Беларуси, пресс-секретарь МИД Израиля и посольство Израиля в Варшаве хотят объяснить: - Слова посла в Минске ни в коем случае не отражают позиции Государства Израиль. - В интервью посол Шагал высказался о других странах (в т. ч. Польше). Эти слова вызвали недоумение среди наших друзей. Выражаем сожаление по этому поводу. - Соответствующие разъяснения уже были переданы через дипломатические каналы. Игаль Пальмор, пресс-секретарь МИД Израиля. Посольство Израиля».
В свою очередь бывшие белорусские политзаключенные и их родственники, а также родственники тех, кто сейчас находится в белорусских тюрьмах по политическим мотивам, обратились к президенту Израиля Шимону Пересу, премьер-министру Биньямину Нетаньяху и председателю Кнессета Юлия-Иоиля Эдельштейну с требованием отозвать из Беларуси посла Иосифа Шагала. «Мы не можем вмешиваться в кадровую политику израильского МИД. Но считаем очевидным, что после оскорбительных для демократического сообщества Беларуси высказываний дальнейшее пребывание господина Шагала на своем посту в нашей стране вряд ли будет способствовать поддержанию позитивного образа Государства Израиль в белорусском обществе», - сказано в обращении.

Несмотря на острые дискуссии вокруг проблемы политзаключенных, их судьба в течение февраля оставалась неизменной. Не произошло никакой позитивной динамики и в других чувствительных сферах прав человека в Беларуси. Ситуация оставалась законсервированной и стабильно тяжелой.

 

Политические заключенные, уголовное преследование общественных активистов

1 февраля Марина Адамович, жена политзаключенного Николая Статкевича, сообщило со ссылкой на осведомленный источник, что тюремные цензоры не пропустили письмо Николая Статкевича с ответом на заявление А. Лукашенко, сделанное 21 января во время встречи с руководителями крупнейших белорусских СМИ. Глава государства отметил, что для освобождения Николаю Статкевичу нужно написать прошение о помиловании. В предыдущих письмах Н. Статкевич писал, что категорически отказывается обращаться к А.Лукашенко с прошением о помиловании. Марина Адамович утверждает, что с тех пор ничего не изменилось. 6 февраля жена Николая Статкевича сообщила, что политзаключенный не исключает, что после недавних предложений написать прошение есть вероятность того, что нужное прошение могут написать за него. «Вспоминаю, как осенью 2011 года начальник отряда предложил мне написать заявление на имя начальника колонии с требованием (!) освободить меня, желательно по-белорусски. Я заявление написал, передав в нем часть последнего слова в суде и назвав фамилию настоящего преступника. Потом, подумав, передал [...], что возможна фальсификация «прошения» от моего имени. (Прочитал потом о такой ​​возможности в газете, за что благодарен). Позже, в январе 2012 года, когда я сидел в «спецкамере» ПКТ и ожидал суда по «крытой», один сотрудник оперативного отдела сказал мне, что такой план у них, действительно, был. Даже похвастался, что «сделали» бы такое «прошение», которое бы «ни одна экспертиза не выявила». Политзаключенный объяснил, что пишет об этом, «чтобы ни у кого подобного соблазна и сейчас не появилось».

7 февраля Марина Лобова, мать политзаключенного Эдуарда Лобова, отбывающего наказание в Ивацевичской колонии, сообщила, что сын первый раз за месяц звонил домой. Э. Лобов рассказал, что сильные морозы он пережил нормально и не заболел. 25 февраля Марина Лобова имела краткосрочное свидание с сыном. Беседа проходила два часа по телефону через стекло. М. Лобова отметила, что Эдуард чувствует себя нормально. В июне у него заканчивается учеба, и политзаключенный получит диплом электрогазосварщика, строит планы на скорое освобождение (должен быть освобожден 18 декабря 2014 года).

6 февраля польский депутат Европейского парламента Филипп Качмарек прислал письмо поддержки политзаключенному Евгению Васьковичу и обращение к белорусскому Красному Кресту с просьбой расследовать ситуацию, в которой оказался заключенный. Из пятнадцати месяцев, которые Евгений Васькович находится за решеткой, восемь он провел в карцере. «Как известно, пребывание в карцере даже несколько дней очень опасно для жизни человека и может привести к трагическим последствиям. Я подозреваю, что многомесячное пребывание Евгения в карцере - пытка с целью заставить его подписать прошение о помиловании», - отметил Ф. Качмарек. 17 февраля белорусский Красный Крест ответил: «Белорусским обществом Красного Креста получено ваше обращение по поводу Евгения Васьковича 10.02.2014, и по поручению председателя Белорусского общества Красного Креста Малашко В.А. сообщаем вам, что нами отправлен запрос в Департамент исполнения наказаний Министерства внутренних дел об условиях содержания под стражей и возможности посещения Евгения Васьковича». 26 февраля Евгений Васькович отметил свое 24-летие. Это уже четвертый День рождения, который политзаключенный встретил в заключении.

8 февраля Наталья Пинчук, жена политзаключенного-правозащитника Алеся Беляцкого, сообщила, что получила письмо от мужа, в котором он пишет, что все свободное время работает над эссе о писателе Борисе Микуличе. Этот дважды репрессированный писатель, который умер после войны, несколько месяцев не дождавшись реабилитации, печатался в довоенном журнале «Маладняк», который выходил в Бобруйске, где сейчас отбывает наказание Алесь Беляцкий. 25 февраля А. Беляцкий стал лауреатом премии «Золотой апостроф», учрежденной журналом «Дзеялоў» в номинации «non-fiction» за статью «Дзяды были с нами», написанной по случаю 25-летия первого массового митинга в Беларуси, на Дзяды.

8 февраля общественная активистка и режиссер Ольга Николайчик сообщила, что получила письмо от политзаключенного Николая Автуховича, в котором он написал, что не получил открытки и телеграммы, которые ему отправляли белорусские и украинские активисты в День рождения с киевского Майдана. 26 февраля правозащитник Олег Волчек отметил, что администрация гродненской тюрьмы не разрешает провести диагностику состояния здоровья Николая Автуховича. У политзаключенного серьезные проблемы с зубами, ему нужны имплантаты, а ему до сих пор не передано миксер для измельчения пищи.

8 февраля Валерия Хотина, жена политзаключенного Николая Дедка, сообщила, что администрация могилевской тюрьмы отказалась принимать для него продуктовую передачу. По словам В. Хотиной, ему выслали бандероль: пару «сникерсов», сигареты, которые он просил, чай, поскольку он сообщил, что это возможно, но вскоре пришло сообщение, что бандероль возвращается. Причину, почему продуктовую бандероль не разрешили передать, родным не сообщили. Перед этим книжную бандероль администрация тюрьмы пропустила. По словам политзаключенного, он прочитал все книги из тюремной библиотеки, которые его интересовали. Валерия Хотина отметила, что в последних письмах Николай на плохое здоровье не жаловался.

11 февраля политзаключенного Василия Парфенкова направили в исправительную колонию № 9 в Горках, до сих пор он содержался в следственном изоляторе № 7 в Жодино. 5 декабря 2013 Василия Парфенкова приговорили к году исправительной колонии строгого режима за нарушение требований превентивного надзора. Он был взят под стражу в зале суда и отправлен в следственный изолятор.

20 февраля в Варшаве презентовали Национальную премию в области защиты прав человека имени Виктора Ивашкевича, основанную сайтом «Хартия -97». Виктор Ивашкевич - активный деятель белорусского демократического движения, который в 2013 году преждевременно ушел из жизни. Одним из лауреатов премии стал политзаключенный Владимир Яременок.

24 февраля семья политзаключенного Андрея Гайдукова, который отбывает наказание в могилевской колонии № 19, вернулась с долгосрочного свидания, которое длилось трое суток. Ольга Гайдукова, мать политзаключенного, сообщила, что свидание прошло хорошо, Андрей чувствует себя нормально, настроение у него хорошее, заключенный ожидает освобождения (должен выйти на свободу 8 мая 2014 года).

 

Смертная казнь

В феврале исполнилось пять лет с начала деятельности кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси». В рамках кампании существует несколько направлений. И одно из них - юридическая помощь людям, осужденным к смертной казни для того, чтобы убедиться в справедливости судебного разбирательства. За это время было подано несколько жалоб в Комитет по правам человека ООН, из них уже рассмотрены обращения по делам Владислава Ковалева и Андрея Жука, по остальным проводится коммуникация. Одним из направлений является работа с родственниками осужденных, которые добиваются изменения порядка исполнения смертных приговоров и выдачи тел расстрелянных. Еще одно из важных направлений - информационное. Вокруг темы смертной казни государственные органы пытаются сохранить завесу таинственности и секретности. Информация не обо всех приговорах становится публичной и появляется в СМИ. Большая сложность - невозможность проведения мирных собраний против смертной казни.

 

Применение пыток и других видов жестокого и бесчеловечного обращения

8 февраля Виктор Шершунов находился в своей квартире на бульваре Шевченко в Минске, когда неизвестные позвонили в дверь, представившись сотрудниками ЖЭС. Как оказалось впоследствии, на самом деле это были сотрудники милиции. Не представившись, они приказали гражданину снять бело-красно-белый флаг, который висел на его балконе, поскольку, по их словам, эта символика является незарегистрированной. Виктор Шершунов отказался это делать и попытался закрыть входную дверь. Тогда сотрудники милиции вытащили него не лестничную площадку, начали избивать. В наручниках Виктора Шершунова доставили в Центральный РОВД г.Минска, где он пробыл до позднего вечера, однако никто не объяснял причину задержания, протокол административного правонарушения также не составлялся. Около 21 часа задержанного доставили на ул. Минина для прохождения освидетельствования на предмет употребления алкоголя. После того его снова отвезли в Центральный РОВД. Мужчина плохо себя чувствовал, была вызвана скорая помощь, которая госпитализировала его во 2-ю клиническую больницу. Перед отъездом в больницу мужчине вручили уже составленный протокол об административном правонарушении по ст. 23.4 (неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий) и 23.5 (оскорбление должностного лица при исполнении им служебных полномочий) КоАП Республики Беларусь. В больнице пациенту сделали рентгенографию грудной клетки, после чего отпустили домой. Виктор Шершунов подал жалобу в прокуратуру Центрального района Минска с просьбой провести прокурорскую проверку относительно неправомерных действий милиции и привлечь виновных лиц к ответственности. «Ссылка работников милиции на то, что я якобы я нарушил действующее законодательство, вывесив на балконе незарегистрированную в установленном законом порядке символику, является нелепой и незаконной, поскольку пользование незарегистрированной символикой запрещено законом только участникам массовых мероприятий», - отмечает гражданин в жалобе на действия работников милиции. 13 февраля Виктор Шершунов получил справку из городской станции скорой медицинской помощи. В выписке из медицинских документов среди прочего отмечается, что во время внешнего осмотра 8 февраля зафиксированы многочисленные ссадины и наружные повреждения кожных покровов. В качестве диагноза там отмечается возможный закрытый перелом 8-9 ребер слева. 25 февраля из ответа заместителя прокурора Центрального района М.М.Хортова стало известно, что жалоба В. Шершунова перенаправлена ​​в суд Центрального района. Таким образом, прокурор вместо того, чтобы провести проверку и привлечь к ответственности сотрудников милиции, передал дело в суд, изменив предмет обжалования на несогласие гражданина с ведением относительно него административного процесса.

 

Преследование правозащитников и правозащитные организации

10 февраля в суде Ошмянского района было рассмотрено гражданское дело правозащитницы Татьяны Ревяко против Ошмянской таможни, которая вынесла решение о реэкспорте в Литовскую Республику 40 экземпляров изъятых у нее на границе книг лишенного свободы правозащитника Алеся Беляцкого «Асьвечаныя Беларушчынай». Это требование таможни было обосновано выводами двух экспертиз и Разделом 1.3 Единого перечня товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами-членами Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества. Таможенный орган представляли Тамара Глинкевич и Елена Жданович, а также была допрошена в качестве специалиста сотрудница Ошмянской таможни Н. Кононович. В качестве представителя интересов заявителя Татьяны Ревяко в процесс был допущен юрист Павел Сапелко. Во время заседания судьей Татьяной Емельянович были заслушаны стороны, изучались письменные материалы дела, состоялись прения сторон, выступили свидетели со стороны правозащитницы - Сергей Сыс и Андрей Полуда, которые засвидетельствовали, что Татьяна Ревяко везла книги не для продажи, а для распространения среди друзей и знакомых Алеся Беляцкого. 11 февраля судья Татьяна Емельянович не удовлетворила жалобу Т. Ревяко, признав правомочным запрет ввоза издания в Беларусь. При этом судья признала проведенные экспертизы по книге неприемлемыми, учитывая их вместе с тем как мнение специалистов, а решение об отказе, по ее словам, было принято исходя из внутренних убеждений. Суд признал, что содержание литературоведческой книги Алеся Беляцкого «Асьвечаныя Беларушчынай» может нанести ущерб политическим интересам Республики Беларусь, государственной безопасности и нравственности граждан. При этом суд не привел ни одной фразы из этой книги, которая, по его мнению, может нанести ущерб указанным ценностям. 12 февраля Секретариат ОО «Союз белорусских писателей» заявил, что считает решение суда политически мотивированным и вызванным только тем, что автор сейчас находится в заключении.

13 февраля вечером на белорусской границе для досмотра задержали руководителя частного культурно-просветительского учреждения «Платформа инновейшн» Андрея Бондаренко. В автомобиле таможенники обнаружили несколько экземпляров годового отчета о деятельности организации. После нескольких часов переговоров таможенники провели полный досмотр авто и задержали для проведения экспертизы все экземпляры отчета. Андрей Бондаренко подчеркивает, что годовой отчет «Платформы» является открытым документом и размещен на официальном сайте организации. Раньше ни у одного из государственных органов претензий к этим отчетам не возникало.

18 февраля суд Центрального района Минска рассмотрел жалобу заместителя председателя Правозащитного центра «Вясна» Валентина Стефановича на решение Генпрокуратуры внести сайт spring96.org в список ограниченного доступа для интернет-пользователей. Дело рассматривала судья Елена Семак, представитель ответчика - заместитель начальника отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Генеральной прокуратуры Павел Елисеев. Валентин Стефанович на начальной стадии процесса заявил ходатайство допустить к слушанию представителя общественности - председателя Белорусского Хельсинкского комитета Олега Гулака. Кроме того, разрешить заявителю и его представителю ознакомиться с постановлением Генпрокуратуры, на основании которого сайт spring96.org был внесен в список запрещенных. Стефанович также выступил с ходатайством о ведении процесса на белорусском языке. Суд и представитель прокуратуры поддержали ходатайства, за исключением последнего. Таким образом, судопроизводство велось на русском языке, но показания Стефановича и Гулака были внесены в протокол заседания на белорусском. При этом судья отметила, что компьютер в зале заседания не приспособлен к белорусскому языку. По ходатайству представителя прокуратуры к материалам дела были приобщены скриншоты с материалами сайта ПЦ «Вясна» . Генпрокуратура указывала, что одним из оснований внесения сайта spring96.org в список запрещенных явилась публикация материалов неправомерного характера. Постановление об этом было вынесено в августе 2011 г., однако в материалах дела были представлены ссылки в основном на статьи, вышедшие после августа 2011 года. В. Стефанович оспаривал нарушение своих прав как одного из авторов сайта ПЦ «Вясна», а именно - незаконное ограничение на распространение информации. По его мнению, у прокуратуры не было оснований на внесение сайта в список запрещенных, так как материалы, размещенные на нем, никоим образом не нарушают закон, а наоборот, способствуют улучшению правовой культуры населения. Позиция Генпрокуратуры основана на том, что на сайте spring96.org была размещена информация о деятельности организации - ПЦ «Вясна», которая не прошла государственную регистрацию в установленном законом порядке, а значит, размещение такой информации также является нарушением закона. П.Елисеев отметил, что жалоб от граждан на информацию, размещенную на spring96.org, не поступало, прокуратура самостоятельно приняла решение о внесении сайта в список запрещенных в порядке надзора согласно указу президента № 60. Представитель Генпрокуратуры подчеркнул, что информация на сайте ПЦ «Вясна» пропагандирует противоправные действия, подрывает основы государственности, поэтому запрет для государственных организаций на пользование данным электронным ресурсом правоохранители считают обоснованным. В ходе слушания Павел Елисеев отметил, что если бы в Генпрокуратуре была возможность ограничить всех граждан к доступу к сайту ПЦ «Вясна», они ее бы реализовали. Во время судебных прений В. Стефанович отметил, что представитель Генпрокуратуры так и не объяснил, чем конкретно были нарушены права граждан через информацию, которую распространял заявитель на сайте spring96.org. «Наша деятельность основана на принципах прав человека. Мы поддерживаем государственную политику по борьбе с экстремизмом, пропагандой насилия, национальной, расовой и иной дискриминации. Я настаиваю, что информация, которую мы распространяем, не нарушает закон. И прокуратура не представила контраргументы». Представитель Генпрокурора в прениях настаивал, чтобы В.Стефановича признали ненадлежащим заявителем по делу, а также на прекращении гражданского дела, поскольку личные права Стефановича нарушены не были. В результате рассмотрения суд вынес определение, согласно которому Стефанович Валентин признан ненадлежащим заявителем, поскольку не является собственником сайта spring96.org, его личные права через внесение сайта в список запрещенных не были нарушены. Кроме того, суд постановил прекратить производство по гражданскому делу в связи с неподведомственностью суду. 21 февраля Валентин Стефанович направил частную жалобу в Коллегию по гражданским делам Минского городского суда на определение суда Центрального района о прекращении производства по делу внесения в «черные списки» сайта spring96.org. С определением, вынесенным судом Центрального р-на г. Минска, правозащитник не согласен, поскольку считает, что оно не основано на законе и нарушает его законное право на обжалование действий государственного органа, нарушающих права, в судебном порядке, что подведомственно судам согласно нормам ГПК Республики Беларусь (дела, которые вытекают из административных правоотношений).

 

Административное преследование общественно-политических активистов, произвольные задержания

1 февраля на съемках белорусского фильма «Авель» был задержан мужчина, который выкрикивал лозунг «Жыве Беларусь!». В этот вечер создатели фильма снимали массовую сцену -- 4-тысячное шествие демонстрантов от Октябрьской площади до площади Независимости. Возле универсама «Центральный» молодой человек несколько раз выкрикнул «Жыве Беларусь!». Его отвели в сторону и сообщили о задержании. Вскоре молодой человек был отпущен.

2 февраля в Минске возле Комаровского рынка проходил сбор подписей за выдвижение кандидатом в депутаты местного совета активистки БХД Марины Хомич. По словам сопредседателя оргкомитета Партии БХД Виталия Рымашевского, «люди в штатском всячески оскорбляли участников, снимали их на видео, оказывали психологическое давление». Виталий Рымашевский в ответ на эти действия вызвал милицию. На 7 февраля политика пригласили в РУВД Советского района и там объявили, что он наказан штрафом в 16 базовых величин «за ложный вызов милиции». Виталий Рымашевский отмечает, что милиция на его вызов так и не приехала, хотя в протоколе административного правонарушения было записано, что милицейский наряд к Комаровскому рынку выезжал.

10 февраля бывший политзаключенный, сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусский христианская демократия» Павел Северинец был вызван в уголовно-исполнительную инспекцию Фрунзенского района Минска, где ему вынесли письменное «официальное предупреждение о недопустимости противоправного поведения». На вопрос, с чем связано такое предупреждение, был дан ответ: «Вы стоите у нас на учете». Политик связывает это с приближающимся чемпионатом мира по хоккею и встречами в регионах, которые он проводит во время местной кампании. Павел Северинец отбыл три года ограничения свободы за участие в акции протеста против фальсификации результатов выборов в 2010 году, освобожден 19 октября 2013 года и два года будет иметь непогашенную судимость.

12 февраля в Гродно состоялись административные процессы над членами Объединенной гражданской партии, участниками избирательного пикета 7 февраля на улице Ожешко. В результате три человека - Александра Василевич, Ежи Григенча и Руслан Кулевич были оштрафованы на 15 базовых величин каждый; Ирина Давидович, член ОГП из Ивья, была оштрафована на 10 базовых величин - суд учел, что она безработная и на ее иждивении находятся двое несовершеннолетних детей. Члены ОГП были вызваны в Ленинский РОВД Гродно с самого утра, целый день их держали в милиции. После 14.30 в РОВД приехала судья Елена Петрова, которая и вынесла постановления о наказании. Свидетелями против участников избирательного пикета ОГП, все из которых собираются баллотироваться кандидатами в депутаты, выступали милиционеры и представитель городской избирательной комиссии Ирина Вишневская. Последняя во время пикета была направлена на место его проведения. Судебные процессы закончились около шести часов вечера. Судья посчитала, что активисты ОГП занимались не только сбором подписей за свое выдвижение кандидатами, но и нарушили законодательство тем, что одновременно собирали подписи против введения нового налога на авто.

22 февраля вечером во время акции солидарности с Украиной были задержаны молодофронтовцы Андрей Тенюта, Наталья Кривошей, Станислав Була. Активисты проводили акцию на «нулевом километре» Гомеля, где прикрепили список погибших на Майдане и зажгли свечи в память о героях. Сразу после начала акции активисты были задержаны сотрудниками милиции. В Центральном районном отделе милиции Гомеля в отношении Андрея Тенюты, Натальи Кривошей и Станислава Булы были составлены административные протоколы за нарушение порядка организации массовых мероприятий согласно статье 23.34 КоАП. В отношении четвертого задержанного, Константина Жуковского, который фотографировал молодых людей и также был доставлен в милицию, сотрудник Центрального РОВД А. Бельский вынес постановление по статье 364 Уголовного кодекса якобы за угрозу применения насилия к сотруднику милиции. К. Жуковский отметил, что таким образом могли быть расценены его слова о возможности сделать их невъездными в Украину за преграды по увековечиванию памяти жертв Евромайдана.

22 февраля активистов «Молодого Фронта» Николая Демиденко и Дмитрия Кременецкого задержали на украинской границе, поставили штампы на запрет въезда на территорию Украины на 5 лет и отвезли на белорусскую сторону. После этого на границе появились сотрудники милиции, которые задержали парней за то, что те якобы ругались матом. До суда, который состоялся 24 февраля, активисты содержались в Ельском РОВД. На них были составлены протоколы об административном правонарушении по 17.1 КоАП (мелкое хулиганство), подкрепленные пятью рапортами милиционеров и протоколами опроса двух других задержанных в РОВД. Судья суда Ельского района Целков Иван Петрович принял решение наказать Николая Демиденко и Дмитрия Кременецкого административным арестом сроком 10 суток каждого.

 

Ограничения свободы слова и права на распространение информации, преследование журналистов

4 февраля Олег Желнов, известный бобруйский блогер, был задержан в УВД из-за «попытки дистанционного подрыва» этого здания. Причиной подозрений стал брелок со звуковым сигналом, который зазвенел в кармане Желнова. Направиться в УВД блогера заставило уголовное дело, заведенное на его сына Алексея: на этот день был назначен допрос в отделе следственного комитета, и Желнов-старший собирался снимать его на видео. Это уголовное дело - продолжение истории с конфликтом у здания ГАИ, по которому в 2013 году состоялось несколько судебных заседаний, также была конфискована техника в квартире Желновых, которую до сих пор не вернули. Блогеру был присужден штраф за неповиновение требованиям сотрудников милиции. Алексея Желнова обвинили по статье 364 Уголовного кодекса «насилие или угроза применения насилия в отношении сотрудника органа внутренних дел». Утверждается, что во время сентябрьские конфликта у здания ГАИ Алексей Желнов ударил «гаишника» Александра Бутовского по голове. Олег Желнов настаивает на том, что его сын не применял физическую силу против Бутовского, а обвинение - месть ему за все видеоролики и суды. 7 февраля прокуратура Бобруйска возбудила против Олега Желнова уголовное дело по факту «публичного оскорбления представителя власти в связи с исполнением им служебных обязанностей» по статье 369 УК РБ. Поводом стали записи в персональном интернет-блоге Олега Желнова. Как отмечает пресс-служба УВД Бобруйского горисполкома, здесь «был опубликован ряд оскорбительных материалов в отношении сотрудника милиции». 20 февраля Олег Желнов сообщил, что ему грозит обвинение по статье № 340 «Заведомо ложное сообщение об опасности», идет проверка. Это следствие его визита в УВД, когда один из милиционеров воспринял его вещи как угрозу безопасности и оформил это как заявление о подготовке к взрыву.

5 февраля журналисты Сергей Крючков, Анастасия Резникова и оператор Александр Патеев приехали на Витебщину снимать очерк о жизни Миорского района, но не успели подготовиться к съемкам, как приехала милицейская машина. Сотрудники милиции сказали, что журналисты - не местные, поэтому не имеют права здесь находиться, и приказали ехать в участок. В отделении милиции им сообщили, что они якобы собирались снимать стратегический военный объект – «казарму» для участников учений. Журналисты объяснили, что они собирались снимать костел, а казарма была не менее как за метров 250. После дачи объяснений задержанным сказали, что они свободны, и служебная машина «провела» их к выезду из райцентра. О том, что в Миорах проходят учения, журналисты не знали. На самом деле, в Миорах действует «военное положение» с «комендантским часом» и другими ограничениями. Учения начались еще в 20-х числах января. В Миорах развернут штаб территориальной обороны, здесь сформирована отдельная стрелковая рота, на временную службу «мобилизованы» несколько сотен военнообязанных граждан.

8 февраля исполнилось пять лет с момента вступления в силу нового Закона «О средствах массовой информации». По этому поводу состоялась презентация аналитического доклада «За реформы медиа в Беларуси», подготовленного совместными усилиями международной организации «Индекс цензуры» (Index on Сensorship) и Белорусской ассоциации журналистов. «Закон о СМИ остается репрессивным; он не способствует развитию плюралистических и независимых новостных СМИ через сложную процедуру обязательной государственной регистрации средств массовой информации, а также предусматривает возможность закрытия СМИ даже за небольшие нарушения. Очевидно, что власти страны намерены расширить эти ограничительные принципы и на регулирование деятельности интернет-изданий», - отметил один из авторов доклада, заместитель председателя ОО« Белорусская ассоциация журналистов» Андрей Бастунец. Беларусь остается страной с одним из наиболее репрессивных медиаландшафтов в Европе, говорится в докладе.

12 февраля международная организация «Репортеры без границ» опубликовала индекс свободы прессы в мире. Индекс свободы прессы публикуется ежегодно и измеряет уровень свободы распространения информации в 180 странах. Он отражает степень свободы, которой пользуются журналисты, СМИ и интернет-активисты, свободу выражения мнений, а также усилия, которые предпринимают власти для того, чтобы обеспечить соблюдение принципов свободы слова. Самые лучшие показатели - у Финляндии, Нидерландов и Норвегии (соответственно - 1-е, 2-е и 3-е места), самый худший рейтинг - у Туркменистана (178), Северной Кореи (179) и Эритреи (180), Армения - на 78 месте, Грузия - на 84, Таджикистан - 115, Россия - на 148. Беларусь в этом рейтинге - на 157 месте. За ней следует Пакистан (158), далее - Азербайджан (160), Казахстан (161), Узбекистан (166), Иран (173), Туркменистан (178).

12 февраля газета «Республика» опубликовала официальный список «экстремистских материалов». Первым пунктом идут CD-диски, изъятые в 2008 году у журналиста Алеся Буракова. Это фильм польского режиссера Мирослава Дембиньского о судьбе закрытого властями гуманитарного лицея имени Якуба Коласа. Второй диск - это запись концерта «Солидарные с Беларусью», который проходил в центре Варшавы. Экстремистскими эту продукцию признал суд Октябрьского района Гродно. Также в списке альбом «Пресс-фото Беларуси 2011». Его экстремистским признал суд Ошмянского района. Это решение вызвало большое возмущение в Беларуси и мире. Альбом содержал снимки лучших белорусских фотографов. Остальные позиции в списке занимают издания об истории России и некоторых течениях православия, среди которых «Читая Евангелие. Размышления над евангельскими чтениями. Кто мы: христиане или иудеи?» (Издательство «Православная инициатива»), «Слово и Дело Ивана Грозного», «Россия, пробудись. В защиту Отечества», «Тайное мировое правительство», «Иго Иудейское», «Велес - Бог русов».

18 февраля основатель сайта www.orshatut.by Виктор Андреев сообщил, что одному из рекламодателей посоветовали отказаться от сотрудничества с ними. Человек объяснил В. Андрееву, что его предупредили в КГБ, дескать, сайт «не совсем тот», и чтобы не было неприятностей, надо убрать оттуда рекламу. Сайт существует более трех лет, на нем освещаются местные новости, а также новости региона и области. Размещаются также частные объявления и реклама товаров и услуг.

19 февраля стало известно, что председатель Могилевского облисполкома Петр Рудник приказал начальнику областного управления внутренних дел Федору Балейко «стереть в порошок писак» из независимой малотиражной газеты «НАШ Могилев». П. Рудника разозлил материал, размещенный на сайте газеты «НАШ Могилев», о первом заместителе председателя облисполкома Алексее Киселеве «Могилевский чиновник не пускал на прием женщину с ребенком». Героиней статьи является Ирина Ильинская, которая рассказала журналистам о ситуации, сложившейся в процессе ее приема первым заместителем председателя облисполкома Киселевым. Он не хотел ее пускать в кабинет со спящим ребенком у нее на руках, предложил оставить ребенка в коридоре. Только тогда, когда люди в коридоре начали возмущаться, чиновник пустил к себе женщину. Стало также известно, что участковый Александр Власенко заинтересовался независимым журналистом Александром Бураковым (старшим). Милиционер звонил его соседке и брал у нее на него характеристику, расспрашивал о том, чем он занимается.

19 февраля Юрий Дешук был вызван в прокуратуру Лидского района, где журналисту было вручено официальное предупреждение за работу без аккредитации в пользу иностранных средств массовой информации, а также о недопустимости публикации непроверенной информации. Письменную копию предупреждения журналисту в прокуратуре выдать отказались. Во время предыдущего вызова, который состоялся 10 февраля, в прокуратуре Юрия опросили относительно его журналистской работы. Воспользовавшись законным правом, журналист отказался отвечать на некоторые вопросы, при этом пояснил, что работает со СМИ как фрилансер, и с его материалами можно ознакомиться на многих белорусских сайтах, а также в газетах и журналах. Юрий Дешук в 2008 году закончил факультет журналистики БГУ, отслужил в армии и вернулся в Березовку. С этого времени начал сотрудничество с местными и республиканским изданиями, такими, как «Лидская газета», «Принеманские известия», «Лидский летописец», сайт Lida.by

24 февраля солигорский активист Объединенной гражданской партии Александр Молочко получил от начальника Ошмянской таможни Иван Ниверкевича сообщение, в котором сказано, что таможня направила изъятую у него на границе книгу Валерия Карбалевича «Александр Лукашенко. Политический портрет» в региональный отдел Управления КГБ (РОУ КГБ) по Гродненской области г. Ошмяны, чтобы исследовать на предмет отнесения к Перечню запрещенных к ввозу или вывозу с территории Таможенного союза товаров. Из письма следует, что предыдущая экспертиза, которую проводило Главное управление идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского облисполкома, не признается достаточной. Начальник таможни «просит считать недействительным» предыдущее письмо из Ошмянской таможни от 23 января: в нем А. Молочко информировали, что экстремизма в книге Карбалевича нет, и что владелец может забрать ее. «На все вопросы, поставленные Ошмянской таможней перед таможенным экспертом, ответы получены не были, - пишет теперь начальник таможни. - В данный момент определяется другая экспертная организация с целью получения ответов на поставленные Ошмянской таможней вопросы».

27 февраля на границе с Украиной на пограничном переходе Новая Гута пограничники задержали гомельского журналиста, члена ОО «БАЖ» Анатолия Готовчица, по подозрению в том, что он нарушил порядок пребывания в пограничной зоне. Журналист приехал на пограничный переход с целью подготовки материала о том, как изменилась ситуация на границе в связи с последними событиями в Украине. Поскольку журналист не предъявил паспорт сразу с удостоверением, его задержали для выяснения обстоятельств. Примерно через час после задержания Анатолия Готовчица отпустили без составления протокола. На прощание старший прапорщик Потапенко предупредил журналиста, что для работы в пограничной зоне нужно заранее брать разрешение от пограничной группы.

 

Ограничение свободы собраний

4 февраля судом Солигорского района была рассмотрена жалоба общественного активиста Владимира Шило на запрет местным райисполкомом пикета в День прав человека 10 декабря 2013 года. Дело вела судья Алла Трофимчук с участием помощника прокурора Солигорского района Юлии Горшковой. Сторону исполкома представлял юрист Алексей Страпко. В ходе судебного заседания представитель исполкома высказался против удовлетворения жалобы и наконец озвучил причины запрета пикета, чего не было сделано в официальном отказе. Оказалось, что причиной стала просьба заявителя мероприятия возложить обязанности по обеспечению общественного порядка, медицинского обслуживания и уборки территории на местные органы власти. Заслушав заявителя, представителя Солигорского райисполкома и прокурора, который счел необходимым отказать в удовлетворении жалобы, суд признал жалобу Владимира Шило необоснованной.

12 февраля судья суда Оршанского района и города Орша Олеся Котова отказала Юрию Нагорнову и Евгению Онищенко в удовлетворении жалобы. Активисты пытались через суд обязать милицию, поликлинику и коммунальное предприятие «Спецавтобаза» заключить договоры на обслуживание пикета. Судья поддержала представителей ответственных служб в их нежелании сотрудничать с оппозиционерами. Согласно судебному решению, медиков, милиционеров и работников «Спецавтобазы» нельзя обязать к заключению договоров, так как это - некоммерческие структуры. Между тем, существует решение горисполкома № 74 «О некоторых вопросах организации массовых мероприятий в городе Орша», где прямо сказано: заявители акций должны вместе с заявкой предоставить копии договоров на обслуживание. А также перечислены структуры, с которыми надо договариваться: райотдел милиции, поликлиника № 1 и коммунальное предприятие «Спецавтобаза». Активисты обратились в суд после полученных оттуда отказов, что стало причиной для запрета пикета по проблеме аварийного моста через Днепр 30 октября 2013 года. В нынешнем судебном процессе заявители просили, чтобы суд обязал эти структуры заключить с ними договоры на новую дату - на 29 марта, однако представители этих организаций единогласно заявили в суде, что договариваться с активистами не будут ни в коем случае. Представитель «Спецавтобазы» в суд не явился: оттуда прислали официальное письмо, что просят суд разобраться в ситуации без их участия. Представитель милиции на протяжении всего судебного заседания молчал, отметив только в начале, что не признает претензий заявителя. Не пожелали говорить ни представитель поликлиники, ни представитель райисполкома. Судья Олеся Котова озвучила их позицию по документам судебного дела. Представители милиции утверждали, что не заключают договоров, так как заявители не имеют разрешения на проведение акции от райисполкома. Райисполком не дает разрешения без предварительного заключения договора. Милиционеры сказали, что не могут договариваться с организаторами ни на одну на конкретную дату, потому что они, дескать, не знают, будут ли у них в тот день свободны сотрудники. Представители поликлиники сказали, что в перечне видов их коммерческой деятельности нет такого пункта, как обслуживание массовых акций. И поэтому они также заключить договор не могут. Согласно письму из коммунальной службы, они вообще не могут сделать того, о чем их просят: предприятие «Спецавтобаза» , упомянутое в решении горисполкома, уборкой городских территорий не занимается вообще, а только вывозит мусор. К тому же, и те, и другие, и третьи сказали, что никогда не заключали договоров с физическими лицами, и сделать это не в состоянии. Суды по поводу запрета пикета через мост длились почти 2 месяца.

17 февраля в Глубоком был получен отказ на заявление относительно проведения пикета ко Дню Конституции, который планировался 15 марта. Причина запрета, согласно райисполкому - отсутствие договоров на обслуживание акции медиками, коммунальными службами и милицией. Между тем, ни медики, ни коммунальщики вообще не ответили на предложение заявителей - местных активистов Ярослава Берниковича и Дмитрия Лупача заключить такие соглашения. Заявление в райисполком было направлено в тот же день, когда и письма к ответственным службам. Исполком ответил заявителям через 10 дней. Глубокский райисполком обосновал свой ​​отказ отсутствием договоров на обслуживание акции, которые необходимо заключать предварительно в соответствии с решением райисполкома № 167 «Об определении мест для проведения митингов и пикетирования». Вслед за письмом о запрете акции пришел ответ из райотдела милиции. Из него следует, что милицейское руководство словно ожидало, пока откажет исполком, поскольку общий смысл письма таков: дескать, вам запретили проводить акцию, значит, и мы договор считаем нецелесообразным.

26 февраля глубокские активисты Ярослав Берникович и Дмитрий Лупач получили отказ на заявку о проведении пикета в День Воли 25 марта. Причина: отсутствие договоров на обслуживание акции медиками, коммунальными службами и милицией. При этом районное милицейское руководство Глубокого напрямую заявило инициатором пикета, что заключать предварительные договоры отказывается. Начальник РОВД Васюкович написал, что законом о массовых мероприятиях предусмотрен определенный порядок их организации. И что в законе нет такого требования, чтобы договоры на охрану правопорядка во время каких-то акций заключались с милицией еще до того, как местные власти решат, разрешить мероприятие или нет. Это логично, поскольку зачем заключать соглашения, когда еще неизвестно, будет ли акция. Однако местные власти руководствуются решением Глубокского райисполкома № 167, где указано, что вместе с заявкой на акцию нужно подавать уже заключены договоры с медиками, коммунальными службами и милицией. Таким образом, исполком создал такой порядок организации массовых акций, в результате которого провести их просто невозможно.

 

Ограничение свободы ассоциаций

8 февраля машинист крана 5 разряда Александр Сахарук из Бреста, работающий в Управлении механизации № 127 строительного треста № 8, сообщил, что продолжает бороться в судах за присоединение его к коллективному договору. Дело в том, что соглашение касается только членов официального профсоюза. А поскольку Сахарук - член профсоюза радиоэлектронной промышленности, то, согласно ст. 41 Трудового кодекса, ему нужно написать заявление в дирекцию о присоединении к соглашению, что Александр и сделал. В дирекции посоветовали написать еще заявление и в профсоюзную организацию, и это сделал рабочий. Но получил отказ и от дирекции, и от профсоюза. Для него, как воина-афганца, в договоре были прописаны только 2 пункта: выходной 15 февраля - день вывода войск из Афганистана, оплата за этот день и денежное вознаграждение. Других льгот, премиальных и доплат Сахарук официально лишен. Ему, как работнику, не имеющему никаких нарушений трудовой дисциплины, каждый раз нужно «выбивать» эти доплаты через различные инстанции. И рабочий решил обратиться с этой проблемой в суд. Суд Московского района Бреста посчитал эту ситуацию коллективным конфликтом, который может решиться в досудебном порядке. Кассационная жалоба не изменила ситуацию. На данном этапе Александр Сахарук обратился с жалобой к председателю областного суда. 31 марта у Сахарука заканчивается трудовой контракт. Ему намекали, что контракт продлен не будет. По мнению Александра, эта ситуация - дискриминацией по профсоюзной принадлежности.

18 февраля Ассамблея неправительственных демократических организаций и Центр правовой трансформации опубликовали годовой обзор «Свобода ассоциаций и правовое положение некоммерческих организаций в Беларуси» за 2013 год. По данным Министерства юстиции, в 2013 году зарегистрировано 70 новых общественных объединений (2 международные, 11 республиканских и 57 местных), 1 ассоциация общественных объединений, 11 фондов (1 международный и 10 местных). По направлениям деятельности зарегистрированные в Республике Беларусь общественные объединения: физкультурно-спортивные - 649; благотворительные - 396; молодежные - 256, в том числе детские - 29; просветительские, культурно-развлекательные, воспитательные - 223; национальных меньшинств - 112; инвалидов войны и труда, ветеранов - 86; научно-технические - 84; объединяют сторонников защиты природы, памятников истории, культуры - 71; творческие - 49; женские - 30 и другие - 565. По данным экспертов Ассамблеи НГО и Центра правовой трансформации, количество новых НКО в 2013 году значительно ниже показателей 2011 и 2012 годов, когда в течение года регистрацию получали более ста общественных объединений и более 20 фондов. Вместе с тем, в 2013 году сохранилась прежняя тенденция регистрации спортивных общественных объединений - именно они составляют более половины новых общественных объединений. По состоянию на 1 января 2014 года в Беларуси зарегистрировано 15 политических партий и 1057 партийных организаций, 37 профессиональных союзов (33 республиканских профсоюза, 1 территориальный профсоюз и 3 профсоюзы в организациях) и 23193 профсоюзные организации, 2521 общественное объединение, из них 231 международное, 694 республиканских и 1596 местных. Зарегистрированы и поставлены на учет 38915 организационных структур общественных объединений. Зарегистрирован 31 союз (ассоциация) общественных объединений, 145 фондов (14 международных, 5 республиканских и 126 местных), 7 республиканских государственно-общественных объединений.

20 февраля вступили в силу поправки в некоторые законы по деятельности политических партий и общественных объединений. В частности, сохраняется норма, что учредителями общественного объединения должны являться не менее 50 человек, однако их количественный состав сейчас не привязывается к областям и Минску. Упрощается порядок регистрации изменений и дополнений в уставы партий и объединений: они будут оформляться в виде приложений к уставам. Раньше любое, даже незначительное, изменение требовало принятия новой редакции устава. Поправки также предусматривают возможность превратить общественное объединение в политическую партию. Соответствующее решение должен принимать высший орган объединения. После принятия таких решений орган общественного объединения приобретает статус высшего органа политической партии. Требования к созданию политических партий при этом остаются прежними - наличие не менее 1000 учредителей от большинства областей страны и Минска. При превращении общественного объединения в партию в течение шести месяцев до принятия такого решения объединение не имеет права прямо или косвенно получать денежные средства и другое имущество из республиканского и местных бюджетов, государственных органов и организаций, международных организаций и иностранных граждан. Кроме того, партия, в отличие от объединения, не может заниматься предпринимательской деятельностью.

24 февраля стало известно, что у Александра Никитки, члена первички Свободного профсоюза на заводе тракторных деталей и агрегатов, закончился срок его трудового контракта, и заводской водитель узнал, что начальство не желает больше видеть его на предприятии. А. Никитка был участником недавнего судебного процесса, который касался невыплаты премий за высокую культуру производства. Председатель первички СПБ Михаил Ковальков уверен, что главная причина непродления контракта - это членство Александра Никитки в свободном профсоюзе. Он отметил, что 11 февраля направил ходатайство на имя директора завода, в котором отмечалось, что в прошлом году начальник цеха Михаил Ваянец предупреждал, что с членами СПБ не будут продлеваться контракты. Александр Никитка в цехе № 2 отработал 11 лет, а всего на заводе - более 23 лет.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international