Гражданские и политические права заключенных: Пытки и другие акты жестокого, унижающего достоинство обращения и наказания

2013 2013-03-29T14:55:29+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/katavanni-2.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Фото с сайта www.allnews4.me

Фото с сайта www.allnews4.me

Глава из «Отчета по результатам мониторинга мест принудительного содержания в Республике Беларусь», подготовленного ПЦ «Весна» в сотрудничестве с опытным экспертом, юристом с большой адвокатской практикой Павлом Сапелко. Отчет охватывает период после президентских выборов 2010 года, который ознаменовался волной репрессий против политических деятелей, правозащитников, журналистов, общественных активистов.


ГРАЖДАНСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРАВА ЗАКЛЮЧЕННЫХ

Пытки и другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания

 

«Определение «пытка» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия».

«Каждое Государство-участник обязуется предотвращать на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, …  когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия»[1].

 

Криминализация пытки как преступления против правосудия (часть 3 статьи 394 Уголовного кодекса Республики Беларусь) не охватывает всего спектра целей применения пытки; ответственность за пытку по этой норме  наступает в случае ее применения в сфере правосудия. Кроме того, национальное законодательство не дало определения пытки и не предусмотрело ответственности за жестокое, бесчеловечное, унижающее обращение. 

По статье 394 Уголовного кодекса наказывается принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угрозы, шантажа или совершения иных незаконных действий лицом, производящим дознание, предварительное следствие или осуществляющим правосудие. Квалифицирующими признаками деяния, предусматривающие повышенную ответственность, является применение насилия или издевательства, а также пытки.

Практики применения этой статьи Кодекса нет, а в правоприменительной практике пытки, как правило, рассматриваются как превышение должностных полномочий с применением физического насилия. 

В первую очередь, следует отметить, что объектом преступления в статье 394 Уголовного кодекса являются отношения в сфере отправления правосудия, но не права человека.

Статья 394 Кодекса ограничивает круг субъектов, подлежащих ответственности по настоящей статье лицом, производящим дознание, предварительное следствие или осуществляющим правосудие. Иные лица,  в том числе должностные, ответственность будут нести по другим составам преступления.

Статья 426 Уголовного кодекса предусматривает ответственность должностных лиц за превышение власти или служебных полномочий, то есть умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных ему по службе, повлекшее причинение ущерба в крупном размере или существенного вреда правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам (превышение власти или служебных полномочий). Квалифицирующим признаком является совершение указанных действий с применением насилия, мучения, оскорбления потерпевшего, применением оружия или специальных средств.

Ответственность лиц, не являющихся должностными, предусмотрена главой «Преступления против жизни и здоровья» Уголовного кодекса, и наступает в случае причинения телесных повреждений потерпевшему или, при их отсутствии, – при истязании (умышленном причинение продолжительной боли или мучений способами, вызывающими особые физические и психические страдания потерпевшего, либо систематическом нанесение побоев).

Отсутствие надлежащей криминализации пытки и жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения как должностного преступления на практике сокращает возможности для привлечения к ответственности должностных лиц и исключает возможность организации статистического учета. В связи с этим оценить при помощи судебной статистики масштаб применения пыток и жестокого обращения представляется невозможным.


Одним из характерных пороков отечественной пенитенциарной системы является частое выходящее за рамки необходимого  применение насилия.

После жестокого разгона мирных собраний лета 2011 года  более 600 его участников были осуждены к краткосрочному аресту (до 15-ти суток). Осужденные отмечали немотивированную жестокость конвоиров и персонала мест отбытия ареста – Центра изоляции правонарушителей, изолятора временного содержания г.Минска (ИВС ГУВД Мингорисполкома), СТ-8 г.Жодино.

Участник тех событий G., отбывавший свой срок административного ареста в Тюрьме-8 г. Жодино рассказал: «Пришла наша очередь, автозак завели, мы въехали к ангар. Жёлтые стены, на потолке люминисцентное освещение, примерно 4 человека в милицейской форме, 3-4 в военной, 1 собака (вроде овчарка), и человек в форме омона и маске с дырками под глаза и рот. Я длительно смотрел ему в глаза, за что и получил удар по ребрам… С криками сюда, бежать! Вниз я сказал! Руки за спину и т.д. Собака лаяла, вдалеке был слышан лай еще одной собаки. Нас обвели вокруг машины, с другой стороны был спуск в подвал. Я пробежал мимо «омоновца», стал спускаться в подвал. Нас поставили к стенке, будто готовы были пристрелить. Надзиратели или как их еще назвать старались быть максимально жесткими, доходило до смешного: приходит первый – «пакет на пол, руки за спину!», пришел второй – «пакет в руки взять!», ты говоришь что-нибудь типа «определитесь», за что получаешь еще один удар. Подходит первый и в присутствии второго говорит снова «я же сказал, пакет на пол!». Небольшая перетасовка между собой, и я понял, что пакет буду сжимать ногами, а руки положу за спину. По одному спрашивают фамилию, начинают выгонять в коридор дальше. Нас уже оббежал «омоновец» и стал командовать – «идём быстрее! Еще быстрее! Бегом!», люди с пакетами стали разгоняться, кто-то потерял тапок, другого стошнило, третий на этом поскользнулся. На последнем углу стояли еще 2 надзирателя и раздавали удары по животу. Я, видимо, показался им очень колоритным, и получил от обоих. Моментально после моего возражения «зачем?» на меня накинули добермана в наморднике. Мне должно было стать страшно, но логика «собака в наморднике ничего не сделает» позволила мне просто не обратить внимания. …надзирателей было штук 10, и казалось, что если что не так будет – застрелят к черту. Я старался всё запоминать, мало ли пригодится».

Стоит еще раз подчеркнуть, что такому обращению подверглись лица, осужденные к административному аресту, т.е. не представляющие какой-либо опасности для окружающих и персонала тюрьмы.

Более уязвимы в этом отношении заключенные, находящиеся в изоляторах, тюрьмах и колониях длительное время.



[1] Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international