Пытки сутками

2012 2012-06-13T18:39:30+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Об унижающих человеческое достоинство условиях содержания в минском Центре изоляции на Окрестина писалось уже много.

После того как правозащитник Олег Волчек «погостил» в этом заведении 9 суток, он решил поделиться с читателями своими наблюдениями, пишет «Народная воля».

Камера №21

Камера — 5,2x2,3 метра, в верхней части стены есть окно полтора на полметра. По состоянию окон можно сказать, что их место уже давно на свалке. Постоянно сквозит, в камере ночью холодно даже летом. Некоторые граждане попадают в изолятор прямо из дома в легких штанах и рубашках. Первые ночи люди практически не могут спать из-за такого холода, пока родственники не передадут теплые вещи.

Судя по состоянию стен, пола и потолка, ремонта здесь не было уже несколько десятков лет. Освещение тоже плохое. Даже днем в камере сумерки. Особенно когда на дворе пасмурная погода. На четвертые сутки глаза начинают болеть. Вентиляции нет, постоянно стоит запах затхлости. Да и в целом в камере не было нормальной уборки, на стенах желтого цвета отчетливо видна копоть.

Постоянно горит свет. Сотрудники милиции говорят, что ремонт должен был начаться еще 7 лет назад, но нет денег.

Питание

Кормят три раза в день, но пища однообразная. Утром — каша с чаем и хлебом, в обед — суп, каша и котлета, вечером — снова каша и чай. За такое питание арестант должен затем заплатить 50 тысяч рублей, что многих возмущает.

Выдают какой-то особенный хлеб, после которого начинаются рези в животе. Несколько раз я писал заявления, чтобы позволили моим родственникам принести фрукты, чтобы хоть как-то разнообразить меню, но мне даже не ответили. Хотя были обязаны это сделать.

Продуктовая передача запрещена, в камере нельзя приготовить чай. А ведь по ночам бывает так холодно, что чай как раз и помог бы арестантам согреться.

Прием пищи осуществляется на «сцене», где спят люди, ведь в камерах нет стульев, стола и тумбочек, как должно быть по закону.

Режим

Самая главная сложность при отбывании наказания — постоянное нахождение в камере. Хотя прогулки обязаны проводиться каждый день, их практически нет. Администрация объясняет, что у них нет площадки для прогулок и выводить арестантов могут только на площадку ИВС, которая находится рядом.

Людям запрещено носить часы, а сотрудникам ЦИП запрещено говорить, который час. Правда, никто из охранников не смог объяснить, на основании какого закона это делается. На мой запрос по этому поводу не ответили.

На работы основную массу людей не выводят. Радио в камере нет. Фактически гражданин лишен любой информации. Единственное, что может делать арестант, — читать газеты, если, конечно, кто-либо их передает. Самое интересное, что в камере можно было найти «Народную волю», «Белорусы и рынок», «Белорусскую газету», «Комсомольскую правду». А вот государственных газет не видел ни одной. Даже в тюрьме государственные газеты проигрывают независимым?

Гигиена

Когда человека направляют в ЦИП, его не пропускают через душ. Поэтому всегда есть опасность подхватить чесотку или что-нибудь подобное. Ведь сюда попадают и лица без определенного места жительства.

Не выдают человеку мыло и туалетную бумагу. Многих доставляют прямо из РУВД, не давая возможности собрать предметы личной гигиены. В камере нет зеркала. Также нет возможности замочить и постирать личные вещи, ведь душ разрешен только один раз в неделю. В камере нет горячей воды.

Нет не только горячей воды, но и кроватей. Вместо них — большой деревянный настил из досок, на котором спишь. Иначе его называют «сценой». И это сооружение действительно больше напоминает сцену, но никак не спальное место. Одеяло и постельное белье не выдают, так что люди все время спят в одежде.

Спишь прямо на досках. Поэтому хорошо, если тебе дали 3 суток, а не 15. Последний вариант — уже маленькая трагедия для костей.

Туалет в камере есть, но его установили, наверное, где-то в 70-х годах прошлого века. Постоянный неприятный запах, видно, что туалет уже давно не обрабатывался хлоркой и другими дезинфицирующими средствами. Раковина черная, справлять нужду в туалете можно только на корточках, так как нет сиденья. Некоторые арестанты в силу проблем со здоровьем с трудом могли пользоваться таким туалетом.

Что делать?

Арест вследствие административного правонарушения сам по себе суровое наказание. Находясь в таких экстремальных условиях, человеческий организм подвергается сильному стрессу, что может привести к различным заболеваниям. Даже здоровый человек, полежав десять дней на голых досках, может серьезно заболеть. Поэтому в таких условиях можно находиться максимум до семи дней. После этого срока у арестантов начинается депрессия и нервозность.

Судам следует применять такую меру наказания в виде ареста в исключительных случаях. Даже постоянные клиенты этого заведения с трудом переносят сроки более 7 суток.

Целесообразно провести ознакомительную экскурсию для судей и участковых инспекторов, чтобы они представляли, что такое временное ограничение свободы в ЦИП.

Власти должны срочно начать ремонт этого здания, поскольку опасности подвергаются не только арестованные, но и сотрудники милиции, которые также страдают от того, что их служба проходит в таком убогом помещении.

Условия содержания в ЦИП должны быть не такими строгими. Целью наказания должно быть перевоспитание правонарушителя, а не доведение его до отчаяния. Из-за этого, кстати, бывают конфликты между арестованными и администрацией ЦИП.

Пришло время, когда надо модернизировать систему исполнения наказания в закрытых учреждениях. Если человек совершил административное правонарушение, то уже само ограничение свободы является строгим наказанием. Он должен в таких местах ощущать себя человеком, а не каким-то подопытным кроликом.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international