Соблюдаются ли права человека в реанимации?

2009 2009-03-23T18:17:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/rean.jpg

Не считается ли угроза смерти в Беларуси достаточной причиной для того, чтобы не соблюдать права человека, которому угрожает смерть в отделениях интенсивной терапии и реанимации? Почему реанимация так крепко держит осаду и не допускает в свои стены никого, кроме персонала. На эти вопросы искал ответы корреспондент «Завтра твоей страны».

Недавно из Ивацевичей пришла плохая новость. Как сообщает ОНТ, по делу о смерти ребенка перед судом предстанут три врача. Их обвиняют в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей в отношении полуторогодовалого мальчика, поступившего с острым бронхитом и дыхательной недостаточностью. В реанимации его подключили к аппарату искусственного дыхания. Как позже установило следствие, три смены врачей не заметили неправильные параметры аппарата. В результате через сутки ребенок скончался от баротравмы легких.

Человеческий фактор

Минздрав Беларуси успокаивает: человеческий фактор со временем будет минимизироваться. Серийное производство отечественных мониторов для службы анестезиологии и реаниматологии Беларуси начнется в нынешнем году. Об этом 19 марта на пресс-конференции сообщил главный внештатный анестезиолог и реаниматолог Минздрава, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии БелМАПО профессор Георгий Илюкевич.

– Первую партию - 80 мониторов - уже выпустили в прошлом году. Причем на отечественном оборудовании удалось сэкономить около 500 тыс. долларов, -- сказал специалист. На 2009 год запланирован выпуск шприцевых дозаторов-насосов, с помощью которых лекарство автоматически подается пациенту, исключаются ошибки персонала по неправильному дозированию препарата.

Мужчины и женщины –– вместе в чем мать родила

Реанимация для многих становится тем местом, где спасают жизнь в самых тяжелых случаях. При этом мало кто хочет вспоминать о времени, проведенном в реанимации, выбравшись оттуда живым. Не только потому, что было плохо и больно. У большинства благодарность к медикам смешивается со сложным чувством, суть которого сводится к тому, что не все, что довелось пережить там, нужно было переживать, чтобы выздороветь. К нему подмешивается ощущение, что право человека на сохранение достоинства в реанимации нарушается повсеместно.

Человек в реанимации лежит голый под простыней на простыне, под которой клеенка. Когда находишься без сознания или страдаешь от боли, все это неважно. Однако в реанимации лечат. Человек приходит в сознание, у него, спасибо медикам, улучшаются жизненно важные показатели, он сам дышит. И понимает, что находится в полной зависимости от медперсонала в смысле получения пищи, исправления естественных нужд.

При этом если человек может воспользоваться уткой, делать это приходится публично –– мужчинам перед женщинами, женщинам –– перед мужчинами. В палатах нет разделения по полу. Туалета для пациентов в реанимации также нет. Заведующий отделением анестезиологии 9-й городской клинической больницы Минска, главный внештатный анестезиолог-реаниматолог комитета по здравоохранению Мингорисполкома Александр Дзядзько на этот счет говорит:

– Тот факт, что пациенты находятся в отделениях без одежды, –– общее правило для всех реанимаций в мире. Если нужен экстренный доступ к телу пациента, одежда может помешать медикам в оказании помощи больному. Однако на стадии обсуждения находится вопрос о заказе для пациентов реанимаций специальных накидок, подобных тем, что используются на Западе.

Разделение больных по полу в залах реанимации также только обсуждается. Корреспондент «Завтра твоей страны» выяснил, что из самых простых процедур, которые сложно пережить больному, но вменяемому мужчине в реанимации в присутствии женщин –– смена постельного белья, проведение медперсоналом противпролежневых процедур.

По словам главного внештатного анестезиолога-реаниматолога Министерства здравоохранения Беларуси профессора Георгия Илюкевича, этические моменты при необходимости оказания экстренной помощи больному часто уходят на второй план. Хотя эти моменты надо учитывать, говорит он, для этого нет возможностей. Родственники и больные при этом молчат. У кого поднимется язык высказывать претензии по такому «мелкому» поводу, когда на кону жизнь? Александр Дзядзько замечает на этот счет:

– Так сложилось исторически, что для разнополых пациентов с нарушениями жизненно важных функций всегда были общие реанимационные залы. Теперь появилась идея создать отделения закрытого типа, что, кроме положительных этических моментов, позволило бы более жестко контролировать ситуацию с инфекциями в отделениях. Но для этого потребуется строительство новых больниц с такими отделениями.

Что происходит за дверями реанимаций

Когда человек попадает в реанимацию, его контакты с внешним миром практически прекращаются. Что с больным происходит на самом деле, чем его лечат, не знают ни он сам, ни родственники. Остается уповать на Бога, протоколы лечения и добросовестность врачей.

В реанимационное отделение посетителей не пускают. Они раздражают персонал и являются источником инфекции. Действительно, представить, что посетители ходят в реанимацию толпами, невозможно. Это закрытый мир. Но почему бы не выделить для посещений полчаса днем и вечером? При этом белорусские врачи говорят, что в принципе посещения возможны, если в зале реанимации никто не находится в агонизирующем состоянии. Проблема в том, что всегда кто-то находится в таком состоянии, потому что речь идет об отделении интенсивной терапии.

Между тем во многих странах ситуация иная. Кому повезло не видеть реанимацию воочию, вспомните «Доктора Хауса». Там что, меньше микробов? Вот что рассказал «Завтра твоей страны» врач-реаниматолог одной из минских больниц, не пожелавший, чтобы его называли:

– В больницах Западной Европы легче соблюдать санитарный режим, там хорошие системы воздухоочистки с обменом воздуха, бактериальными фильтрами, антибактериальное покрытие пола. В наших реанимациях о санпропускниках для посетителей речи не идет. Также не хватает персонала, чтобы помимо больных заниматься еще и посетителями. Представьте –– вы приходите к больному, а он, например, лежит в луже мочи и так далее. Его бы в любом случае позже привели в порядок, и при этом не имели бы лишних расспросов.

Проще не пускать посетителей -- это лишняя инфекция и контроль. О состоянии больного врачи рассказывают по телефону и в личных беседах с родственниками, которые приходят в больницу.

И все же, возвращаясь к трагедии, произошедшей в Ивацевичах, заметим, что если взрослый человек может каким-то образом пережить все, что выпало в реанимации, страшно представить, что происходит в душе у ребенка. Дети страдают физически и зовут маму. Мамы стоят под дверьми реанимации и ждут, пока наступит момент, когда смилостивится сестричка и можно будет, вытерев слезы, подойти к ребенку. При том что никто не может ухаживать за ребенком лучше близких, в детских реанимациях это тоже не предусмотрено.

Самая высокая зарплата среди медиков в Беларуси у анестезиологов –– около 436 долларов

Серьезной проблемой анестезиолого-реанимационной службы Беларуси является неукомплектованность кадрами. Должности анестезиологов-реаниматологов в Беларуси укомплектованы кадрами на 67,4%. В Минске этот показатель составляет 58,7%, в Минской области — 59,7%, Витебской — 62%, Брестской — 73,8%, Гродненской — 74%. По словам Георгия Илюкевича, средняя зарплата анестезиолога около 1 млн. 200 тыс. рублей (около 436 долларов).

Зарплата анестезиологов –– самая высокая среди медиков в Беларуси. Чтобы заработать эти деньги, врач отрабатывает 1,5—2 ставки! Это означает, что в среднем врач имеет по 8-10 дежурств в месяц, то есть, отдежурив сутки, он остается работать еще на целый день. Понятно, что в Беларуси речь идет о перегрузке врачей-реаниматологов. Коэффициент совместимости составляет 1,68. Из-за нехватки кадров совместительством вынуждены заниматься почти все специалисты. Александр Дзядзько называет еще одну причину нехватки кадров:

–– Существует противоречие между значительными нагрузками, высокими требованиями к специалистам этого профиля и социальным статусом врача. Так, анестезиолог-реаниматолог, как правило, находится в тени хирурга.

До прав ли пациентов при такой нагрузке, таких зарплатах и таком социальном самоощущении?

Справка «Завтра твоей страны»


В 2008 году в отделениях реанимации и интенсивной терапии Беларуси лечились 179 тысяч 691 человек. Это более чем на 12 тысяч больше, чем в 2007 году. Все больные были в тяжелом и крайне тяжелом состоянии и требовали проведения неотложных методов интенсивной терапии. Каждый пятый пациент находился на искусственной вентиляции легких.

В отрасли работают более 2 тысяч врачей (73% имеют квалификационные категории, более 50% из них — высшую и первую) и около 600 медсестер-анестезистов.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international