Репрессивная алхимия по «делу 14-ти»

2008 2008-05-28T16:15:17+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

27 мая судья В.Есьман приговорил Михаила Субоча и Павла Виноградова к двум годам, а Михаила Дашука к полутора годам ограничения свободы без направления в исправительные учреждения. 22 апреля к аналогичному наказанию судья Е.Ильина приговорила семерых других молодых обвиняемых, также преследуемых властями за их участие в митинге предпринимателей 10 января.

Сразу укажу, что правозащитниками, международным сообществом уголовное преследование мирных демонстрантов по «делу 14-ти» признано политически мотивированным, незаконным, этих обвиняемых считают жертвами политических репрессий. Сегодня важно разъяснить суть примененного наказания к десяти обвиняемым, почему этот вид ограничения свободы позволяет их считать, как и Андрея Кима, политически заключенными.

Назначенный молодежным активистам вид ограничения свободы стал применяться менее двух лет назад. Вообще же ограничение свободы сменило в 2001 году условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (названного советскими гражданами «химией» или «стройками народного хозяйства»). И теперь осужденных к ограничению свободы без направления в исправительные учреждения, которую прозвали «домашней химией», также привлекают к труду в обязательном порядке. Может из-за этой обязательности труда в некоторых СМИ и прошла неточная информация, что в апреле семерых обвиняемых наказали «исправительными работами». В действительности же примененное наказание намного суровей.

Сущность ограничения свободы в том, что на осужденного накладываются обязанности, ограничивающие его свободу, и он находится в условиях осуществления за ним надзора органами и учреждениями, ведающими исполнением наказания. Когда такого осужденного отправляют в исправительное учреждение открытого типа, то он находится в пределах границ территории такого учреждения, трудится и проживает в специальных общежитиях. Отбывавшие такое ограничение свободы Н.Статкевич и рубивший лес П.Северинец были без колебаний признаны политическими заключенными.

В чем же «прелести» ограничения свободы без отправления в отдаленные места? Статья 48-1 Уголовно-исполнительного кодекса раскрывает порядок исполнения этого наказания, называя права сотрудников уголовно-исполнительной инспекции, других милицейских служб по контролю за осужденным. Они вправе требовать сведения о трудовой деятельности осужденного (особенно о трудовой дисциплине), вызывать его для проведения бесед, воспитательных мероприятий и требовать от него письменные объяснения, входить в любое время суток в жилище осужденного и посещать его по месту работы, доставлять осужденного в организации здравоохранения для проведения медосвидетельствования для установления состояния опьянения, задерживать в случае нарушения им порядка и условий отбывания наказания. Отдельно МВД продумывает порядок реализации своего «суперправомочия» – использование электронных средств контроля за местом нахождения осужденного.

Обязанности осужденного к такому ограничению свободы еще более впечатляющи. Среди 12 пунктов выделим следующие обязательства: являться в милицию для регистрации до четырех раз в месяц; отдельно явки в назначенный срок для проведения бесед, посещения воспитательных мероприятий, а также дачи письменных соответствующих объяснений; проходить по требованию уголовно-исполнительной инспекции освидетельствование для установления состояния опьянения; без разрешения указанной инспекции не менять места жительства и не выезжать за пределы населенного пункта; в свободное от работы время постоянно находиться в своем жилище или на придомовой территории, не отходя от жилища далее расстояния, определенного уголовно-исполнительной инспекцией, а с девятнадцати до шести часов – только в своем жилище; предоставлять сотрудникам милиции возможность беспрепятственного входа в свое жилище; осуществлять телефонную связь в установленном порядке с органом милиции; по решению начальника ОВД постоянно носить электронное средство контроля своего места нахождения, являться по вызову инспекции для технического обслуживания данного средства.

Как будет действовать электронное «око» спецслужб дает представление следующая обязанность. Время выхода осужденного за пределы расстояния от жилища на работу устанавливается инспекцией на основе режима рабочего времени и времени, необходимого на дорогу. Выход осужденного за пределы указанного расстояния для посещения организаций здравоохранения, торговли, бытового обслуживания и других организаций допускается только в пределах населенного пункта до двух часов в день в строго определенное время. О пересечении самих пределов населенного пункта проживания без особой санкции не приходится и мечтать. Осужденному запрещается посещать места проведения спортивных и иных зрелищных мероприятий, игорные заведения, а также торговые объекты, где осуществляется распитие алкогольных напитков, жилища иных лиц. Правда, инспекция может милостиво разрешить посещение жилища близких родственников.

Надзирающие сотрудники милиции могут принять «меры предупреждения нарушений»: задержать осужденного для выяснения обстоятельств нарушения отбывания наказания на срок до трех часов, а при необходимости предупреждения совершения им иных правонарушений – до двадцати четырех часов (если свыше трех часов, то водворяют в изолятор временного содержания) до решения вопроса о применении к нему меры взыскания.

А взыскания «домашним химикам», помимо выговора, грозят серьёзные: лишение разрешения, предоставленного в порядке поощрения, покидать жилище в выходные и праздничные дни, либо дисциплинарная изоляция на срок до пятнадцати суток. Эта изоляция проходит в изоляторе временного содержания по месту жительства осужденного «на условиях содержания в штрафном изоляторе исправительного учреждения открытого типа»… Посему ШИЗО осужденным активистам демократической молодежи уготовано.

Наконец, осужденных поджидает ответственность по ст. 415 Уголовного кодекса за уклонение от отбывания наказания: за неприбытие к месту отбывания наказания без уважительных причин; самовольное оставление места отбывания наказания с целью уклонения от отбывания наказания; нарушение порядка и условий отбывания данного наказания после вынесения официального предупреждения. Выносится это предупреждение, если осужденный признается злостно нарушающим порядок отбывания наказания - в случае совершения трех или более нарушений, за которые он подвергался дисциплинарным взысканиям. Наказание же по ст. 415 УК одно – лишение свободы до трёх лет.

А теперь предлагаю каждому читателю определить, насколько сурово ограничил правящий режим свободу десяти молодым белорусам, выступившим в поддержку индивидуальных предпринимателей, за реализацию своих конституционных прав. Критерии определения политически заключенных всемирной правозащитной организации «Международная амнистия» – отдельная тема. Мировое сообщество, безусловно, разберется в алхимии назначенных наказаний, увидев их репрессивное ядро, столь разрушающее свободу обвиняемых. Ведь белорусские реалии таковы, что ограничение свободы для десятки смелых ребят, пытавшихся улыбаться на политическом уголовном процессе, могут сделать «полицейским адом». Мир с горечью вынужден признать, что в Беларуси после вступления в силу приговоров по «делу 14-ти» станет на десять политзаключенных больше.

Игорь Рынкевич, юрист

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international