Ушла, чтобы остаться

2008 2008-02-25T11:45:39+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Она знала, что умирает. И когда один за другим белорусские политзаключенные стали выходить на свободу, у нее появилась надежда. Самая последняя и, наверное, самая главная - умереть, зная, что рядом самые любимые и самые важные для тебя люди. Муж и дочери, которые так на него похожи... Смерть редко бывает справедливой. Но в том, что власти не позволили Ирине Козулиной умереть спокойно, несправедливость просто вопиющая. И такое даже если прощают люди, не прощает Бог.

Власть Беларуси часто демонстрирует силу. Лукашенко держит Козулина за решеткой и считает, что в этом его сила. Павличенко со своими подчиненными лупит головой кирпичи и любуется собой. А настоящая сила - в этой маленькой хрупкой женщине с грустными бездонными глазами и железной волей.  В ее самоотверженной любви. В ее достоинстве. И Лукашенко - со всеми своими бодигардами, спецслужбами и полномочиями - боялся ее, умирающую! Именно поэтому подло лгал в Витебске, как хотел выпустить Козулина, да тот отказался.

Ирина Ивановна уже не могла говорить, ее мучили нечеловеческие боли, но она ответила на этот мерзкий выпад. 'Хотя иногда кажется, что ничего подобного уже не может вывести из себя, цинизм поражает,' - написала она в своем заявлении, распространенном через Интернет. И ни одна спецслужба теперь не сможет защитить власть от людского презрения, потому что какой бы пост ты ни занимал, нельзя переступать через святое.

Я специально здесь пишу о власти, а не о Лукашенко лично. Потому что председатель Верховного суда Олег Сукало, просто ознакомившись с видеозаписями событий 25 марта 2006 года, видел, что Козулина не за что было наказывать: мирному шествию, которое даже улицы переходило исключительно на зеленый свет, дорогу  преградил Павличенко со своими бойцами. И это они развязали побоище, устроили беспорядки.

Это бравый генерал Наумов, который в последнее время много говорит об офицерской чести, отдавал приказ сделать невыносимыми условия пребывания Козулина в колонии и до трусов раздевать его дочерей, приезжающих на свидание к отцу.

Это прима белорусской юрисруденции Наталья Петкевич цинично рассказывала о том, что Козулин не политзаключенный, и что в нашей стране все делается о закону...

А ведь они знали, что бьют не только по Козулину, но и по его умирающей жене. Потому что можно стерпеть собственное унижение, но нет ничего больнее, чем когда унижают твоего любимого человека и твоих детей. Но у них не оказалось ни достаточного мужества, ни достаточной порядочности, чтобы в этой ситуации поступить... Да просто по-человечески!

Ирину Козулину съедал рак. А они все ее добивали.

Такое даже если забудут люди, не забудет Бог...

... И все-таки черное только оттеняет светлое. Потому что одновременно со всей этой грязью на наших глазах писалась история любви.

Вот что говорила Ирина Ивановна в одном из интервью накануне президентских выборов, прекрасно понимая, что для Александра Владиславовича они могут закончиться за решеткой: 'Слишком непростая ситуация в стране, чтобы заниматься предсказаниями развития событий. Важнее всего то, что я скажу своему мужу: 'Я люблю тебя. Я горжусь тобой!'

А вот цитата из последнего письма Александра Козулина: "В этот день святого Валентина ты знай, что я тебя очень люблю и, не задумываясь, отдал бы свою жизнь за твою. А в этой жизни у меня была, есть и всегда будет только одна, единственная жена, любимая жена - моя Иринушка!" Согласитесь, стоит жить, чтобы услышать такие слова!

История еще раз доказала: у достойных женщин всегда достойные мужья. Дочери Козулиных могут гордиться своими родителями. Но как будут оправдываться перед своими детьми и внуками те, кто их травил?..

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international