БАЖ предоставил статью юристов Михаила Пастухова и Юрия Топорашева «В СООТВЕТСТВИИ С ДИРЕКТИВОЙ …» из рубрики «Правовой всеобуч»

2007 2007-01-29T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Данная статья открывает цикл статей под рубрикой «Правовой всеобуч».

Основная цель таких публикаций - довести до сведения читателей наиболее актуальную информацию в области законодательства. Предполагается, что эту рубрику на страницах газеты будут вести юристы Михаил Пастухов и Юрий Топорашев. По мере возможности, к этой просветительской работе, могут привлекаться юристы региональных газет.

Постоянные ведущие рубрики ожидают, что с мест в их адрес будут поступать письма и другие обращения граждан, имеющие общественное звучание.

Правовой всеобуч

«В СООТВЕТСТВИИ С ДИРЕКТИВОЙ …»

или нужны ли нам хунвэйбины?

Как известно, 27 декабря 2006 года была принята вторая директива Президента Республики Беларусь «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата». Появление этого документа знаменует собой определенный этап в стремлении нынешней власти навести порядок в деятельности многочисленной армии чиновников.

Прежде чем рассмотреть некоторые положения Директивы № 2, следует выяснить, что это за документ, почему он появился именно теперь и каковы его цели?

По своей юридической природе подобные распорядительные документы нельзя отнести к разряду «актов законодательства», обязательных для исполнения всеми субъектами правоотношений. Если посмотреть этимологическое значение слова «директива» в словаре С.И.Ожегова, то это – «руководящее указание высшего органа органам подчиненным (директива центра)».

Подобное «руководящее указание» могло быть спущено в низовые управленческие структуры без лишнего шума и без столь широкой общественной огласки. Но авторы Директивы решили во весь голос сообщить населению страны, что в системе государственного управления все еще встречаются «…отдельные негативные факты проявления бюрократизма…».

В тексте Директивы встречаются и куда более жесткие оценки, например: «Проявляемые некоторыми чиновниками формализм, волокита, бумаготворчество, чванство, неуважение к людям, безразличие к их судьбам и потребностям, о чем свидетельствуют поступающие на рассмотрение Главы государства обращения граждан, подрывают их доверие государству. Такое положение дел недопустимо».

Столь жесткой оценки деятельности «некоторых чиновников» и в целом государственного аппарата высшая власть еще не давала. Зачем это понадобилось? И почему именно теперь?

Частично ответы содержатся в самой Директиве. Как указывалось, в адрес президента поступают обращения граждан. И надо полагать, таких обращений множество. Иначе стоило бы об этом говорить в Директиве? И, конечно же, граждане пишут не о славных делах местных «вертикальщиков». Они, граждане, им уже не верят и пишут слезные письма «самому Президенту»: помогите, Александр Григорьевич! Найдите управу на этих бюрократов!

А кто они, эти бюрократы? Кто их назначал да утверждал? То-то и оно …Отсюда следует вполне логичный вывод: подобным отношением к людям такие чиновники-назначенцы «… подрывают их доверие к государству». Потому что по сути дела они и есть государство. Не будут люди доверять госчиновникам, глупо ожидать, что люди будут доверять государству. Вот это и есть заглавная причина появления столь грозного документа.

Далее остановимся на причинно-временном аспекте: почему именно теперь появилась «антибюрократическая» директива?

С таким же успехом она могла появиться лет пять, а то и все десять лет назад. В период становления и «возмужания» исполнительной вертикали власти как всеподавляющей бюрократической системы.

Теперь эта система достигла апогея своего развития и фактически перешла на автономный режим функционирования: с одной стороны (де-юре), местные вертикали как бы подчинены центру, а с другой стороны (де-факто), они руководят находящимся на их территории населением по своему разумению и «с учетом местных особенностей» (будем избегать более резких определений системы такого «управления»).

И наконец, для чего Директиве понадобилась столь широкая огласка?

Похоже, верховная власть всерьез озаботилась положением дел в этой политико-социальной сфере: взаимоотношениях человека – общества – государства. Более того, в Директиве, пожалуй, впервые прозвучало, что эти взаимоотношения должны строиться в рамках «неукоснительного соблюдения требований законодательства». И что является совершенно новым – прямое указание на недопустимость произвольного толкования законов и «отсебятины» при их применении. То есть, известный бюрократический принцип: как хочу, так и ворочу, объявлен вне закона.

Бороться за претворение в жизнь идей дебюрократизации авторы Директивы призывают не только Советы депутатов всех уровней, но и все общественные организации. Разумеется, будет приветствоваться и борьба отдельно взятых граждан.

«Только совместными усилиями можно обеспечить защиту интересов отдельной личности, государства и общества, устранить негативные явления, связанные с проявлениями бюрократизма во всех сферах жизни». На такой оптимистической ноте заканчивается текст Директивы № 2.

Нам остается только выяснить, каковы они, эти совместные усилия, как их применять, и как ими распорядиться.

Поскольку Директива носит преимущественно информационный характер, то вполне логично предположить, что во главу угла должна ставиться гласность в деятельности государственного аппарата вообще и его отдельных подразделений в частности. По сути Директива повторяет и детализирует известное конституционное положение (ст.34 Конституции) о гарантированном праве граждан на получение, хранение и распространение полной и достоверной информации о деятельности государственных органов (…), о политической, экономической (…) жизни. А госорганы и должностные лица обязаны предоставлять гражданам весь объем такой информации.

Изучение текста Директивы № 2 позволяет определить средства, которые можно использовать в борьбе с нерадивыми чиновниками. И в результате или восстановить попранные права, или, во всяком случае, «накляузничать» на бюрократа его начальству с надеждой, что обидчика накажут и заставят работать «правильно».

В этой связи мы хотим остановиться на некоторых положениях Директивы, которые открывают возможность ведения борьбы с бюрократизмом посредством информирования всех заинтересованных сторон обо всех негативных сторонах деятельности исполнительной власти. Первостепенная роль в этом отводится средствам массовой информации.

Пункт 1.8 Директивы гласит: «Установить, что государственные средства массовой информации в трехдневный срок уведомляют государственные органы об опубликованных в соответствующих периодических изданиях либо о прозвучавших в программах теле- и радиоканалов материалах о невыполнении работниками таких органов требований законодательства по работе с гражданами».

Далее, руководители госорганов, куда поступило уведомление из СМИ, обязаны рассмотреть (максимально – в месячный срок) его и принять соответствующие меры, вплоть до привлечения виновных к ответственности.

О необходимости развертывания широкой пропагандистской кампании в СМИ говорится в пункте 9 Директивы: «Министерству информации организовать постоянное освещение в средствах массовой информации принимаемых мер по совершенствованию работы с гражданами, дебюрократизации государственного аппарата».

Заметим, что в этом пункте ничего не говорится о принадлежности СМИ, в которых должно быть организовано «постоянное освещение». И это логично: ведь необходимы совместные усилия всех для достижения общей цели. Следовательно, именно Министерство информации должно побеспокоиться о создании таких условий, когда всем СМИ – государственным и негосударственным – будет обеспечен равный доступ к информации о деятельности государственных органов, а равно и одинаковые условия для подготовки и распространения такой информации. В ином случае можно будет говорить о предумышленном неисполнении чиновниками госорганов требований Директивы № 2.

Авторы этого документа, надо полагать, не исключали возможности возникновения подобной ситуации. Поэтому вовсе не случайно включен пункт 10, согласно которому Прокуратуре Республики Беларусь предписывается усилить контроль за соблюдением законодательства при принятии решений должностными лицами государственных органов …

В этом указании есть, по крайней мере, два важных момента. Во-первых, граждане (заявители и жалобщики), которые столкнулись с непробиваемой стеной чиновничьего равнодушия, чванства и «отсебятины», могут тут же направить стопы в органы надзора за законностью. Именно там, в прокуратуре, в точном соответствии с Директивой должны безотлагательно принять меры для обеспечения защиты законных интересов граждан. Во-вторых, в органах прокуратуры должны защищать права и законные интересы такой специфической группы граждан, как журналисты. И в этой связи следует напомнить положение из статьи 1 Закона «О прокуратуре Республики Беларусь»: прокуратура существует не только и не столько для того, чтобы преследовать, заключать под стражу и карать, а, в основном, для обеспечения верховенства закона, укрепления законности «… в целях защиты прав и свобод граждан …».

Следует обратить внимание еще на одно любопытное положение Директивы. Которое может быть использовано в интересах граждан. Так, пункт 1.9 гласит: «Коллективные обращения 30 и более граждан в государственные органы (к должностным лицам) по вопросам, входящим в компетенцию этих органов (лиц), подлежат рассмотрению с выездом на место нахождения объекта, являющегося предметом обращения, если иное не вытекает из этого обращения».

За этими формулировками легко просматриваются не очень приятные для чиновников обстоятельства. Скажем, 30 жильцов дома с прохудившейся крышей пишут жалобу в исполком. Поскольку поднимаемые в жалобе вопросы не требуют дополнительной проверки, то они должны решаться безотлагательно. Если вопрос не решается на месте, то имеются иные адреса для обращения – облисполком, прокуратура, а также Совет Министров и Комитет государственного контроля, на которые возложен высший контроль за выполнением Директивы № 2.

При обращении в вышестоящие инстанции граждане могут писать не только о прохудившейся крыше (условно говоря), но и о бездушии, чванстве, неуважении к ним тех или иных чиновников, которым адресовались их первоначальные обращения.

Напомним, что имеется еще и Закон «Об обращениях граждан» от 6 июня 1996 года, в котором есть все, что позднее подтверждено в ряде актов главы государства на тему совершенствования работы госаппарата с гражданами. В частности, статья 13 Закона устанавливает: «Обращения, направленные в средства массовой информации Республики Беларусь, подлежат рассмотрению в соответствии с Законом и законодательством о средствах массовой информации». Принадлежность таких СМИ и форма их собственности не играют никакой роли. Так что, как говорится, пишите письма ..

В заключение можно констатировать, что в нашей стране создана достаточно развитая нормативная база, посредством котором каждому гражданину предоставлено право не только обратиться с жалобами и заявлениями в любые государственные органы, но и требовать от них защиты своих прав и законных интересов. Дело за малым: заставить чиновников соблюдать требования законодательства, а также директивы центра, регулирующие «работу с населением».

Если в ближайшее время не произойдет существенных позитивных изменений в сфере взаимоотношений чиновник – гражданин, то впору будет прибегнуть к более радикальным мерам принуждения. И тогда может пригодиться опыт дружественного нам Китая (КНР). Где-то в начале второй половины ХХ века тамошний правитель, он же – «великий кормчий» - Мао Дзе-дун вдруг обнаружил, что выпестованная им «вертикаль власти» работает сама на себя, послав подальше миллиардный народ, его нужды, права и законные интересы. Это была уже прямая угроза не только для жителей страны, но и для обладателя абсолютной власти. Попытки как-то призвать к порядку разгулявшуюся «вертикаль», апеллируя к партийной дисциплине, результатов не давали. И тогда великий Мао обратился напрямую к народу, точнее, к его молодежной части с призывом: «Огонь по штабам!». Китайская бюрократия вздрогнула. И не без основания …

Вскоре на политической арене появилась многомиллионная армия пресловутых «хунвэйбинов». И полетели головы бюрократов! Причем, полетели не только в переносном смысле.

Работа по дебюрократизации китайского государственного аппарата была долгой и мучительной. Великий народ дошел до стадии нищеты и голода. Но пережил. Зато теперь …

Так может и у нас пора призвать к работе своих хунвэйбинов?

* * *

Конечно же, это – шутка, возможно, из разряда «черного юмора». Но ведь положение действительно таково, что необходимо принимать срочные меры в отношении чиновников, засевших в своих бюрократических «штабах». Ближайшее время покажет, кто сильнее и живучее: чиновничий аппарат, сформированный по типу «государство в государстве» или верховная власть, теряющая доверие народа стараниями нерадивых чиновников?

Михаил Пастухов,

Юрий Топорашев,

юристы ОО «Белорусская ассоциация журналистов».

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international