viasna on patreon

Как и за что сейчас преследуют священнослужителей в Беларуси?

2022 2022-08-03T22:21:00+0300 2022-08-04T11:15:04+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sviatary.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Вместе с Николаем Автуховичем судят православного священника Сергея Резановича и его семью: супругу Любовь и сына Павла. Это не единственный пример политического преследования священников разных конфессий: суд проходит в контексте широкого давлений властей на представителей религиозного сообщества, поддержавших народ и демократическое движение.

По данным мониторинга "Хрысціянскай візіі", через политическое преследование "во время кризиса в Беларуси" пострадали не менее 30 священников. Одиннадцать из них прошли через административные аресты, отбыв в изоляторах 106 суток. Два священника задержаны по уголовным делам.

"Если человек проявляет свою отвагу  режим не может этого простить. Ищет любую возможность, чтобы отомстить. Этот режим беззакония руководствуется принципом мести. Ну и нашли повод.

Административный процесс это же не значит, что его должны были сразу бросить за решетку, но его задержали и сразу лишили свободы. Это свидетельствует о том, что есть определенные личные счеты. Зло очень сильно нервничает, когда кто-то проявляет свою верность Господу и свету", — сказал ксендз Вячеслав Барок в интервью "Белсату".

Ксендз Вячеслав Барок — один из самых известных священников, пострадавших за свои политические взгляды. Его задерживали на сутки, вызывали на допросы, проводили многочисленные экспертизы по его соцсетям и блогу на YouTube. Он был вынужден уехать за границу.

Кто из священнослужителей теперь — политзаключенный?

В эти дни проходит суд над православным священником Сергеем Резановичем, настоятелем храма святого Архангела Михаила в агрогородке Степанки Жабинковского района Брестской области. На работу он ездил из Бреста, настоятелем в деревне был с 2004 года. 

Одна из прихожанок в деревне Степанки, 79-летняя Тамара, рассказывала TUT.BY, что у батюшки — сахарный диабет, и паства очень переживает за его здоровье:

"Батюшка наш хороший, никого никогда не обидел, доверчивый. Я не могу никого судить и, как там оно было, не знаю, но он у нас 16 лет уже служит — и всегда за нас молился, всегда хорошо относился к нам. Вот и мы сейчас за него молимся. Пусть Господь укрепляет его и чтобы он быстрее вышел. Ничего плохого я о нем сказать не могу. Исполнительный, никогда слова никому дурного не сказал".

Резанович обвиняется по ст. 289 Уголовного кодекса — в якобы создании "террористической группировки", поджигавшей автомобили и дома силовиков. По делу с ним также проходят сын Павел и супруга Любовь, которую во время первых заседаний держали в отдельной клетке.

"Я не совершал преступления, я искал правды": подробности суда по "делу Автуховича"

Суду Сергей рассказал, что с Автуховичем они знакомы много лет. Николай раньше неоднократно приезжал к Резановичам в Брест и оставался у них на несколько дней. Летом 2020 года Автухович со знакомым остановились у Резановичей на неделю.

Второй политзаключенный священник, который сейчас находится за решеткой, — пастор баптистской церкви "Свет Надежды" Виталий Чичмарев. В 2020 году из-за профсоюзной деятельности его уволили с завода имени Козлова, где он работал инженером.

Руководил на предприятии первичной организацией Свободного профсоюза металлистов, был активным участником профсоюзного движения за честные выборы и хорошие условия работы. Известно, что до своего пастырства Виталий был участником музыкальной группы "AntiVirus".

Его задержали 19 апреля 2022 года, в доме провели обыск. Виталию было предъявлено обвинение по ст. 342 Уголовного кодекса, мужчину поместили в СИЗО.

Некоторые священники успели скрыться от уголовного преследования за границей. Как, например, ксендз-серцианин из Ляховичей Дмитрий Приступа, на машину которого напали, когда он был за рулем. Он попытался отъехать от военных и зацепил одного из них — за это его обвинили по ст. 364 Уголовного кодекса. Это не единственный случай вынужденного отъезда священников из-за преследования: очевидно, если бы не это, сегодня за решеткой по обвинению по уголовным статьям находилось бы больше представителей религиозного сообщества.

Как сейчас судят священников по административным делам?

Только за два последних летних месяца 2022 года известно несколько случаев политического преследования священников. Ксендза Евгения Учкурониса, настоятеля прихода святого Иоанна Павла II в Сморгони, оштрафовали на 20 базовых величин за репосты в Facebook со страниц "экстремистских" СМИ.     

uchkuronis.jpg
Евгений Учкуронис

Еще в 2013 году в интервью он рассказал о костеле Успения Пресвятой Девы Марии в Деречине, что в Зельвенском районе, где на тот момент он был настоятелем, а также почему литургия по-белорусски понятнее людям.

Витебского ксендза Андрея Ващука SDS задержали 18 июля и с тех пор он отбывает уже вторые подряд 15 суток. По-прежнему неизвестно, за что конкретно преследуют священника, но провластные каналы дискредитируют мужчину. Его в том числе обвиняют в призывах к протестам после выборов 2020 года. Вячеслав Барок рассказывал, что мужчина был в числе тех, кто встречал его в Витебске после административного ареста.

vashchuk.jpeg
Андрей Ващук

"Почему попали на ксендза Андрея? Потому что он проповедовал Христа не только в храме, он был способен выходить за его стены, был способен услышать человека везде, к нему приходили люди, и не только католики. Его очень уважают", — полагает Вячеслав Барок.

Задерживали также пастора Филиппа Иванова и его жену Лидию, которые служат в минской евангельской церкви "Новый завет". Мужчину отпустили, но процессуальный статус его супруги в данный момент неизвестен.

ivanou_sviatar.jpeg
Филипп Иванов

Гомельского пастыря церкви "Живая вера" Дмитрия Подлобко осудили на 20 базовых величин по народной ст. 24.23 КоАП, потому что проводил водный обряд крещения под открытым небом "без специального разрешения". Неизвестно, связаны ли действия власти в этом случае с политическим преследованием.

dmitriy_podlobko.jpeg
Дмитрий Подлобко

Гомельскую церковь "Живая вера" Дмитрий Подлобко и его жена Оксана, выходцы из Могилева, основали в 1997 году совместно с миссионером из Дании Эрлингом Лаурсеном. Церковь входит в состав Объединения общин христиан полного Евангелия в Беларуси.


Новая волна репрессий нагрянула на религиозное сообщество в контексте войны в Украине. Священников штрафуют и сажают на сутки за антивоенные акции, обращения, репосты, комментарии и лайки.

Из-за давления священнослужители вынуждены уезжать из страны, терять работу. Например, из-за гражданской позиции еще в августе 2020 года уволилась значительная часть сотрудников Свято-Елисаветинского монастыря. Также преследуются и семьи священнослужителей. Отдельно следует сказать о политическом преследовании песни. "Магутны Божа", который среди многих белорусов стал настоящим народным гимном, не единожды запрещали исполнять на религиозных мероприятиях. Также известно о запрете молиться за Украину.

В тексте использованы материалы обзора и телеграм-канала группы "Хрысціянская візія". На обложке материала — кадр клипа на песню "Магутны Божа".

Последние новости

Партнёрство

Членство