Три года колонии: минчанина Андрея Асаулу во второй раз осудили за оскорбление президента

2021 2021-08-06T12:05:10+0300 2021-08-06T13:12:38+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sud_zavodskogo.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Суд Заводского района г. Минска. Фото yandex.by

Суд Заводского района г. Минска. Фото yandex.by

Суд Заводского района рассмотрел уголовное дело в отношении Андрея Асаулы, которого обвиняли по трем статьям уголовного кодекса, – ч. 2 ст. 368 (“оскорбление президента”), ст. 364 (“насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел”) и ст. 369 (“оскорбление представителя власти”).

Дело вела судья Анжела Костюкевич, сторону государственного обвинения поддерживала Вероника Зубик.

В судебный зал к началу процесса приходили представители государственного телевидения, но обвиняемый сказал, что не согласен на видеосъемку, так как не хочет, чтобы его показывали по БТ. Суд запретил проводить видеофиксацию судебного процесса.

19 марта Андрей Асаула был приговорен этим же Заводским судом к трем годам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа за оскорбление президента (ч. 1 ст. 368 УК) и оскорбление представителя власти (ст. 369 УК). Однако отбывать наказание он не начал, был опять задержан по уголовному делу 4 мая.

“Оскорбил президента и сотрудницу ОВД”. Звонок в милицию для минчанина закончился двумя уголовными статьями

За оскорбление и президента, и сотрудника ОВД, которое длилось несколько секунд, 37-летний минчанин Андрей Асаула получил три года ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа.

В суде Андрей Асаула защищал себя сам, насчет отсутствия адвоката сказал, что от него нет смысла.

Согласно обвинению, ранее осужденный Андрей Асаула надлежащих выводов не сделал, на путь исправления не стал и опять совершил умышленное преступление. Так, вечером 4 мая он находился в состоянии алкогольного опьянения по месту своего жительства, имел намерение на публичное оскорбление президента, хотел в неприличной форме унизить честь и достоинство Лукашенко в связи с осуществлением им полномочий, по мотивам политической и идеологической вражды, связанной с электоральной кампанией, разделяя и придерживаясь идей социальной нетерпимости к главе государства, руководствуясь низменным побуждением, выраженном в желании представить президента в оскорбительном положении в глазах общественности, с целью нанесения ущерба авторитету президента использовал мобильный телефон для звонка на линию службы милиции 102 и высказал сотруднице службы Деминой оскорбление в адрес президента. Своими умышленными действиями совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 368 Уголовного кодекса.

Он же, имея намерение на осуществление публичных угроз применения насилия в отношении представителей власти и надуманной мести сотрудникам ОВД за осуществление ими служебной деятельности в звонке на линию 102 высказывал инспектору Деминой угрозы в адрес неустановленного круга сотрудников милиции, в том числе и самой потерпевшей, чем совершил преступление по ст. 364 УК.

Кроме того, он же во время многократных звонков на линию 102 высказывался унизительными, презрительными, грубыми, вульгарными, оскорбительными, нецензурными словами в адрес инспекторов службы Деминой, Степуль и Милишкевич, чем публично оскорбил представителей власти в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

По словам прокурора, Асаула осознавал публичный и оскорбительный характер своих высказываний, а также то, что они фиксируются с помощью технических средств на линии 102.

Потерпевшими па делу признаны три сотрудницы линии Наталья Демина, Наталья Степуль и Мария Милишкевич. Стоит отметить, что Демина выступала потерпевшей в первом суде над Андреем Асаулой.

Андрей Асаула признал вину по ч. 2 ст. 368 и ст. 369, а по ст. 364 УК – не признал. Суду он пояснил, что в тот день приехал домой с похорон матери, затем поехал в РУВД, чтобы получить от инспектора направление в исправительное учреждение открытого типа для начала отбывания назначенного в марте наказания. Перед возвращением домой зашел в магазин и приобрел бутылку водки, дома ее выпил, после чего звонил в 102, но зачем это делал – не помнит. Говорил, что был огорчен, просил инспектора дать направление на “химию” на несколько дней позже, но тот отказал, потому Асаула разозлился и звонил в 102. Сколько раз звонил – не помнит, потому что был очень пьян..

Высказал сожаление, что по пьяни наделал глупостей. Но был не согласен с первым вынесенным приговором: до этого он не был судим, а ему дали три года “химии”, хотя мужчина просил не ограничивать свободу, потому что у него была больная мать. Адвокат не захотел обжаловать решение суда, а самого Асаулу направляли отбывать наказание далеко от дома – в Ивацевичи.   

Судья спрашивала, какое наказание следует вынести обвиняемому, чтобы он осознал противоправность своих действий, и что он может рекомендовать другим людям, которые узнают про его суд и “захотят повторить его поступок”. Асаула сказал, что никому не советует звонить в 102.

После этого были допрошены потерпевшие по делу.

Наталья Демина объяснила, что она приняла звонок от обвиняемого, представилась – назвала свою фамилию. На это Асаула отреагировал и спросил, помнит ли она его как обвиняемого па первому уголовному делу. Женщина вспомнила. После этого Андрей стал высказывать оскорбления в адрес Лукашенко и сотрудников милиции, ругаться. Демина закончила разговор и направила по адресу абонента, который определился в системе, сотрудников милиции. Потерпевшая отметила, что ее очень оскорбили слова Асаулы в ее адрес, она заявила иск о компенсации морального ущерба в размере 1000 рублей. Моральные страдания Деминой выразились в переживаниях, связанных с унижением ее как личности и должностного лица, повлекли негативные последствия в виде душевных страданий: чувства страха, отчаяния. Кроме того, у Деминой длительное время была бессонница, чувство беспомощности от высказываний, она боялась, что другие сотрудники, имеющие доступ к записям разговора, могли услышать порочащие ее и не соответствующие действительности сведения.

Потерпевшие Милишкевич и Степуль принимали звонки от Асаулы, слышали, как он высказывал оскорбления в адрес сотрудников милиции, в том числе оскорбления были и в адрес самой Милишкевич. Они также заявили иски о компенсации морального вреда в размере 1000 рублей каждая.

После этого были изучены письменные материалы дела, заслушаны аудиозаписи разговоров обвиняемого с потерпевшими. В разговоре слышно, как Асаула спрашивает, помнит ли его Демина как человека, которого осудили с ее участием. На что она спрашивает: “Вы хотите себе еще что-то добавить?” Обвиняемый отвечает: “Да, я хочу послать вас на *** еще раз”, и далее высказывается нецензурно в адрес милиционеров. Также говорит, что ненавидит “мус*ров” и Лукашенко.

В разговоре с Милишкевич обвиняемый спрашивал, можно ли ему сказать, что он “ненавидит ментов”. Потерпевшая переспросила у Асаулы, понимает ли он, что будет нести ответственность за свои слова. Он ответил, что понимает, и что ему уже “дали три года тюрьмы”.

- И еще хотите наверно?

- И еще хочу. Хочу замену режима.

Почти аналогичный разговор состоялся и с потерпевшей Степуль.

Андрей Асаула говорил, что потерпевшие не являются сотрудницами милиции, а только гражданскими лицами, работающими в структуре МВД. Об этом было указано на предыдущем суде, когда в деле принимала участие адвокат. Кроме того, обвиняемый в их адрес лично угрозы и оскорбления не высказывал, а потому компенсацию заявлять потерпевшие не имеют право.

Затем суд вынес постановление, в котором было указано, что приговор Заводского суда г. Минска от 19 марта применительно к Асаулу в соответствии с законом “Об изменении кодекса по вопросу уголовной ответственности” следует отменить в части обвинения по ст. 369 УК, а обвиняемого освободить от уголовной ответственности. Но оставить приговор по обвинению по ч. 1 ст. 368 и определить наказание в виде ограничения свободы с направлением в ИУОТ сроком на два года.

Во время прений сторон прокурор Вероника Зубик указала, что вина Андрея Асаулы доказана. Однако с учетом Закона “Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности” от 26 мая 2021 года, ст. 369 УК изложена в новой редакции. Теперь оскорблением представителя власти или его близких в связи с исполнением им служебных обязанностей считается оскорбление, совершенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрируемом произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет.

Действия, которые совершил Асаула, не содержатся в новой редакции ст. 369 УК, а значит в настоящее время не влекут уголовной ответственности, а преследование за них подлежит прекращению.

Что касается обвинений по ст. 364, то угроза применения насилия может быть только в том случае, если у потерпевшего имелись реальные основания бояться ее осуществления. Кроме субъективного восприятия потерпевшим угрозы, необходимо и наличие факторов, которые подтверждали бы, что такая угроза реальна и ее следует опасаться.

В ходе судебного заседания было установлено, что Асаула во время телефонного разговора узнал потерпевшую Демину и начал ее оскорблять, высказал оскорбление в сторону президента и угрозу применения насилия к неопределенному кругу лиц. Однако в предоставленных материалах дела не имеется структурных компонентов угрозы. На этом основании сторона гособвинения отказалась от предъявленных обвинений по ст. 364 УК.

По словам прокурора, вина Асаула по ч. 2 ст. 368 УК полностью доказана, отягощающими обстоятельствами просила признать состояние алкогольного опьянения обвиняемого. На основании изложенного просила признать мужчину виновным в оскорблении президента и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года. По совокупности приговоров путем полного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на срок три года с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях общего решения. Мобильный телефон Асаулы конфисковать в доход государства. А заявленные гражданские иски потерпевших оставить без рассмотрения.

Все потерпевшие согласились с позицией государственного обвинения. Андрей Асаула просил суд строго его не наказывать.

Однако судья Анжела Костюкевич в своем решении согласилась с предложением прокурора и присудила обвиняемому три года лишения свободы с отбыванием наказания в условиях общего режима.

Последние новости

Партнёрство

Членство