«Я не действовал ни по каким приказам, у меня собственная гражданская позиция». В суде допросили братьев Тимура и Тамаза Пипия

2021 2021-06-15T11:10:04+0300 2021-06-17T18:34:22+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/pushkinskaja_10.08.21.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
События 10 августа около ст. м. Пушкинская. Фото с сайта vot-tak.tv

События 10 августа около ст. м. Пушкинская. Фото с сайта vot-tak.tv

В суде Московского района г. Минска продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении Тимура и Тамаза Пипия, Дениса Болтутя и Виталия Шишлова.

14 июня в процессе заслушали письменные показания Виталия, которые он давал на предварительном следствии, а также допросили братьев Пипия. И Тимур, и Тамаз заявили о пытках после задержания.

Напомним, политзаключенных обвиняют по ряду статей: Тимура ПипиюВиталия Шишлова и Дениса Болтутя – по ч. 2 ст. 293, ч. 1 ст. 342 и ст. 364 Уголовного кодекса; Тимура Пипию еще и по ст. 419 УК; а Тамаза Пипию только по ч. 2 ст. 293 УК.

Дело ведет судья Светлана Бондаренко. Сторону гособвинения представляет прокурор Роман Бизюк. Потерпевшими по делу признаны сотрудники милиции Зеленевский и Карабанов.

«Я понимал: идет марш недовольных происходящим в нашей стране». В суде по массовым беспорядкам допрашивают обвиняемых

В суде Московского района г. Минска на процессе по делу о массовых беспорядках 10 июня были допрошены обвиняемые Денис Болтуть и Виталий Шишлов.

«Приказали завести руки за голову, стать на колени». Признательные показания Виталий Шишлов давал под пытками

Потерпевшими были заявлены гражданские иски о возмещении вреда, Виталий Шишлов признал их.

Судья задавала дополнительные вопросы, в результате чего обвиняемый сказал, что по ст. 342 и ст. 364 признает вину частично, хотя до этого полностью признавал свое участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок.

Согласно протоколу допроса политзаключенного от 26 сентября, Виталий Шишлов отказался от дачи показаний против самого себя. Далее его допрашивали 5 октября, где политзаключенный также отказался от дачи показаний, но пояснил, что первоначально давал показания в момент задержания по поводу совершения уголовного преступления под воздействием угрозы применения к нему насилия. 26 сентября Шишлов находился у знакомых на даче, когда около 14 часов в дом ворвались восемь сотрудников в бронежилетах, масках, шлемах и с оружием.

«Они приказали завести руки за голову, стать на колени, я подчинился их требованиям. На руки мне надели наручники, в лицо залили перцовый газ из баллончика, после этого два или три человека наносили мне удары по корпусу руками и ногами – всего около 5 ударов. Я не сопротивлялся. <…>

После этого меня вывели во двор, окунули лицом в бочку с водой, затем бросили в микроавтобус, там продолжили наносить удары по туловищу. Меня привезли в лесополосу рядом с кукурузным полем, продолжили избивать. После чего потребовали, чтобы я на видеокамеру признался в совершении преступления – продиктовали текст, который я повторил под угрозой насилия. Из текста мне стало известно, что я распылил баллончик с перцовым газом в лицо сотрудника милиции, находившегося в милицейской машине, припаркованной в микрорайоне Серебрянка, находился там с Тимуром и Болтом».

Виталий Шишлов заявил во время допроса, что указанного преступления не совершал, все продиктовал мужчина в маске, опознать которого он не сможет, Тимура и Болта - он знает, но не знает их анкетных данных. Просил провести проверку по указанным им фактам и выдать ему постановление о прохождении судебной экспертизы.

27 сентября политзаключенный давал объяснения в отсутствие защитника, где он рассказал, что выходил на акции протеста по выходным дням, никаких преступлений не совершал, а хотел выразить свое недовольство. 23 сентября дома выпил около 1,5 литра пива и еще около 1 литра на улице, на акцию пошел с Болтом и Тимуром, были на Немиге, но решили оттуда уйти. В интернете прочитали, что на Рокоссовского собрались люди, решили присоединиться к ним. В Серебрянке толпа перекрыла движение транспорта, обвиняемые были там. В какой-то момент в толпе начали кричать, что что-то происходит, что у людей в машине может быть оружие. Тогда Виталий Шишлов решил забрызгать автомобиль перцовым баллончиком: подбежал к машине, распылил газ в приоткрытое окно, после чего увидел милицейскую кепку и понял, что совершил глупость. Отмечал, что совершил поступок под воздействием алкоголя и эмоций, признавал вину и раскаивался, также просил прощения у потерпевших.

В тот же день, был проведен допрос, на котором Шишлов отказался от дачи показаний. На последующих допросах – 4 и 18 февраля, 3 марта – обвиняемый также отказался от дачи показаний.

Виталий Шишлов пояснил суду, что объяснения 27 сентября он давал после того, как весь предыдущий день над ним «глумились и избивали». Теперь он практически все те показания не поддерживает.

Тимур Пипия: «Вышел на дорогу из хулиганских побуждений»

Следующим в суде был допрошен Тимур Пипия. Он не признал вину по ч. 2 ст. 293 УК, т.к. не присутствовал на месте событий 10 августа, по ч. 1 ст. 342 УК – признал вину полностью, по ст. 364 УК – не признал вину, а по ст. 419 – признал в полном объеме.

По событиям 10 августа обвиняемый пояснил, что вечером был дома, к нему заехал товарищ Артем из Гомеля, который рассказал, что много людей выходило 9 августа, но сам Тимур не верил, что люди могут выйти. Прочитали в телеграмме, что люди собираются на ст. м. Петровщина, хотели посмотреть, что происходит, и поехали туда, по пути – пытался дозвониться до брата Тамаза, чтобы узнать где он и что делает, потом решил позвонить Денису Болтутю, от которого узнал, что тот встретился с Виталием Шишловым. Предложил парням приехать к Макдональдсу и в районе 20 часов с ними встретился: Тимур подошел к машине, в которой сидел Денис, а Виталий в этот момент отошел.

После он вернулся к той машине, на которой приехал, узнал, что много людей собирается на Пушкинской. Болтуть и Шишлов уехали туда, Тимур Пипия позже с товарищем поехали в ту сторону, но они попали в пробку, в которой простояли длительное время, после чего развернулись и уехали. Участия в мероприятиях не принимал, из машины не выходил. Массовых беспорядков не наблюдал: не видел погромов, поджогов, возведение баррикад, чтобы кто-то разбирал тротуарную плитку и бросал ее в сотрудников правоохранительных органов.

23 сентября Тимура на машине забрал Денис, совместно с другими поехали в центр – в сторону Немиги. Были в ТЦ «Галерея» около 40 минут, потом возвращались к машине и около кинотеатра «Беларусь» увидели множество людей. Признает, что один раз выходил на проезжую часть в районе пересечения улиц Романовская слобода и Немига, к нему сначала присоединилось 3 незнакомых человека, а после – около 30-40 человек вышли на дорогу. Сам Тимур на проезжей части находился не более 8-10 минут, после вернулся на тротуар. Также обвиняемый отметил, что транспорта на дороге не было, т.к. дорога была перекрыта ГАИ.

Обвиняемый: Вышел на дорогу из хулиганских побуждений, а не из каких-то других целей.

Прокурор: Что вы имеете ввиду?

Обвиняемый: Просто вышел на дорогу постоять. Пустая дорога, когда у меня еще будет возможность выйти на проспект.

Где были другие обвиняемые – Болтуть и Шишлов – не знает, т.к. до этого потерял их из виду.

Видел возле Макдонольдса на Немиге около 200 человек, которые просто «стояли скорее испуганные». Сам обвиняемый лозунгов не выкрикивал, в ладоши не хлопал, символику не использовал.

Позже он снова встретился с Денисом Болтутем и Виталием Шишловым. Тимур не рассказывал другим, что выходил на проезжую часть, фаер у Дениса не видел. Все вместе обвиняемые решили поехать домой, на перекрестке Рокоссовского и Плеханова увидели большое скопление людей, остановились и вышли из машины, чтобы посмотреть, что происходит. Политзаключенный встретил нескольких своих знакомых, а какой-то молодой человек предложил перекрыть дорогу, объяснив это тем, что в других местах города есть сложности из-за большого количества сотрудников милиции, и чтобы привлечь их внимание и они разъехались по другим районам – нужно выйти на проезжую часть.  

«Я против такого предложения не возражал, и мы решили с этим парнем выйти на дорогу».

В то же время, Тимур считал, что нельзя было допустить, чтобы силовики приблизились слишком быстро к людям, чтобы те успели разойтись по домам, и никто не был бы задержан.

На проезжей части находился не более пяти минут, когда ему позвонил брат и он покинул дорогу. Не видел, кто снимал «штанги» у троллейбуса, но видел, как водитель поставил токоприемники обратно, и в этот же момент подошел к дороге и сказал протестующим, что нужно уходить и пропускать транспорт. В целом Тимур Пипия трижды выходил на дорогу и находился там по 5-10 минут.

Других обвиняемых не видел, действия и цели не обсуждал.

«Если бы я говорил, что все это сделал я, брат бы не поверил»

Также политзаключенный пояснил, что в какой-то момент подошел мужчина лет 40 и сказал, что вроде на другой стороне дороги в машине сидят тихари, нужно пойти посмотреть. Вызвалось порядка 10 молодых людей, обвиняемый тоже решил пойти посмотреть – ребята ушли вперед, а Тимур остался на выходе из перехода с двумя девушками и снимал на видео происходящее. Спустя 1,5 минуты увидел, как машина резко тронулась и уехала, от других ребят узнал, что машину залили баллоном. На месте событий ни Болтутя, ни Шишлова обвиняемый не видел.

Позже Тимур встретился с Денисом, обсудил, что собирается домой. Болтуть поинтересовался, правда ли, что «залили тихарей», Пипия ответил, что «вроде как да».  Потом подошел Виталий, Тимур попрощался с ребятами и ушел.

Позже обвиняемый рассказал брату Тамазу, что «подходил к машине, стучал в стекло, что палками и камнями били машину, что залил баллоном машину Виталий Шишлов». По его словам, он был выпивший, поддался эмоциям, считает, что все сказанное брату было преувеличением, позерством, «выпендреж простыми словами». Также в разговоре с Тамазом обвиняемый упоминал, что Денис Болтуть жег фаер. В суде Тимур пояснил, что сказанное не соответствует действительности – он «предположил», сам такого не видел. Опять объяснил свои слова желанием «повыпендриваться»:

«Если бы я говорил, что все это сделал я, брат бы не поверил».

Сожалеет, что совершил преступление по ст. 342 УК.

Противоречия в показаниях между теми, которые Тимур давал в суде и на предварительном следствии, а также в ходе оперативно-розыскным мероприятий, обвиняемый объяснил пытками. Он рассказал, что после задержания его положили лицом в пол в микроавтобусе, по пути в следственный комитет силовики били его руками и электрошокером около двух часов, а между этим говорили, что нужно будет говорить, а если он будет отказываться, то следующие несколько часов пытки повторятся.

Оперативный опрос 6 января также проходил под давлением: каждый раз сотрудник говорил, что нужно сказать, намекал, что на свободе еще осталась сестра Тимура, что она может оказаться в тюрьме.

В дальнейшем на допросах по совету защитника отказывался от дачи показаний.

«Я понимал, что это митинг, и целенаправленно шел на него»

Судья также зачитала протокол допроса Тимура Пипия от 25 сентября 2020 года, где он рассказал, что являлся футбольным фанатом «Партизана», пока клуб не развалился, политикой не интересовался, за избирательной кампанией не следил, но кто был кандидатами знал. 9 августа выходил в центр из интереса, но участия в митинге не принимал, видел, что людей начали разгонять силовики, после чего покинул протестную акцию и направился домой. Позже домой приехал брат Тамаз, парни обсудили происходящую ситуацию и решили на следующий день поехать в центр, чтобы «посмотреть своими глазами, что происходит», а при необходимости – оказывать помощь людям, которые могли пострадать от действий силовиков, защищать женщин. На следующий день с другими товарищами поехали к ст. м. «Петровщина», но там ничего не происходило, узнали, что люди собираются около «Пушкинской», направились туда. Там парни припарковали машину, вышли из нее и направились к станции метро, где увидели множество людей с флагами.

«Я понимал, что это митинг, и целенаправленно шел на него», - сказал на допросе обвиняемый.

Около часа Тимур ходил среди людей и просто смотрел, дорога была перекрыта гражданскими автомобилями. Позже со стороны ул. Кальварийская услышал взрывы свето-шумовых гранат и увидел сотрудников милиции, от взрыва одной из гранат Тимура контузило, после чего он побежал на автостоянку, а потом пешком с остальными товарищами пошел в сторону ул. Харьковская. Встретили по дороге семейную пару – Александру и Артема из Гомеля, которые сказали, что заблудились; прошли с ними, остановили Uber и посадили супругов в машину, а потом и сами словили такси и поехали по домам. После этого Тимур еще несколько раз выходил на воскресные марши, но ничего не делал – просто стоял в толпе.

23 сентября он с другими ребятами узнал, что будет проводиться инаугурация, а также, что будут выходить люди. Болтуть, Шишлов и Тимур Пипия решили принять участие в протесте, чтобы «показать свою гражданскую позицию». На Немиге Тимур видел, что люди стояли, некоторые кричали «Жыве Беларусь», а несколько человек выходили на проезжую часть и пытались блокировать движение, но их было мало и у них ничего не получалось. Тогда парни решили, что нужно выйти на дорогу, чтобы автозаки не могли проехать. Во время допроса Тимур отметил, что на дорогу вышло 14 человек, а транспорт остановился, после чего другие люди также стали выходить на проезжую часть; находились на дороге около 10 минут, после чего решили уезжать.

Когда приехали в Серебрянку, Шишлов сказал, что нужно перекрывать дорогу, чтобы отвлечь часть милиции от центра. По дороге в сторону перекреста Болтуть зажег фаер, который был у него. Когда дошли до перекрестка Рокоссовского-Плеханова, увидели там много людей, но на дороге никого не было.

«Тогда мы впятером, всей толпой вышли на проезжую часть дороги и перекрыли движение в сторону рынка. Нас сразу поддержали другие люди, которые также вышли на проезжую часть».

Спустя время к толпе подъехал троллейбус, и у двух мужчин возник спор – пропускать его или нет. В этот момент Тимуру позвонил брат, и он отошел в сторону, «видел, как Суслик подошел к задней части троллейбуса, потянул за фиксирующие веревки и снял контакты троллейбуса с проводов, в результате чего троллейбус заглох».

Тимур подошел к группе ребят и сказал, что нужно уходить с дороги, т.к. цель была не блокировать ее, а отвлечь милицию с центра. Люди согласились и отошли с дороги, транспорт смог проехать. Через минут 15 протестующие снова вышли на дорогу, заблокировали ее. В дальнейшем люди сами регулировали время блокировки проезжей части.

К обвиняемым подошел незнакомый мужчина, спросил, являются ли они футбольными фанатами, т.к. видел до этого у них фаер, сообщил, что стоит машина на аварийке, в которой сидят двое парней и снимают все на телефон, попросил их сходить и посмотреть. К машине направилось около 20 человек, в том числе Болтуть, Шишлов и сам Пипия. Человек, который сидел на пассажирском сидении в машине, приоткрыл форточку, в этот момент Шишлов подошел к форточке, засунул руку с перцовым баллоном и опустошил его в салон автомобиля. Сидящие в машине пытались вытереть газ с лица, после чего уехали.

«Мы сразу предъявили Суслику, зачем он так сделал, что нужно было спросить, что им нужно. На это он только ответил, что это точно были сотрудники милиции».

После этого обвиняемые вернулись и продолжили блокировать дорогу, а около 23 часов Тимур уехал домой. Свою вину во время допроса политзаключенный признал.

Противоречия в показаниях Тимур Пипия пояснил в суде тем, что его допрашивал и оказывал давление ГУБОП, он старался потянуть время, говорил про 23 сентября то, что просили говорить, а про 10 августа – «сочинил», т.к. ему «настоятельно рекомендовали» рассказать про события того дня.

На последующих допросах вину не признавал и отказывался от дачи показаний. Также пояснил, что сразу был другой – дежурный адвокат, который давал свои советы, а сам он «не каждый день попадает в СИЗО», поэтому в последующем делал то, что говорил нанятый защитник. Беседы с сотрудниками ГУБОП проходили без участия адвоката.

Тамаз Пипия: «Я не действовал ни по каким приказам, у меня есть собственная гражданская позиция»

Тамаз Пипия очень волновался и перед допросом в суде заявил, что семь часов «катался в неизвестных местах, после чего сказал то, что надо было сказать» ГУБОПу. Признал, что оговорил других людей, и ему за это очень стыдно. В последующем, когда появился адвокат, отказывался от дачи показаний, т.к. считал следственный комитет некомпетентным.

Насчет телефонных разговоров, которые есть в материалах дела, отметил, что был в «невменяемом состоянии», пьяный. В массовых беспорядках участия не принимал.

«Если у вас или обвинителя есть какой-то факт или видео,  я признаю вину. Я хочу сказать, что я не действовал ни по каким приказам, у меня есть собственное мнение, собственная гражданская позиция. Предварительного сговора у нас не было».

На вопросы гособвинителя Тамаз Пипия рассказал, что с другими обвиняемыми его связывают «человеческие взаимоотношения». Был фанатом «МТЗ РИПО» 8-10 лет назад, по его мнению, увлечение футболом не является преступлением.

Вечером 10 августа обвиняемый шел один пешком от ст. м. «Спортивная» до ст. м. «Пушкинская», не знал, что проходит митинг. В тот момент не было связи, решил позвонить Денису Болтутю, чтобы узнать, где он и чем занят. Денис ответил, что находится возле кинотеатра «Аврора», Тамаз подошел к нему.

Прокурор: Кто там еще находился?

Обвиняемый: Там находились тысячи людей по моим ощущениям.

Тамаз рассказал, что дорога была перекрыта автолюбителями и водителями общественного транспорта, которые выходили и присоединялись к протестующим. Люди мирно стояли и светили фонариками: они не хлопали в ладоши и не выкрикивали лозунги, политзаключенный не видел символику или транспаранты. Обвиняемый не наблюдал, чтобы возводились баррикады, демонтировались ограждения, разбиралась тротуарная плитка или повреждалось какое-либо имущество, также не видел сотрудников органов внутренних дел, спецтехнику, не слышал никаких требований от представителей власти.

Не видел в тот день ни Тимура Пипия, ни Виталия Шишлова. На проезжую часть в присутствии Тамаза Денис Болтуть не выходил. Сам политзаключенный, когда шел к кинотеатру, переходил дорогу с одной стороны на другую, т.к. спуск в подземный переход был перекрыт, и остановился снять видео, как люди светят фонариками.

Около 21.30 парни были уже около ст. м. «Партизанская», куда приехали на автомобиле Дениса. После обсуждал с девушкой по телефону события [ранее в суде была зачитана стенограмма прослушки разговора – прим. ред.], но был очень пьян, и если бы не ОРМ, то в принципе не знал о существовании такого разговора. По его словам, в тот момент мог сказать все, что угодно, например, что «в Сербии воевал в 99-ом году».

Рассказы брата Тимура о событиях 23 сентября – о том, что залили тихарей, блокировали дорогу – воспринимал как браваду, «выпендривание друг перед другом», он понимал, что это не соответствует действительности.

Увидел вечером 23 сентября в новостной ленте инстаграмма видео, где был парень с фаером в Серебрянке. Этого человека Тамаз Пипия не узнал, а в шутку в телефонном разговоре с братом сказал, что на видео «видел Болта». Тимур на это посмеялся.

«Опасался за свою жизнь с самой первой минуты, как оказался в микроавтобусе»

Про обстоятельства задержания Тамаз Пипия рассказал, что был в Гродно, при задержании ему угрожали огнестрельным оружием, потом появилось еще несколько неизвестных людей, он понял, что нужно лечь на землю, потом посадили в микроавтобус, ехали минут 15, заставили подписывать непонятные бумаги. Затем завели в какое-то здание, пристегнули к батарее. Тамаз не понимал, что это были за люди – они не представлялись. Позже его везли на машине, в лесном массиве пересадили с другую машину, по дороге сотрудники ГУБОПиК «навязывали события про 23 сентября и 10 августа». Тогда политзаключенный не понимал, кто его задерживал, потому что сотрудники выглядели как бандиты. Тамаза привезли в Минск, записали с ним видеоинтервью.

«Все время находился под жутким давлением, опасался за свою жизнь с самой первой минуты, как оказался в микроавтобусе».

Про столкновения граждан с силовиками 10 августа он узнал из интернета.

Процесс продолжится 17 июня в 10.30.

Правозащитный центр "Весна" с помощью волонтеров отслеживает данный судебный процесс

Поддержать письмами и открытками обвиняемых Тимура Пипия, Тамаза Пипия, Дениса Болтутя и Виталия Шишлова можно по адресу:

СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Последние новости

Партнёрство

Членство