Никто из обвиняемых не причислял себя к «радикалам» или «фашистам»: В суде по делу антифашистов допросили свидетелей

2021 2021-06-01T21:19:18+0300 2021-06-01T23:03:41+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/pipiya_83.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Виталий Шишлов, Тамаз и Тимур Пипии. Фотоколлаж: spring96.org

Виталий Шишлов, Тамаз и Тимур Пипии. Фотоколлаж: spring96.org

В суде Московского района г. Минска продолжается судебное разбирательство по уголовному делу в отношении антифашистов – братьев Тамаза и Тимура Пипия, Виталия Шишлова и Дениса Болтутя.

Парней обвиняют по ряду статей:

  • Тимура ПипиюВиталия Шишлова и Дениса Болтутя – по ч. 2 ст. 293, ч. 1 ст. 342 и ст. 364 Уголовного кодекса;
  • Тимура Пипию еще и по ст. 419 УК;
  • а Тамаза Пипию только по ч. 2 ст. 293 УК.

Дело ведет судья Светлана Бондаренко. Сторону гособвинения представляет прокурор Роман Бизюк.

Потерпевшими по делу признаны сотрудники милиции Зеленевский и Карабанов, но на судебное заседание они не явились.

Пушкинская, Немига и Серебрянка. За какие события судят братьев Пипия, Шишлова и Болтутя?

В суде Московского района г. Минска 7 мая начался судебный процесс по уголовному делу в отношении братьев-антифашистов Тамаза и Тимура Пипия, Виталия Шишлова и Дениса Болтутя.

На заседаниях, которые прошли 28 мая и 1 июня, суд допросил свидетелей и ознакомился с первым томом письменных материалов дела.

Свидетели Петровский и Волчецкая в суд не явились – телефоны их выключены, судья дала указания прокурору обеспечить их явку в заседание 3 июня. 

Свидетелем со стороны защиты выступила мама Виталия Шишлова – Людмила Волкан. С остальными обвиняемыми по делу женщина не знакома, только читала про них. Людмила Волкан очень волновалась в суде, она рассказала:

«Я хочу рассказать о своем сыне, потому что он прекрасный человек! Я воспитывала своих детей в любви, доброте, отзывчивости и человечности. Все члены моей семьи имеют право на собственное мнение, право говорить его и даже имеют право заблуждаться. Только так человек вообще способен научиться думать.

Я много общалась со своими детьми, и у меня для них всегда было время. И у меня прекрасные дети, настоящие! И им не нужно было прятаться, говорить и делать что-то исподтишка. Конечно, у нас бывали разногласия, как в любой из семей. Но самое главное, мы уважаем, ценим и любим друг друга и окружающих людей. Если у меня были претензии к моему сыну, я об этом всегда говорила. Сейчас у меня их нет! Именно такая атмосфера была у нас в семье, и именно такую атмосферу я усердно создавала и поддерживала.

Мой сын добрый, умный, способный учиться и самостоятельно мыслить. А еще мой сын был веселый, он шутил и всегда старался, чтобы людям вокруг него было радостно. Я надеюсь, он таким и останется. Сейчас в письмах он старается поддержать нас.
И он просит нас помогать Игнатику, не ему. Игнатик – это мой внук, сын Виталика.
<…> И он знает, что папа самый лучший и ничего плохого сделать не мог».

Людмила Волкан также рассказала, что Виталий пишет сыну, хоть тот еще не умеет читать – ему всего 4 года, делает ему сказки и задания – женщина показала рисунки своего сына. Говорит, что обвиняемый всегда уважал и уважает людей, и поэтому, когда в стране «произошло то, что произошло, что шокировало всех нормальных людей», все отреагировали, и она тоже.

«Я тоже не могу видеть то, что происходит, и особенно то, что происходило в августе и сентябре. На моих глазах хватали людей, избивали, тащили по земле. Никакой нормальный человек не считает это нормой. А тот, кто делает вид, что этого нет – полностью ненормальный, его плохо воспитали его родители».

Судья сделала замечание и сказала, что если свидетель будет отклоняться, то суд ограничится теми показаниями, которые уже были даны.

Людмила Волкан продолжила: сын заботится о своей семье, своем сыне, в том числе и материально. Говорит, что работящий, ответственный, «настоящий мужчина».

«Он добрый и сострадательный, всегда заступался за тех, кого обижали. Он не мог спокойно пройти мимо, если видел какую-то несправедливость. И конечно он не мог спокойно смотреть на то, что происходит.

Хочу подчеркнуть, что Виталий никогда не был конфликтным человеком, он всегда старался избегать конфликтов, если это возможно».

Женщина также отметила, что ее сын уже понес наказание – он восемь месяцев находится в заключении, он похудел и потерял зрение еще больше, чем было. К нему было применено насилие.

«Я вообще не знала, что в нашей стране пытают! Для меня это тоже открытие. Я считаю, что с него довольно!»

Подчеркнула, что Виталий Шишлов полезен своей стране, своей семье, но «если ТАКИЕ люди не нужны здесь – дайте ему уехать». Сказала, что виновата в том, что не уследила того, что происходило раньше, и надо было спасать своих детей давно.

«Виталик и насилие – вещи несовместимые. Он может только помогать! И если он не может держать дистанцию, самооборона – максимум, на что он способен».

На судебном заседании 1 июня было допрошено еще шестеро свидетелей

Первым выступал Андрей Дмитрук. Он пояснил суду, что из обвиняемых ему знакомы Тамаз и Тимур Пипия, поддерживали приятельские отношения. Прокурор расспрашивал, знает ли кому принадлежат прозвища «болт» и «пятка», показывали ли свидетелю телефон и кому он принадлежал. Андрей Дмитрук сказал, что кому прозвища принадлежат точно не знает, чей телефон ему предъявляли – не знает, также ему показывали распечатку контактов из телефона, некоторые из них ему были знакомы.

- Было ли там обозначение «братишка»?

- Да.

- А можете сказать, кто был указан по этому номеру?

- Наверное, брат.

- Чей брат?

- Я не знаю.

Также свидетель пояснил, что в период с 10 по 15 августа часто созванивался с Тамазом и Тимуром, т.к. жили в соседних домах, встречались по бытовым вопросам – покурить, сходить в магазин. Обсуждали, что то, что происходит ужасно, но ничего конкретного.

Следующим выступал Роман Чернов, который также знает братьев Пипия: живут в одном доме, в товарищеских отношениях. Фамилию Болтутя слышал, но человека не знает. Прозвища «болт» и «суслик» свидетель слышал в разговорах, но кому они принадлежат – не знает. В ходе расследования Роману Чернову предоставляли для прослушивания записи телефонных разговоров, голоса в которых были похожи на голоса Тимура и Тамаза, но точно определить свидетель не может. Содержания разговоров он не помнит, отметил, что вопросы зажигания фаеров, а также о передаче информации в интернете – видеофайлы, аудиофайлы – не слышал.

В массовых мероприятиях, связанных с протестной активностью, Роман Чернов участия не принимал, никто из обвиняемых о своем участии в таких мероприятиях ему не сообщал.

В суде огласили показания, которые Роман Чернов давал на предварительном следствии, т.к. имеются значительные расхождения. На допросе у следователя свидетель пояснял, что с Тимуром и Тамазом жили в соседних домах, но практически не общались из-за существенной разницы в возрасте. Слышал, что на районе Дениса Болтутя называли «болтом», и он был что-то типа авторитета в то время, когда Роман был еще ребенком. Прозвище «суслик» и Виталий Шишлов ему не известны, видел только видео в интернете, где Шишлов давал показания и рассказывал, что распылил газ в лицо милиционеру. Тамаз Пипия никогда не предлагал Роману Чернову участвовать в массовых мероприятиях, т.к. знал, что он проходил службу в воинской части, и иногда называл его «ментом». Следователь показывал видеозапись на изъятом телефоне Тамаза, которую свидетель отправил в телеграмме: на видео «молодой мужчина, одетый во все черное, внешне похожий на Дениса Болтутя, с фаером стоит на проезжей части».

Роман Чернов пояснил суду, что не называл Тамаза «оппозиционером», а когда называл человека по прозвищу «болт» авторитетом имел ввиду только то, что он мог быть личным примером и вызывать уважение. По поводу видеозаписи не может быть уверен, что на ней изображен именно Болтуть, о чем говорил и следователю: в те дни видел много видеозаписей, а также «полгорода таких ходит – такого телосложения и роста». Настаивает на том, что в прослушанном разговоре только предположил, что голоса похожи на голоса Тимура и Тамаза, но не утверждал этого. Указал, что возможно невнимательно прочитал протокол, когда подписывал его.

Свидетель Алексей Сергейчик знает всех политзаключенных, с ними в товарищеских отношениях. На допросе у следователя ему показывали телефон, чей точно – он не знает, но ему сказали, что телефон принадлежит Тамазу Пипия. Свидетелю показали контакты и фотографии, видел там номера некоторых знакомых, но кого – сейчас вспомнить не может. Видел в контактах имя «болт», знал, что так называли Дениса, но указанный там номер телефона он не знал. Кому принадлежит прозвище «пятка» не знает, но слышал, что кого-то так называли.

Тамаз обращался к Алексею за помощью после того, как задержали Тимура, чтобы собрать передачу.

Отвечать на вопрос прокурора о том, принимал ли сам участие в несанкционированных массовых мероприятиях в августе-сентябре прошлого года, отказался, чтобы не свидетельствовать против самого себя. Никто из обвиняемых с ним не обсуждал свое участие в протестах, отношение к сотрудникам МВД.

Следующей допросили девушку Тамаза – Инессу Бабаеву. Она пояснила, что знает Тамаза и Тимура, а с Виталием и Денисом – не знакома. Не обсуждала с парнем массовые мероприятия, которые проходили в августе-сентябре. Следователь также включал ей аудиозапись телефонных разговоров, девушка узнала голос Тамаза. Утверждает, что они не обсуждали вопросы использования фаеров, камней, «динамику», не оговаривали вопросы, связанные с возможным задержанием Тамаза. Также не говорили на темы, связанные с футбольными хулиганами, диверсионной деятельностью, участием в мероприятиях, которые «можно было бы назвать войной, агрессивными действиями, сопряженными с применением насилия»; никто из обвиняемых не причислял себя к «радикалам» или «фашистам».

Тамаза Пипию свидетельница характеризует как доброго, веселого, заботливого парня. Познакомились молодые люди летом 2020 года, жили в разных городах, старались видеться на выходных, общались по телефону.

В суде была зачитана расшифровка телефонного разговора между Тамазом Пипия и Инессой Бабаевой, который состоялся в 3 часа 19 минут ночи 14 августа 2020 года. Тамаз говорит, что «сейчас вообще не смешно», он не знает, что с ним будет, что он попал «на перипетии». Также он говорит, что «старый друг-динамик» его приютил, а он сам антифашист.

Пипия: Я могу пойти домой и сесть в тюрьму. Вот какая альтернатива у меня была.

Бабаева: А ты не мог куда-нибудь уехать?

П.: Нет, это потому, что мои меня все срезали.

Б.: Причем тут это?

П.: Не причем. Ты не понимаешь, как это устроено у нас в Минске. У нас есть околофутбольная среда, и мы делали все вместе за всех людей.

Б.: Ну хоть это и не футбольная среда вся…

П.: Нет, именно то, что все это прошло… Мы делали все, все эти фаеры, камни... все делали мы. Почему я должен сидеть за это все? <…> Мне это типа несправедливо.

Б.: Ну успокойся.

Далее в разговоре Тамаз говорит:

П.: Они животные, они будут отвечать за то, что они сделали. Если у меня в руках будут <нецензурное слово> в ответ, значит я их буду тоже <…> буду бить. Я знаю, что я сильнее, чем они. Вот и все. Они могут только женщин бить. Я <нецензурное слово> этого ОМОНа. <…>

Б.: Ну ты опускаешься до их уровня.

П.: Я не опускаюсь до их уровня, успокойся. Нет-нет-нет, ты не видела, что я видел. Я видел ужас, что я ничего не мог сделать. Мы сейчас соберемся футбольными хулиганами. Мы их <нецензурные слова> в пятницу. А нам сейчас просто не дали ничего сделать. Для меня это последняя капля. Сейчас такие маленькие диверсии сделали типа. Мы увидели, что они <нецензурное слово> могут только женщин бить, геев, а футбольных ультрас они видят и боятся. Ну серьезно, каких-то фанатов сильных. А сейчас мы выйдем типа, и я посмотрю, что будет.

Б.: Когда сейчас?

П.: Сейчас, сегодня, в пятницу.

По телефонному разговору свидетельница пояснить ничего не смогла, сказала, что плохо понимала, о чем говорил Тамаз, и пыталась его успокоить, возможно он был в легком состоянии алкогольного опьянения, когда звонил ей.

В суде также выступила бывшая супруга Тимура Пипия – Виктория. Все обвиняемые ей знакомы, враждебных отношений ни с кем из них нет. Свидетельница обращалась в милицию с заявлением о несвоевременной выплате алиментов. После решения суда и до задержания Тимур каждый месяц выплачивал алименты. Виктория знала, что Тимуру предлагали дополнительный заработок, и тогда он пропускал общественные работы, которые как наказание были назначены ему судом. Говорит, что разговаривала по телефону с Тимуром в момент его задержания, но тогда не знала, что происходит. Узнала причину позже от близких обвиняемого и следователя.

Виктория Пипия также отметила, что если бы Тимур «не строил себе воздушные замки, а работал», то они бы не развелись и дальше продолжали семейную жизнь.

По поводу Виталия Шишлова пояснила, что живут в соседних домах, и их дети ходили в один садик, гуляли с детьми часто. Характеризует Шишлова как неагрессивного, заботливого и семейного человека.

В суде в качестве свидетеля был допрошен и Сергей Велинский. Из всех обвиняемых знает только Тамаза Пипия, с ним в приятельских отношениях. Фамилии Шишлова и Болтутя до вызова в следственный комитет слышал, но не помнит от кого и при каких обстоятельствах. Тамаз Пипия не рассказывал об участии в каких-либо мероприятиях, а также не сообщал подробности задержания брата Тимура.

В суде огласили письменные показания свидетеля, которые он давал следователю. Он говорил, что с Тимуром несколько раз общался на совместных встречах, но больше общался с Тамазом. Протесты не обсуждали, но в сентябре Тамаз сообщил, что были задержаны Тимур и Денис, хотел одолжить деньги на продукты. Подробности не обсуждали, деньги Сергей Велинский одолжил. Позже узнал, что задержан и сам Тамаз. Видел в интернете видеоролик с признательными показаниями Виталия Шишлова.

Следователь также зачитал переписку, где Тамаз написал сообщение: «Возможно они плотно за нас взялись после того воскресенья. Мы когда-то шалили прямо в центре». На что свидетель ответил: «Да нет, Славика там не было». Также обсуждается, что «суслика» там не было». Следователю Велинский пояснил, что никогда не был знаком с Шишловым, знал о его прозвище от Тамаза. В суде свидетель не смог пояснить подробности переписки, так как не помнит уже тех событий.

Еще один свидетель Сычев не явился в суд, так как находится за пределами Республики Беларусь. В процессе были зачитаны его письменные показания, которые он давал на предварительном следствии.

Продолжение судебного заседания назначено на 2 июня на 10.30 утра.

Правозащитный центр "Весна" с помощью волонтеров отслеживает данный судебный процесс

Поддержать письмами и открытками обвиняемых Тимура Пипия, Тамаз Пипия, Дениса Болтутя и Виталия Шишлова можно по адресу:

СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Последние новости

Партнёрство

Членство