«Они вели себя не агрессивно. Да и вообще, они же дети». В суде продолжается допрос свидетелей по «делу студентов»

2021 2021-05-22T12:39:27+0300 2021-05-22T12:39:28+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/marsh_studentau11.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Марш студентов

Марш студентов

Суд Советского района на выездном заседании в Доме правосудия продолжает рассмотрение уголовного «дела студентов» по ч. 2 ст. 17 («преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору») и ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок»).

На скамье подсудимых студентки и студенты столичных вузов Ксения СыромолотЕгор КанецкийИлья ТрахтенбергТатьяна ЕкельчикКася БудькоЯна ОробейкаВиктория ГранковскаяАнастасия БулыбенкоМария КоленикГлеб Фицнер, выпускница БГМУ Алана Гебремариам и преподавательница БГУИР Ольга Филатченкова

Дело ведет судья Марина Федорова.

Текстовую онлайн-трансляцию из зала суда ведут «Вольный профсоюз БГУ» и «Студэнцкая Думка».

«Было ощущение: ещё немного и меня поведут на расстрел». О чем свидетельствуют представители вузов по «делу студентов»

19 и 20 мая суд Советского района продолжал рассмотрение уголовного дела в отношении 10 студентов, выпускницы и преподавательницы столичных вузов.

Представитель Департамента охраны МВД в БГУИР: «Я видел символику против власти»

21 мая в суде продолжился допрос представителей университетов в качестве свидетелей. Первым выступал первый проректор БГУИР Максим Давыдов.

Он рассказал, что акции проходили в сентябре-октябре, в основном в 4 и 5 корпусе. Участники стояли, иногда пели песни. Как правило, на перерыве с 15:20 до 15:50. Символики не было, лозунги бывали, собирались через телеграм-каналы.

Причиной акций Давыдов называет несогласие с результатами выборов и тем, что «избили их родственников» – студенты хотели какого-то диалога. Администрация проговаривала, что так нельзя, но не каждый раз. Так как не было лидера, по мнению Давыдова, ходить каждому и объяснять смысла нет.

Проход был свободный, затруднений не возникало, жалоб не поступало.

По словам Давыдова, проведение мероприятий в университете регламентируется внутренними правилами для студентов и сотрудников

Защитник: Как Вы считаете, на перерывах, когда собирались студенты, это их личное время?

Давыдов: Да.

Защитник: То есть, они могут проводить его, как хотят, и собираться где угодно?

Давыдов: Да, почему нет.

Следующая свидетельница – заведующая кафедрой философии БГУИР Галина Малыхина. Она говорит, что студенты пели песни, но не в учебном корпусе, преподаватели к ним не присоединялись.

Обвинитель спрашивает фамилии преподавателей БГУИР, которые выступали с видеообращением, а также знает ли свидетельница Ольгу Филатченкову. Та отвечает, что только фамилию, но лично не знакомы. Видела её лицо и фамилию в видеоролике.

Коллеги не рассказывали Галине Малыхиной о мероприятиях, т.к. «на кафедре в начале года все были заняты учебным процессом».

В суде был допрошен представитель департамента охраны МВД в БГУИР Артём Порутенко. Он не помнит дат проведения акций, говорит, что студенты собирались у главного входа 4 корпуса, было много людей, свободно пройти «с краев» в корпус могли 1-2 человека. Количество участников акции оценивает от 30 до 50 человек, выходили на переменах, использовали флаги. Руководство департамента (фамилии не называет) давала Порутенко указание делать студентам замечания и предупреждать, что мероприятие несанкционированное, кто-то расходился, а кто-то игнорировал.

Защитник: Есть ли правила проведения массовых мероприятий, и каков порядок их проведения?

Порутенко: Не знаю...

Защитник: Почему Вы просили студентов разойтись, если не знали, согласованное ли мероприятие?

Порутенко: Я видел символику против власти.

Защитник: Вы сами расценили, что это против власти?

Порутенко: Да, ну, не совсем против. Жыве Беларусь там...

Судья зачитала показания Порутенко, данные во время следствия.

Обвинитель: Исходя из Ваших показаний, Вы работали только в октябре. Но есть информация и про сентябрь. Как Вы это прокомментируете?

Порутенко: Ну, наверное, так и было.

Обвинитель: Но пост охраны установлен только 22 сентября, откуда вы знаете про 1 сентября?

Порутенко: Значит, это ошибка.

Следующий свидетель – капитан милиции Советского района Минска Ковалев. Он также не помнит даты проведения, но говорит, что люди в количестве 25-40 человек собирались во время перемены на крыльце 4 корпуса БГУИР, использовали лозунги и плакаты, пели песни, сидели внутри корпуса. Также использовали бело-красно-белые флаги. Когда были на крыльце корпуса – приходилось обходить, в здание могло пройти два человека.

Ковалев ходил к администрации, там узнал, что мероприятие несанкционированное. Что было 26 октября – точно не помнит. Свои показания о том, что участники акции выкрикивали лозунг «Я/Мы Артём Винокуров», поддерживает.

По словам свидетеля, были предпосылки для срыва занятий – студенты «собирались, ходили по аудиториям, призывали покинуть здание», но агрессивно себя не вели.

Некоторые акции свидетель лично не наблюдал, а просматривал записи с видеорегистраторов своих коллег. Ковалев считает, что была нарушена деятельность всего вуза, но объяснить почему – не может, с жалобами к нему никто не обращался.

Защитник: Вы говорили, что группа людей молча привлекала внимание. Как это? Любая группа людей на лавочке проводит акции?

Ковалев: Ну нет. Но к ним подходили другие люди.

В целях экономии процессуального времени суд перешел к изучению материалов дела.

Начальник отдела вахтовой службы БГУИР: «Здравый человек туда бы не пошел»

После обеда допросили еще нескольких свидетелей.

Начальник отдела вахтовой службы БГУИР Геннадий Житенев рассказал, что мероприятия проходили у корпусов по ул. Гикало, Платонова, Бровки, собирались на лестницах и в холлах в количестве от 25 до 40 человек. Студенты «обматывались флагом неустановленной символики», кричали «Уходи!» и «Жыве Беларусь». Доступ в учебный корпус был ограничен «даже с психологической точки зрения», стоял шум и «здравый человек туда бы не пошел».

Также по словам вахтёра, большинство студентов пели песни и хлопали в ладоши именно на перерывах. Но были и те, кто оставался и после него. Житенев утверждает, что вместе со своими коллегами Кузнецовым и Давыдовым просил студентов разойтись, но они затихали лишь на 2-3 минуты, а потом снова продолжали хлопать, создавать «лишний шум» и «мешать проходу».

Один раз Житенев вызывал милицию, но она не приехала.

Свидетель рассказывает о том, что по распоряжению руководства университета, после начала акций у учащихся начали проверять студенческие билеты представители добровольной дружины. А проректор Кузнецов давал указания закрывать на 1,5-2 часа переход, чтобы предотвратить поток новых людей.

Обвиняемая Ольга Филатченкова задавала уточняющие вопросы.

Филатченкова: Вы говорили, что поставили дружинников из числа студентов, на каком основании они проверяли документы?

Житенев: Мне дали указание выше.

Ольга Филатченкова: Письменное указание?

Житенев: Нет, устное.

Вахтер БГУИР: «Они вели себя не агрессивно. Да и вообще, они же дети»

Следующей свидетельницей выступает вахтер БГУИР Наталья Мигунова. Утверждает, что никого из обвиняемых не знает.

Студенты собирались на переменах на главной лестнице – занимали 8-9 этажей, но не вели себя вызывающе, никаких драк не было, во время дежурства Мигуновой флаги и плакаты не использовались.

Также свидетельница утверждает, что студенты каждый раз вели себя по-разному. В первый раз была шумная акция с хлопками, речевками и лозунгами. А потом была сидячая забастовка, где студенты пели песни.

На вопрос обвинителя, мешали ли студенты учебному процессу, Наталья Мигунова ответила:

«Это было во время перемены. Было шумновато, но не сильно. Я думаю, учебному процессу они не мешали».

Защитник: Предыдущий свидетель сказал, что человек в здравом уме побоится туда идти. Вы согласны с ним?

Мигунова: Ну, во-первых, я была на работе. Во-вторых, они вели себя не агрессивно. Да и вообще, они же дети.

Следующей в суде допросили вахтера БГУИР Татьяну Тимошину. Она рассказала о том, как проходили акции в университете: с хлопками, песнями, лозунгами «Жыве Беларусь!», без символики и агрессии.

Защита: Проходили мимо, было страшно?

Тимошина: Ну как сказать, студенты сами друг друга подначивали, хохотали, ничего такого не было.

Студентка архитектурного факультета БНТУ Дарья Габышева в ноябре видела одну акцию в холле второго этажа, когда переходила из одной аудитории в другую. Около 20-30 человек просто стояли и общались, без символики.

Из обвиняемых Дарья Габышева знает Викторию Гранковскую как старосту общежития.

Суд снова перешёл к рассмотрению материалов дела.

В материалах дела имеются, в том числе, приказы об отчислении студентов различных вузов, докладные записки на студентов, объяснительные студентов. Зачитанные документы не относятся к фигурантам рассматриваемого уголовного дела.

Также в материалах имеются протоколы допроса, правила внутреннего распорядка всех университетов, несколько документов, касающихся Ольги Филатченковой (о переводе её на ДО, про её активные действия, расторжение договора), протоколы опросов свидетелей, а также приказы ректоров разных университетов, запрещающие проведение массовых мероприятий на территории вуза и прочее.

Судебное заседание продолжится 24 мая в 11.30.

Последние новости

Партнёрство

Членство