«Было ощущение: ещё немного и меня поведут на расстрел». О чем свидетельствуют представители вузов по «делу студентов»

2021 2021-05-20T20:21:06+0300 2021-05-31T20:52:48+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sudovaja-smaliavichy.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Иллюстрационное фото.

Иллюстрационное фото.

19 и 20 мая суд Советского района продолжал рассмотрение уголовного дела в отношении 10 студентов, выпускницы и преподавательницы столичных вузов по ч. 2 ст. 17 («преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору») и ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок»).

На скамье подсудимых студентки и студенты Ксения СыромолотЕгор КанецкийИлья ТрахтенбергТатьяна ЕкельчикКася БудькоЯна ОробейкаВиктория ГранковскаяАнастасия БулыбенкоМария КоленикГлеб Фицнер, выпускница БГМУ Алана Гебремариам и преподавательница БГУИР Ольга Филатченкова

Дело ведет судья Марина Федорова.

Текстовую онлайн-трансляцию из зала суда ведут «Вольный профсоюз БГУ» и «Студэнцкая Думка».

Четвертый день суда по «делу студентов»: как преподаватели выступают свидетелями

18 мая суд Советского района на выездном заседании в Доме правосудия продолжает рассматривать уголовное «дело студентов».

О чем говорили свидетели на процессе 19 мая?

Вчера, 19 мая, на суде выступали сотрудники ОМОН. В зал судебного заседания пускали только родственников обвиняемых.

Свидетели-ОМОНовцы ничего не видели, политзаключенных не знают, на вопрос о том, просили ли преподаватели вузов помощи у силовиков – внятного ответа не прозвучало. Все три свидетеля дают практически одинаковые показания, по их словам, они «действовали культурно и интеллигентно».

Далее в суде были допрошены студенты. Дарья Хомич рассказала, что ранее участвовала в акциях, но после «суток» перестала выходить. Про акции узнавала в телеграмм-канале «МГЛУ за свободу». Из обвиняемых знает Анастасию Булыбенко.

Также дали показания студентки БГПУ Мария Гусева и Елена Ионова, которые на коридоре спрашивали «кого судят».

Показания в суде дал и охранник МГЛУ: он слышал недовольство проводимыми акциями от учащихся и преподавателей. Фамилии их назвать не может, т.к. слышал «случайные диалоги».

Были зачитаны письменные показания свидетеля, т.к. есть существенные противоречия. Так, на допросе у следователя охранник МГЛУ говорил, что слышал шум, хлопки, наблюдал срыв учебного процесса, плакаты и символику.

После обеда свидетелем выступал начальник управления воспитательной работы с молодежью МГЛУ Игорь Пученя. Он рассказал, что 1 сентября 2020 года был на работе, около 50-70 студентов собрались и понесли петицию, но их не пустили на площадь, тогда они вернулись в университет.

«Наших студентов чуть больше половины, остальные незнакомые мне взрослые люди. Когда они вернулись с похода своего, стали в фойе и скандировали. Были возмущены тем, что их не пустили  отнести петицию.

Скандировали: «Жыве Беларусь». После того, как они ушли, второй раз их в фойе не хотели запускать. Пропускали только по пропуску».

Свидетель акцентирует внимание, что среди студентов было много взрослых здоровых мужчин. Пученя выходил и просил студентов прекратить шум, но они не реагировали.

Также милиция дежурила возле университета, предупреждала по мегафону, чтобы участники акции разошлись. Студенты успокаивались.

2 сентября студенты сидели в фойе на полу молча, их было около 30 человек.

«Мы подходили к ним. С нами никто не вступал в переговоры. Ну сидели и сидели. В период перемены. Всё это заняло минут 20-30. На учебный процесс не повлияло».

Целью сбора свидетель называет «недовольство результатами выборов» и «жесткое обращение с людьми».

3 сентября студенты – около 40-50 человек – собрались в фойе и требовали, чтобы администрация университета их поддержала, хлопали.

После 4 сентября акции были такие: студенты собирались и пели песни. Свидетель видел на видео, как задерживали студентов. Кого-то выносили, но выбор был целенаправленный – подходили к конкретным студентам.

Судья спросила, почему в протоколе допроса Пученя не указал, что был свидетелем событий 3 сентября. Представитель МГЛУ ответил, что не считает события 3 сентября массовым несанкционированными мероприятиями, потому что преподаватели со студентами конструктивно поговорили.

Игорь Пученя сказал, что хорошо знает Глеба Фицнера: «интеллигентный, культурные, воспитанный». На акциях, которые наблюдал, обвиняемого не видел.

По словам свидетеля, учебный процесс продолжался, занятия не срывались.

Защитник: Что вы считаете грубым нарушением порядка?

Свидетель: Не могу ответить.

Защитник: Так может это была интерпретация следователя?

Свидетель: Возможно.

Защитник: А для 1-2 сентября, как бы вы сказали, было грубое нарушение общественного порядка?

Свидетель: Да. Но на сегодняшний день, я не считаю эти события грубым нарушением порядка.

Наталья Баранова: «Моё мнение: кто-то хотел подставить наш университет»

Следующей выступала бывший ректор МГЛУ Наталья Баранова. Она рассказала суду, что в университете несанкционированных акций не было.

«Поступила информация 1 сентября, чтобы я задержала в актовом зале первокурсников, потому что на первом этаже собралась группа студентов.

Несанкционированными акциями, я считаю, запрещенные или неразрешенные, а акция 1 сентября была городской, а не университетской. Позиция у нас была: разговаривать со студентами».

По словам свидетельницы, 4 сентября ей позвонили и сказали, что в вуз приехал ОМОН. Наталья Баранова очень этому удивилась.

«Моё мнение: кто-то хотел подставить наш университет. Это лично моё мнение».

Лично акции студентов свидетель не наблюдала, но после первых акций в правила внутреннего распорядка вуза было внесено, что для проведения мероприятия достаточно принести заявление или согласовать устно.

«На учебный процесс акции не повлияли. Люди хотели, чтобы было тихо и спокойно, чтобы была нормальная психологическая обстановка. Появление милиции в вузе повергло в шок и студентов, и нас».

После, как рассказала Баранова, был подписан договор с милицией, в связи с которым ей пришлось предупреждать милицию о проводимых акциях.

Следующим в качестве свидетеля выступил бывший проректор, доцент кафедры педагогики МГЛУ  Владимир Пашкевич.

Свидетель сообщает, что был проректором в сентябре, в то время проходили несанкционированные мероприятия – студенты собирались возле университета и пели песни.

«4 сентября утром из телеграм-каналов мы узнали, что студенты собираются петь песни. Туда были направлены деканы, чтобы наблюдать за событиями. Через какое-то время мне позвонили, сказали, что студентов задерживают. Я побежал туда. Студенты были в панике. Я пошёл за милицией, чтобы узнать, за что их задерживают. Меня подвели к офицеру, который сказал, что студенты нарушили общественный порядок. Я попросил с ними увидеться, но мне не разрешили. Потом я узнавал, куда их повезли, и поехали с Пониматко в РУВД их забирать. Мы все были в шоке. Студенты сказали, что физического давления на них не оказывалось. Свидетелем того, что произошло перед задержанием, я не являлся».

На следующий день возле университета Владимира Пашкевича ждала группа взрослых людей — родители студентов. Они требовали встречу с руководством, задавали вопросы про безопасность в вузе. Он попросил оформить вопросы письменным обращением и ждать официального ответа, потом попросил их разойтись.

Судья задавала вопросы о несоответствии показаний с протоколом допроса. В нем утверждается, что были предпосылки для срыва занятий, события в университете сказались на имидже на международном уровне.

Свидетель пояснил, что срыва занятий не было, но любые подобные события вредят имиджу вуза – то, что студенты направляли обращения в различные университеты с просьбой о поддержке.

Валерий Пищиков: «Произошла перепалка, не выдержал и показал им нецензурный знак»

Следующим свидетелем выступал преподаватель МГЛУ Валерий Пищиков.

Напомним, 26 октября преподаватель вышел к студентам, стал показывать им средние пальцы обеих рук, попытался выбить у девушки из рук телефон и пустил в ход кулаки. Известно, что один из студентов тогда пострадал, получив удар по лицу.

В суде свидетель говорит, что вышел во время лекции в коридор, чтобы ответить на телефонный звонок, услышал шум, пошёл к лестнице. Увидев группу молодых людей с плакатом, принял решение пойти студентам навстречу, чтоб помешать им.

По словам Пищикова, далее получился маленький конфликт с выражением жестов с его стороны и недовольства с их.

«В мой адрес только покричали «позор» и «иняз наш». Больше ничего не было, но их целью был призыв к забастовке»

Защитник: «Я не хочу, чтоб вы здесь находились» - это всё, что вы им сказали?

Свидетель: Да. Произошла перепалка, не выдержал и показал им нецензурный знак.

Показания данного свидетеля также расходятся, в суде он заявил, что у него нет фактов того, что занятия были сорваны, но были предпосылки для этого.

Защитник: Почему Вы считали, что было грубое нарушение, а теперь не грубые?

Свидетель: Считайте так, что я должен был сказать....

Декан факультета китайского языка МГЛУ Сергей Олейник рассказал, что около 20-30 студентов собралось в фойе на большом перерыве, пели песни, возможно, у них были флаги. Руководство дало распоряжение выйти к студентам и присутствовать, никаких требований к собравшимся не высказывал.

«Пришли сотрудники правоохранительных органов и начали задерживать. Кто-то был в форме, кто-то - нет. После того, как сотрудники уехали, студенты разошлись. Студенты были эмоционально возбуждены, я их успокаивал».

По словам свидетеля, в университете сложилась тяжелая психологическая атмосфера, о ней высказывались родители и студенты.

20 мая в суде выступил еще ряд свидетелей.

Проректор БГМУ Павел Маркауцан сказал, что акции студентов очень мешали – срывали занятия. По его словам, в университете проходили массовые мероприятия. Чуть позже сам Маркауцан охарактеризовал их как грубо нарушающие порядок.

Даты акций Маркауцан назвать не смог, заявил, что все анонсировали телеграмм-каналы, в том числе «Рупор БГМУ». Экс-студент БГМУ Михаил Хасиневич был назван администратором канала в зале суда.

На вопрос, где именно проходили акции, свидетель сказал, что во всех корпусах, в них принимало участие 10-15 человек и чаще всего во время учебного процесса. Отдельно было отмечено, что студенты пропускали занятия, возможно и во время акций.

Студенты пели песни, были выкрики «За Свободу!», также были «сидячие акции».

По словам свидетеля, администрация пыталась говорить со студентами – разъяснять правовые нормы, знакомить с приказом о массовых мероприятиях от 2017 года, скопление участников акций мешало проходу людей.

26 октября студенты нарушили пропускной режим, а 28 октября – пришлось вызывать милицию, потому что поговорить с студентами не получилось, а несанкционированное массовое мероприятие было:

«Вошли толпой, начали ходить по аудиториям. Ворвались по порядку во все аудитории в главном корпусе и лабораторном. Отдельные студенты присоединялись».

Основная цель таких действий, по мнению свидетеля, был не срыв учебного процесса, а создание картинки.

Снова отмечается несоответствие первоначальных показаний свидетеля и сегодняшних.

Павел Маркауцан утверждает, что было проведено 16 «несанкционированных акций», в которых участвовало от 15 до 150 человек. Поданы сведения о точном количестве участников на каждой акции. Перечисляются фамилии студентов, которые позже были отчислены.

Наталья Чистая: «Стыдно было перед студентами, что не могли обеспечить безопасность»

Следующий свидетель — начальница юридического отдела БГМУ Наталья Чистая. Она показала, что есть видеоролики, на которых зафиксированы все события.

Администрацией проводилась большая профилактическая работа, но было полное ее игнорирование со стороны студентов. По результатам профилактических советов выносились выговоры. После событий 26-28 октября приезжал прокурор района, первый замминистра здравоохранения. Студенты в правовом плане подкованы хорошо.

В БГМУ акции проходили 26-28 октября: студенты пели в холе, но не причинили ущерба.

26 октября была большая группа и никто, по мнению свидетеля, не использовал пропуск при входе. Администрация делала предупреждения, но участники акции не послушали. Студенты использовали бело-красно-белую символику, рупор и якобы были агрессивно настроены, очень шумно себя вели, «вламывались в аудитории».  

27 октября, по словам Чистой, около 30 студентов сидели на полу или на ступеньках, мешали передвижению, они уже были без рупора и не ходили по аудиториям.

Никого из обвиняемых свидетель не знает.

Целью акций, по мнению Чистой, было недовольство результатами выборов, также студенты требовали от администрации признать нарушения и осудить действия силовиков.

Свидетель утверждала, что сидячие акции нарушали технику пожарной безопасности. Также от преподавателей поступали жалобы – докладные записки. Жалоб от студентов не поступало, качество образования и их успеваемость не снизились.

На вопрос, была ли нарушена работа университета, Наталья Чистая ответила:

«Стыдно было перед иностранцами и нашими студентами. Стыдно было, что не могли обеспечить безопасность. Был срыв образовательного процесса».

Из докладной записки за 26.10.2020 года:

В аудиторию ворвалась агрессивная толпа с криками: «Далучайся», объединились вокруг человека с рупором.

Толпа была в аудитории 10 минут. Туда пришел ректор и проректора, пытались поговорить. Толпа продолжила ходить по аудиториям.

Следующим выступал проректор БГМУ по административно-хозяйственной работе Виктор Баран, который помнит только события 26 октября. По его словам, участие в акциях приняло более 100 человек, не знает, кто были те люди, которые попали на территорию вуза, но они нарушали учебный процесс. В последующие дни проходили «сидячие акции»: около 20 студентов сидели на ступеньках и мешали пройти, но если их просили – пододвигались и давали место для прохода.

По мнению свидетеля, акции повлекли срыв образовательного процесса и нанесли ущерб имиджу университета.

В суде допросили студента БГМУ Шляхова: студенты пели песни в перерывах в отдельном помещении, проходили небольшие протесты в холле, сам принимал участие в акциях пять раз. Рассказал, что студенты сидели вдоль лестницы, проходу не мешали, одна женщина проходила и нецензурно выразилась в их сторону. Также пояснил, что администрация собирала участников «на диалог», но «никто никого не хотел слушать». После Шляхову сделали замечание, а потом вынесли выговор. Он перестал ходить на акции.

На вопрос, как повлияла акция 26 октября на образовательный процесс, сказал:

«Нам наконец-то ввели дистанционное обучение, о котором мы просили с сентября. На качество образования это не повлияло».

Студенты во время акций агрессию не проявляли, ходили мирно и спокойно. Обвиняемых в вузе Шляхов не видел.

Еще один студент БГМУ Ярослав Зубченок рассказал, что 26 октября в холле собралось примерно 50 человек, которые заходили в аудитории и призывали присоединиться к ним. Ему лично песни и сидение на лестнице не мешало, никто из других студентов на этого не жаловался. Сам также принимал участие в акции, когда был на улице.

Светлана Шилова: «Молодой человек, когда у Вас будет возможность, зайдите на сайт и посмотрите приказ»

Свидетелем в суд вызвана проректор БГМУ, доцент кафедры акушерства и гинекологии Светлана Шилова, которая видела видео с камер наблюдения 26 октября, а 28 октября сама была на факультете:

«Видела большую толпу, которая ворвалась в университет. Больше 60 человек заходили поочередно в аудитории, выкрикивали в сторону ректората слова «позор», «ганьба». Учебный процесс шёл, но было неприятно».

По ее мнению, выходить на акции студентов заставили телеграмм-каналы – они реагировали на информацию, которую выкладывали там.

Обвиняемый Илья Трахтенберг спросил:

«Каким правовым актом регламентируется проведение массовых мероприятий?»

На что Шилова ответила:

«Глубокоуважаемый молодой человек, когда у Вас будет возможность, зайдите на сайт и посмотрите на сайте приказ о проведении массовых мероприятий».

По залу прокатилась волна возмущения.

Судья зачитала несоответствия в показания Шиловой. В них очень подробно (поминутно) расписаны события. Свидетель объяснила это тем, что когда давала показания, события ещё были свежи в голове, поэтому их подробно описала. Со всеми своими словами соглашается.

Замдекана лечебного факультета МГЛУ по воспитательной работе Татьяна Ярошевич была свидетелем акции 10 сентября, когда около 30-40 студентов собрались в главном корпусе вуза и пели песни. Там же присутствовала администрация университета.

26 октября, по словам Ярошевич, студенты ходили по аудиториям и нарушали образовательный процесс - призывали присоединиться. Лично она этого не видела, только на видео с камер видеонаблюдения. Занятия были сорваны, был нанесен ущерб образовательному процессу – студенты смотрели телеграмм-каналы, отвлекались. Однако ни нецензурной брани, ни насилия со стороны студентов не было.

Леонид Шилин: «Было ощущение: ещё немного и они меня поведут на расстрел»

Следующий свидетель – декан факультета информационных технологий и управления БГУИР Леонид Шилин. Он рассказал, что с 1 сентября проходили акции: во время перерывов студенты собирались на ступеньках с плакатами, сидели молча, когда проезжала машина – что-то ей кричали. Были акции, на которых пели песни. Количество участников: максимальное – 100 человек, минимальное – 5 человек.

Ощущение от акции 26 октября Шилин описывает так:

«Было ощущение: ещё немного и они меня поведут на расстрел».

В День белорусского языка администрация предложила студентам спеть песни на белорусском, они собрались и спели: 

«Было всё нормально. Вообще-то, студенты управляемые, если разговаривать по-человечески».

Обвиняемая преподавательница БГУИР Ольга Филатченкова задала вопросы свидетелю.

Обвиняемая: На ступеньках обычно много людей. Как Вы определили, что мероприятие, а что простое скопление?

Свидетель: Я уже говорил – в телеграм-каналах анонсировалось.

Обвиняемая: Есть ли у гражданина РБ право свободно собираться?

Свидетель: Нет!

Обвиняемая: А Вы знаете, что право свободно собираться прописано в Конституции?

Свидетель повышает голос: Вы мне тут экзамен решили провести?

Судья делает замечание Филатченковой, что вопрос про Конституцию не касается дела.

По мнению Шилина качество оказания образовательных услуг снизилось – преподаватели были взбудоражены, им было тяжело проводить занятия.

При этом на вопрос, было ли сорваны занятия хоть одной из акций, Шилин отвечает, что нет.

Сообщается, что Шилина по данному уголовному делу не допрашивали во время следствия. Допрос свидетеля производился на основе показаний по делу студента Артёма Винокурова.

Последние новости

Партнёрство

Членство