Четвертый день суда по «делу студентов»: как преподаватели выступают свидетелями

2021 2021-05-18T20:54:03+0300 2021-05-31T20:50:40+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/dom-pravasuddzia-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Минский дом правосудия. Фото: Еврорадио

Минский дом правосудия. Фото: Еврорадио

18 мая суд Советского района на выездном заседании в Доме правосудия продолжает рассматривать уголовное «дело студентов».

На скамье подсудимых 12 фигурантов: студентки и студенты Ксения СыромолотЕгор КанецкийИлья ТрахтенбергТатьяна ЕкельчикКася БудькоЯна ОробейкаВиктория ГранковскаяАнастасия БулыбенкоМария КоленикГлеб Фицнер, выпускница БГМУ Алана Гебремариам и преподавательница БГУИР Ольга Филатченкова. Всех их обвиняют по ч. 2 ст. 17 ("преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору") и ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса ("активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок").

Дело ведет судья Марина Федорова.

Текстовую онлайн-трансляцию из зала суда ведут "Вольный профсоюз БГУ" и "Студэнцкая Думка".

Вчера на заседании свидетелями выступали представители администрации Белорусского государственного университета.

На суде по «делу студентов» выступают свидетели - представители администрации БГУ

17 мая в процессе у политзаключенных спросили, признаю ли они свою вину. Кася Будько и Яна Оробейко сказали, что суть обвинения им непонятна, Глеб Фицнер признал вину, остальные фигуранты дела свою вину не признали.

Сегодня в качестве свидетелей выступили преподаватели БГПУ – Андрей Ющик, Лариса Ядловская, Тамара Бурачевская, первый проректор Светлана Коптева, и МГЛУ – Алексей Дербин, Александр Пониматко, Дмитрий ТупикВалентин Павловский, Павел Леонтьев.

Свидетельские показания давали представитель пресс-службы БГПУ Владислав Ленивко и сотрудница БГПУ Оксана Науменко.

Они утверждали, что акции студентов портили имидж университета, особенно в связи с размещением их фото на TUT.BY (в данный момент сайт недоступен).

Защитник уточнил: «Имидж портит фото или привлечение студентов к уголовной ответственности?»

Свидетель: «Второй вариант».

Светлана Коптева была на больничном с 25 августа до конца сентября, о проводимых акциях узнала от декана. Она утверждала, что акции могли нанести ущерб, т.к. в вузе учатся иностранные граждане, их родители звонили.

Яна Оробейко уточнила: «На какие критерии Вы ориентируетесь касательно разрешения на фото?»

Светлана Коптева ответила: «Можно фотографировать. Сейчас речь о деструктивных фото (с символикой): фото делались целенаправленно, имели политический характер».

После обеда свидетелем в суде выступил проректор по учебной работе МГЛУ Алексей Дербин. Он утверждал, что знает о студенческой забастовке по записям из интернета и с камер видеонаблюдения, «как ходили по коридорам и шумели». Также он видел на записях с камер, как студенты «стояли около входа, хлопали в ладоши и скандировали лозунги».

На вопрос, знает ли он, кто координировал акции, сказал, что ему ничего не известно. Из телеграмм-каналов знает только «МГЛУ за Свободу».

По мнению свидетеля, акции студентов создавали помехи, но существенного ущерба от них не было, занятия проводились, учебный процесс не останавливался.

— С какой целью собирались студентам?

— Высказывали свои позиции по поводу политики.

— Знаете ли Глеба Фицнера?

— Лично не знакомы, слышал.

— Мешали ли акции или препятствовали передвижению по университету?

— Мне не мешали.

— Какая реакция была у университета, когда задержали первых студентов?

— Баранова [экс-ректор МГЛУ] принимала меры.

Свидетель также добавил, что не помнит содержания плакатов, никого из участников не знает, лично акции не видел, содержания песен и лозунгов также не знает.

После первых задержаний со студентами провели разъяснительные беседы.

Из-за значительных расхождений в показаниях были зачитанные показания, которые свидетель давал на предварительном следствии. Так, Дербин утверждал, что 1 сентября в акции принимало участие сначала 30 человек, потом – 70. На следующий день – 2 сентября – около 20 человек с плакатами. Оба дня вызывали милицию, но кто за это отвечал, свидетель не знает. Студенты пели песни и выкрикивали лозунги, но сам он очевидцем не был, хотя называет точное время и даты событий.

В суде свои показания у следователя Алексей Дербин поддержать не смог, утверждал, что помехи были, но уже не мог с уверенность сказать, что было именно «грубое нарушение» общественного порядка.

Следующим свидетелем выступил декан переводческого факультета МГЛУ Александр Пониматко. Он рассказал, что акции проходили почти ежедневно: в фойе, у входа в корпус А и Б, численность от 5-6 до 20-30 человек, преимущественно студенты МГЛУ. Участники акций пели, стояли группой, иногда использовали бело-красную символику. Никого из обвиняемых не знает.

«Мы, преподаватели, видели информацию про готовящиеся акции в Telegram-каналах «Отчислено», «За свободу». К студентам выходил я, заместители и проректор. Даты акций назвать не могу - они проходили часто».

На вопрос, был ли причинен ущерб учебному процессу, ответил:

«В целом нет. Только один раз, когда была забастовка и студенты не ходили на пары».

По мнению Александра Пониматко акции не могли навредить имиджу университета, т.к. он «формируется успешными выпускниками и качеством образования, а не акциями протеста».

— Из-за чего выходили студенты?

— Показать свою гражданскую позицию по поводу выборов и политической ситуации в стране.

— Кто был постоянным участником, лидером на этих акциях?

— Мы пытались выяснить, приглашали их на беседы, анализировали поведение.

С обвиняемым Глебом Фицнером свидетель лично не знаком, но характеризует его как хорошего студента, успевающего, участвующего во многих мероприятиях – «хороший парень с организаторскими способностями».

Свидетель утверждает, что во время одной из акций, когда в университет бежали студенты МГЛУ, администрация закрыла двери, так как «первый курс не мог выйти из-за стены студентов, которые бежали обратно».

— Вы как преподаватель считаете, что студенты имеют право выражать свою гражданскую позицию?

— Имеют.

Свидетель считает, что грубых нарушений порядка не было, преподаватели и студенты не жаловались на акции, а университет не обращался к правоохранительным органам – сам справлялся со своими проблемами.

Следующим в суде допросили декана факультета межкультурных коммуникаций МГЛУ Дмитрия Тупика. Он рассказывал про события 26 октября 2020 года: срывов занятий не было, но проход на лестничных площадках был затруднен. В другие дни также проходили акции – учащиеся до 30 человек пели песни, требований не выдвигали, администрация выходила и смотрела на студентов.

В один из дней ОМОН ворвался в учебный корпус и задержал пять человек – «выводили под руки, за руки, за ноги».

Один студент схватился за металическую решетку, свидетель говорит, что они пытались его успокоить – «оторвали от решетки».

Обвиняемого Глеба Фицнера Дмитрий Тупик описывает так: песен петь не выходил, на занятия приходил, на беседы не вызывали, раньше взысканий не было, жалоб от преподавателей на было, «человек пришёл учиться».

Свидетель также пояснил, что не считает события, которые произошли 26 октября, преступлением, а характеризует их как непрофессиональное поведение, считает, что могли бы решить сами без вмешательства сотрудников милиции.

Следующим выступил декан факультета романских языков МГЛУ Валентин Павловский.

Сразу он спросил, кто обвиняемые, сказал, что много студентов, но знакомых лиц не видит. Суду пояснил, что с начала сентября студенты выходили и пели песни. Больше всего ему запомнилось 4 сентября, когда в стенах университета появилась милиция:

«Мы все считали ситуацию ненормальной. Моих студентов не было на акции. Мы выходили и объясняли, что нельзя. Песнопения были во время перемен. Милиция пришла 4 сентября. Ребята должны были разойтись, как обычно. Когда я спустился к студентам, увидел, как их задерживают. Я пытался вступиться за своих пятикурсников. Я был взбудоражен появлением милиции и задержаниями».

Павловский говорит, что причина сбора студентов – желание показать свою позицию по поводу несогласия с результатами выборов. По его словам, никто не знал, кто вызвал милицию, и до сих пор не знает. Срыва или отмены занятий не было.

Далее был допрошен декан факультета английского языка Павел Леонтьев. Он также рассказал, что студенты собирались в фойе, пели песни, он сам выходил к ним на разговор. В какой-то момент появились люди без опознавательных знаков, только у некоторых были нашивки на спине «ОМОН». Студенты стали расходиться и прятаться, но через некоторое время милиционеры стали выводить задержанных. Требований перед задержанием Леонтьев не слышал, задержаний никто не ожидал.

После этого в университет звонили родители и спрашивали про безопасность на факультете.

По мнению свидетеля, студенты имеют право высказывать свою позицию.

«Им надо отдать должное, на наши замечания реагировали, когда просили освободить проход — пододвигались».

Также сказал, что была перепалка, не только словесная, между студентами и преподавателем Пищиковым. Говорит, что была «драка» за дверь, «но не то, чтобы рукоприкладство».

В отношении Пищикова администрацией были приняты меры – дисциплинарное взыскание.

Судебное заседание продолжится 19 мая.

Суд по "делу студентов": в зал пустили только родных, некоторых из группы поддержки - задержали

Утром 14 мая возле Дома правосудия собралось много людей, которые пришли на суд по так называемому "делу студентов". Однако даже в здание суда пускали только близких родственников и государственные СМИ. Даже бабушек и дедушек осужденных не пустили в зал суда якобы из-за нехватки мест.

«Дело студентов». В обвинении смешались санкции ЕС и США, Тихановская, нарушение работы вузов и транспорта

В Минске продолжается процесс по «делу студентов». 12 фигурантов судят за организацию протестов, которые после выборов проходили в университетах, пишет TUT.BY.

Последние новости

Партнёрство

Членство