На суде по «делу студентов» выступают свидетели - представители администрации БГУ Дополнено

2021 2021-05-17T18:04:04+0300 2021-05-17T23:01:32+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/studenty_in_prison_.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Коллаж с сайта dumka.me

Коллаж с сайта dumka.me

Суд Советского района на выездном заседании в Доме правосудия 17 мая продолжает рассмотрение уголовного дела в отношении студентов столичных вузов.

На скамье подсудимых 12 фигурантов: студентки и студенты Ксения Сыромолот, Егор Канецкий, Илья Трахтенберг, Татьяна Екельчик, Кася Будько, Яна Оробейка, Виктория Гранковская, Анастасия Булыбенко, Мария Коленик, Глеб Фицнер, выпускница БГМУ Алана Гебремариам и преподавательница БГУИР Ольга Филатченкова. Всех их обвиняют по ч. 2 ст. 17 ("преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору") и ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса ("активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок")

Дело ведет судья Марина Федорова.

«Дело студентов». В обвинении смешались санкции ЕС и США, Тихановская, нарушение работы вузов и транспорта

В Минске продолжается процесс по «делу студентов». 12 фигурантов судят за организацию протестов, которые после выборов проходили в университетах, пишет TUT.BY.

17 мая в процессе у политзаключенных спросили, признаю ли они свою вину. Кася Будько и Яна Оробейко сказали, что суть обвинения им непонятна, Глеб Фицнер признал вину, остальные фигуранты дела свою вину не признали. Текстовую онлайн-трансляцию из зала суда ведет "Вольный профсоюз БГУ".

Суд перешел к допросу свидетелей. Первым выступал проректор БГУ Иван Янушевич. Он указал, что ему не известно о фактах срыва занятий, учебный процесс в университете проходил по плану. Лично знаком только с Ильей Трахтенбергом. Также свидетель пояснил суду, что лично не видел акции студентов, дает показания со слов сотрудников, чьи фамилии и должности назвать не может. По его словам, никто не обращался с докладной запиской о том, что акции мешают нормальной работе учреждения. Ивану Янушкевичу известно, что в телеграмм-каналах были призывы к забастовке, но кто именно призывал – не знает. На вопрос одного из защитников, запрещено ли было раньше собираться и петь в здании университета, сказал, что раньше никто не собирался и не было запрещено. После поправил свою фразу на «не разрешено».

В суде были озвучены показания Ивана Янушкевича, которые он давал на предварительном следствии, из-за существенных противоречий. Так, на допросе свидетель подробно описывал количество участников и время проводимых акций, утверждал, что акции нарушали учебный процесс, а сам свидетель знал и остальных обвиняемых.

Следующей в качестве свидетеля была допрошена заместитель декана химического факультета БГУ Наталья Санкевич. Она помнит только одну акцию студентов, которая проходила 26 октября 2020 года. Утверждает, что студенты использовали бчб-флаги, выкрикивали лозунги, но кто конкретно принимал участие – сказать не может. Также она утверждает, что наблюдала акцию, хотя окна ее кабинета не выходят на двор, где проходило мероприятие. Никто из обвиняемых ей не знаком.

По словам свидетельницы, учебный процесс «песенные» акции не нарушали, т.к. проходили в перерывах, все занятия проходили в полном объеме. Однако гипотетически участники акции частично мешали передвижению по университету. Кто был лидером таких мероприятий, свидетельница не знает, т.к. был рандомный набор студентов.

- Мешали ли лично вам эти мероприятия на работе?

- Это дополнительный кусок работы. Это был определенный объем работы к другим обязанностями.

На вопрос, в связи с чем были организованы акции, сказала, что их называли акциями солидарности с теми, кто пострадал. Прокурор спросил, пострадал от чего, Наталья Санкевич нервно посмеялась и ответила: «От силовых структур, наверное, сейчас уже сложно сказать».

Однако в ходе следствия, Санкевич указывала, что в администрацию обращались студенты, утверждающие, что акции мешают их нормальному существованию в стенах факультета.

Следующей в качестве свидетеля выступила начальник управления воспитательной работы с молодежью БГУ Екатерина Зуева. Она знакома с одной обвиняемой – Ксенией Сыромолот, т.к. ранее была заместителем декана факультета, где обучается девушка.

Ксения занимала позицию заместителя председателя творческого союза, со стороны преподавателей к ней не было замечаний, академических задолженностей – нет.

Примечательно, что в протоколе допроса следователя показания Екатерины Зуевой записаны в том числе с точной формулировкой ст. 342 УК. Защита поинтересовалась, читала ли она кодекс, на что свидетельница ответила, что не полностью. Однако в суде подтвердила, что протокол записал был с ее слов, «раз так там написано».  

Далее в качестве свидетеля выступила заместитель декана юрфака БГУ Анна Бакун. Она пояснила, что акции были не массовые и кратковременные, не мешали передвижению, о фактах срыва учебного процесса ей не известно.

Свидетельница сказала, что пространство перед зданиями юрфака и химфака – территория города, а значит мероприятия там должны были быть согласованы с Мингорисполкомом. Кто координировал акции – она не знает, о том, зачем студенты собирались, нужно спрашивать у участников. Срыва занятий не было. При этом студентов вуза собирали на профилактические беседы, также поступали жалобы от студентов платного обучения, что они якобы хотели бы получать качественное образование. Фамилии обратившихся озвучены не были. Преподаватели с жалобами не обращались, но по мнению Анны Бакун, акции, безусловно, отвлекали от работы.

Следующим в качестве свидетеля выступил представитель БГУ Фёдор Дробеня. Он рассказал в суде, что срывов занятий не было, но было дискомфортно, «сначала были песнопения, а потом началась движуха», коридоры во время акций были забиты, а пройти – невозможно.

- Вы были подписаны на телеграмм-канал «БГУ 97»?

- Как и все замдеканы. Мы следим, что делают наши студенты.

Кого-то из обвиняемых свидетель знает, кого-то – нет.

- Кого-то из администраторов каналов знаете?

- К сожалению, нет.

Рассказал также, что студенты-иностранцы испугались акций, но все обращения к нему были в устной форме.

Свидетель пояснил, что акции «отечественных» студентов были для того, чтобы «попиариться», «пособирать лайки», но «они не знали, во что ввязывались».

Фёдор Дробеня контролировал процесс собрания студентов на акциях, предлагал их перейти с лестницы в холл, как в менее опасное место, после проводил личные профилактические беседы с теми, кого узнавал в толпе участников акций.

«Я применил максимум своих обаяния и харизмы, чтобы держать акции в правильном русле», - сказал свидетель.

При этом он считает, что от проведения акций был причинен психологический дискомфорт, хоть работа факультета не останавливалась. На вопрос защиты, могли ли студенты влиять на ситуацию в стране, Фёдор Дробеня ответил, что «студенты не способны на такие масштабные действия».

«У нас была договоренность с ними, что они не будут нарушать учебный процесс и все песнопения будут на перерывах».

При этом свидетель сказал, что «студентов не отчислили, все ушли по собственному желанию». 

Один из защитников заявил, что Фёдор Дробеня переговорил с другим свидетелем в коридоре. Адвокат затребовал записи с камер видеонаблюдения суда, чтобы доказать факт переговоров между свидетелями. Также, защитник потребовал не принимать во внимание свидетельские показания Дробени.

Судебное заседание продолжиться 18 мая.

Суд по "делу студентов": в зал пустили только родных, некоторых из группы поддержки - задержали

Утром 14 мая возле Дома правосудия собралось много людей, которые пришли на суд по так называемому "делу студентов". Однако даже в здание суда пускали только близких родственников и государственные СМИ. Даже бабушек и дедушек осужденных не пустили в зал суда якобы из-за нехватки мест.

Последние новости

Партнёрство

Членство