В суде по поджогу "Табакерки" в Бобруйске перерыв из-за коронавируса: один из обвиняемых контакт первого уровня

2021 2021-04-22T21:49:00+0300 2021-04-23T11:59:59+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/babruisk_sud_22.04.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
В суде Бобруйска. Фото "Вечерний Бобруйск"

В суде Бобруйска. Фото "Вечерний Бобруйск"

В суде Бобруйского района и города Бобруйска 22 апреля должно было продолжиться заседание по уголовному делу о поджоге “Табакерки”, раскрашивании рекламных конструкций, остановке товарного поезда и пробитых колесах у автомобиля сотрудника милиции. Обвиняемыми по делу проходит четыре жителя города: Александр Назарович, Александр Марьясов, Александр Гаврилов, Виталий Василевич.

Дело рассматривает судья Дмитрий Кренжиевский, гособвинитель Наталья Лосева.

Как стало известно правозащитникам, процесс сегодня не состоялся из-за того, что один из обвиняемых является контактным лицом 1 уровня по COVID-19. Когда будет назначено следующее заседание – пока неизвестно.

На предыдущем заседании, которое прошло 20 апреля, состоялся допрос по видеосвязи двух свидетелей из Могилева: директора и завхоза организации "Могилев-Табак” – филиала компании, которая является собственником сети киосков “Табакерка”. Об этом пишет “Вечерний Бобруйск”.

Так, директор Сергей Балашенко рассказал, что в сентябре-октябре 2020 года акты вандализма в отношении киосков сети совершались чуть ли не ежедневно. Где-то повреждения ликвидировали своими силами, где-то – с помощью услуг подрядчика.

Относительно киосков в Бобруйске, на лайтбоксы которых один из обвиняемых нанес красные полосы, Сергей Балашенко обозначил сумму ущерба – 8 рублей 67 копеек. Еще на этапе следствия, этот ущерб обвиняемые погасили.

Сумма ущерба от поджога киоска – 682 рубля. И эту сумму тоже уже погасили.

Второй свидетель, завхоз Сергей Воробьев отметил, что в его ведении – 430 торговых объектов по Могилевской области, и ему регулярно приходится выезжать в разные города Могилевщины для того, чтобы заниматься ремонтом или закрашиванием.

– Люди расписываются на киосках, пишут какие-то слова, – рассказал он. – Иногда кажется, что это делают дети до десяти лет.

Он пояснил, что вред от краски, нанесенной на лайтбокс, сложно подсчитать: дело в том, что краску смывают растворителем, от которого, в свою очередь, поверхность с глянцевой становится матовой. А это может помешать размещению внутри конструкции рекламной информации.

У защитников обвиняемых возникали различные вопросы к свидетелям. Например, пострадал ли товар и оборудование внутри киоска в результате поджога? Оказалось, что имущество более чем на 50 тысяч рублей, находящееся внутри киоска, не пострадало.

Прозвучал, среди прочего, и такой вопрос от защитника: по всем ли случаям раскрашивания киосков "Табакерка" возбуждаются уголовные дела? Свидетель ответил, что, конечно, не по всем. Он отметил, что его и раньше вызывали на какие-то допросы, но не смог вспомнить, когда это было и по какому эпизоду.

После допроса свидетелей в суде вновь продолжили изучать письменные материалы дела. Среди прочего – расшифровку видеозаписи, которая велась за "контролируемым объектом" – так в материалах дела назван гараж подозреваемого Назаровича. Видеокамера была размещена в помещении гаража за 8 дней до задержания обвиняемых.

В один из дней Назарович рассказывал Гаврилову, как наблюдал за сотрудником милиции, который утром пробил колесо автомобиля о подложенные обвиняемыми острые шипы.

Также в гараже обсуждали поджог или зарисовку баннера, вывешивание флага, нанесение различных надписей, собирали самодельные устройства с часовым механизмом.

– Поедем жечь будку? – спрашивал Марьясов у Гаврилова.

– Жги, я пока не буду, – отвечает Гаврилов.

– Буду жечь, – говорит Назарович.

В помещении готовили горючую смесь, на улице проверяли, как она горит. Обсуждали политическую ситуацию в стране, а также, что поджогом “Табакерок” и нанесением граффити вряд ли можно изменить ситуацию в лучшую сторону. Готовили и испытывали взрыв-пакеты.

Говорили и о том, что нужно в гараже поставить датчик движения, шутили насчет датчика и прослушки.

Также из расшифровки следует, что обвиняемые Марьясов, Назарович и Василевич много говорили о разном оружии, в том числе о его приобретении, о горючести и других свойствах веществ и целесообразности их использования. Возвращались к идее поджога оборудования системы "BelToll", но отказались от нее. Известно, что они готовились к поджогу, обсуждали материалы и то, как сработает их устройство (называли его “посылка”), но до определенного момента не знали, что именно будут поджигать. В шутку звучала даже фраза: "Окей, гугл, что поджечь".

В Бобруйске судят четверых мужчин за поджог "Табакерки", остановку товарного поезда и пробитые колеса у автомобиля

19 апреля в суде Бобруйска и Бобруйского района прошло второе заседание по уголовному делу в отношении четверых жителей города, которые обвиняются сразу по шести статьям Уголовного кодекса.

Последние новости

Партнёрство

Членство