Молотками отковыривать плитку, лазерными указками светить в силовиков. В суде о массовых беспорядках выступил еще один свидетель

2021 2021-04-22T13:04:01+0300 2021-04-22T14:24:12+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/sud_valantery_babarico.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
В суде по делу волонтеров штаба Бабарико. Фото spring96.org

В суде по делу волонтеров штаба Бабарико. Фото spring96.org

21 апреля в рамках судебного процесса по обвинению политзаключенных Дмитрия Конопелько, Игоря Ермолова, Николая Сасева и Владислава Корецкого в массовых беспорядках в качестве свидетеля был опрошен владелец офиса по ул. Чехова, 3 – Сергей Лавриненко. Именно там обвиняемые собирали лазерные указки 11 августа. 

Дело рассматривает судья Светлана Бондаренко. Сторону государственного обвинения представляет прокурор Роман Бизюк.

Мужчин обвиняют по ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК - подготовка к массовым беспорядкам и ч. 3 ст. 293 УК - обучение или иная подготовка лиц для участия в массовых беспорядках.

«Я всегда им гордилась и горжусь до сих пор». Что говорили свидетели в суде над волонтерами штаба Бабарико?

20 апреля в суде по уголовному делу волонтеров штаба Бабарико, политзаключенных Игоря Ермолова, Николая Сасева, Владислава Корецкого и Дмитрия Конопелько начался допрос свидетелей.

Сергей Лавриненко является директором «Центра технологических инвестиций». В суде он рассказал, что с Дмитрием Конопелько знаком несколько лет и с ним в приятельских отношениях, с остальными ребятами познакомился только в августе.  

9 августа в офис к Сергею приходил Дмитрий и возможно кто-то еще, 11 августа – приходили все обвиняемые.

Вечером 9 августа в помещении офиса обсуждали события на Стелле, а 11 августа, когда все собрались, события предыдущего дня. Сергей Лавриненко говорит, что на улице был сбор людей и столкновения с милиционерами. Свидетель называет события тех дней беспорядками, говорит, что разговоры об этом велись в присутствии всех обвиняемых. Также ему известно, что политзаключенные в те дни находились в тех местах, где проводили массовые мероприятия.

9 августа в офис заходил Дмитрий Конопелько и рассказывал, что на Стелле были столкновения людей с сотрудниками милиции. Были и баррикады, но Сергей Лавриненко не помнит, рассказывал об этом именно Дмитрий или он узнал об этом из других источников.

Около 20 часов 11 августа все четверо обвиняемых пришли в офис к Лавриненко – трое пришли раньше, один человек позже. Всего в офисе было восемь человек, в том числе сам свидетель и его жена.

Политзаключенные принесли с собой коробку с лазерными указками, два молоточка, которые позже переложили в рюкзак. Свидетель не помнит, кто именно принес молотки, и как намеривались их использовать обвиняемые, но помнит, что звучала фраза о том, что молотки можно использовать для выковыривания тротуарной плитки. По его мнению, в тот момент присутствующие обсуждали массовые беспорядки, в том числе, что плитку можно куда-нибудь бросать.

«Я самостоятельно сделал вывод о том, что плитку, например, можно применять в ходе массовых беспорядков, но обвиняемые обсуждали просто, что ее нужно отковыривать молотками. Я вопросы им не задавал».

Игорь Ермолов принес замечание, т.к. свидетель говорит, не то, что помнит, а то, что думает. Суд сказал, что замечание зафиксировано. Допрос свидетеля продолжился.

По его мнению, маски и респираторы у присутствующих были, т.к. был и есть коронавирус, беруши и перчатки – не помнит. В указки в офисе вставляли батарейки, после чего их унесли.

Зажигалки до момента прихода обвиняемых свидетель не видел. Когда политзаключенные пришли в офисе, Сергей Лавриненко видел газовые зажигалки и предметы, похожие на петарды – кто-то из обвиняемых доставал их из пакета и перекладывал в сумку, кто точно это делал – не помнит. Свидетель припоминает, что обсуждался вопрос, будет ли кто-то бросать петарды. Кто-то из обвиняемых сказал, что «да». Также он говорит, что слышал фразу «колоть колеса», но контекста разговора не помнит. Обсуждались ли способы использования рогаток, Лавриненко не помнит.

Свидетель пояснил, что указки доставали из коробки, вставляли в них батарейки, проверяли, работают ли они - светили в помещении, затем клали в пакеты. Все обвиняемые принимали участие в этих действиях, а также жена свидетеля помогала их собирать. Указки планировалось раздавать протестующим в местах, где будут проходить беспорядки.

По словам Сергея Лавриненко, обвиняемые планировали ехать на машине в Серебрянку, не помнит, чтобы обсуждалась тактика поведения при задержании и необходимость переодевания.

Уходя все предметы обвиняемые забрали с собой.

На следующий день с утра приехали двое обвиняемых без предупреждения, один из них – Дмитрий Конопелько. Всего было четыре человека, которые хотели что-то обсудить в офисе за закрытыми дверями. Пробыли час или два, после чего ушли. Что именно обсуждалось на встрече Лавриненко не знает. 

Во время предварительного следствия Сергею Лавриненко предоставлялись для просмотра видеозаписи 9 и 11 августа с камеры, установленной в его офисе.

На вопросы адвокатов свидетель пояснил, что 8 августа в социальной сети Фейсбук он написал пост только для друзей: «зная, что планируются беспорядки», предложил тем, кто будет находится в районе Стеллы и почувствует себя небезопасно, прийти и спрятаться в его офисе. При этом в суде он уточнил, что видел призывы выйти на акцию протеста 9 августа в телеграмм-каналах, но не видел там призывов к поджогам, погромам, возведению баррикад, перекрытию дорог, вооруженному сопротивлению сотрудникам милиции.

Под «массовыми беспорядками» свидетель понимает перекрытие дорог, погромы, поджоги, при этом говорит, что погромов и поджогов не было, а про перекрытие дорог читал в телеграмм-каналах. Сам он также не был очевидцем погромов, поджогов, насилия, вооруженного сопротивления граждан сотрудникам милиции. Видел, как в районе Каменной горки какие-то ребята разбирали цветочные клумбы, когда в один из дней возвращался домой.

- Я могу называть то, что происходило, другим словом, если слово «массовые беспорядки» вас смущает. Это были события, несанкционированные акции.

- Меня очень смущает слово беспорядки! Если вам известно, обвиняемых обвиняют в массовых беспорядках, что ограничивается исключительно поджогами, погромами, насилием, вооруженным сопротивлением и уничтожением имущества. Поэтому, если вы очевидцем этих событий не были, а были очевидцем иных событий, то нужно конкретно использовать слова, – сказал адвокат Дмитрия Конопелько.

- Я извиняюсь, буду называть это несанкционированными массовыми мероприятиями.

Настроение у обвиняемых в офисе было бодрое, они шутили, свидетель допускает, что обсуждение использования петард и молотков могло быть шуточным, но точно не помнит.

Сергей Лавриненко уточнил, что присутствие обвиняемых в его офисе ему не очень нравилось, он попросил их уйти, они собрала указки, перепаковали вещи и ушли. При этом в лазерных указках он не видел опасности, тем более когда у них есть насадки из «разных зверюшек».

Один из адвокатов уточнил:

- Вы помните, что-нибудь про разговоры о <...> свободы динозавров?

- Нет, не помню.

- А какие-нибудь разговоры про штаны?

- Не помню.

- А что-нибудь про разговоры, как делать массаж ОМОНовцам?

- Не помню.

- Скажите, пожалуйста, чем вы можете пояснить такую избирательность своей памяти, что все разговоры, которые имели место и были зафиксированы видеозаписью, вы сейчас не помните, а разговор про молотки, который не попал на видиозапись, вы однозначно помните?

Прокурор выразил несогласие с этим вопросом, и суд снял его.

На заседании также были оглашены письменные показания Сергея Лавриненко, так как в его показаниях выявились противоречия.

На допросе у следователя Лавриненко пояснял, что 9 августа в офис пришел Дмитрий Конопелько, который эмоционально рассказывал, как проходят массовые беспорядки на улице, из чего он сделал вывод, что Дмитрий сам находился на Стелле и являлся участником указанных беспорядков, митингов. Более подробно, что рассказывал Дмитрий, не помнит из-за давности событий. В те дни в офис приходили и неизвестные Лавриненко люди, которые также рассказывали, что происходит на улицах, он угощал их чаем.

11 августа Конопелько спросил у Лавриненко, не против ли он, если в офис придут его друзья, для каких целей не пояснял. Мужчины пришли и принесли указки, не менее 100 штук, хотя свидетель их не считал. От увиденного он разволновался. Обвиняемые стали собирать указки, Лавриненко попросил свою жену помочь им, чтобы они скорей закончили и ушли. Мужчины общались между собой и говорили, что указки будут раздавать протестующим, чтобы те светили на сотрудников милиции. В какой-то момент свидетель увидел в чьем-то рюкзаке предметы, похожие на петарды.

Предлагал ли кто-то Лавриненко пойти с обвиняемыми, он не помнит, но Дмитрий Конопелько точно не предлагал, так как знал, что свидетель не поддерживает массовые беспорядки и митинги. Где раздавали указки – он не знает. После Лавриненко звонил Дмитрию, тот сказал, что находится в районе Серебрянки. Куда направились из его офиса другие обвиняемые – свидетель не знает.

Следователь также показывал видеозаписи Лавриненко, извлеченные из камеры видеонаблюдения, размещенной в офисе свидетеля. Он давал пояснения по ним. В частности, на одной из видеозаписей Дмитрий Конопелько спрашивает: «Кто будет координатором?», что свидетель расценил как уточнение, кто останется присматривать за офисом. Также Конопелько спрашивал, имеются ли у других обвиняемых предметы для проколки колес. В тот момент свидетель не придал этому вопросу политзаключенного значения, но в день допроса предположил, что обвиняемые намеревались прокалывать колеса служебных автомобилей сотрудников милиции. При этом никаких предметов для проколки колес, рогаток у политзаключенных свидетель не видел.

Данные показания у следователя Сергей Лавриненко в суде поддержал, противоречия пояснил тем, что мог забыть за давностью событий.

После этого в судебном заседании был объявлен перерыв до 10.30 часов 28 апреля.

Правозащитный центр "Весна" с помощью волонтеров отслеживает этот судебный процесс

Игорь Ермолов, Николай Сасев, Владислав Корецкий и Дмитрий Конопелько были признаны политзаключенными. Поддержать их открытками и письмами можно по адресу: СИЗО-1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2.

Последние новости

Партнёрство

Членство