За три часа политзаключенного программиста приговорили к 4 годам колонии за "возведение баррикад" 10 августа на Пушкинской

2021 2021-02-10T17:50:45+0300 2021-02-10T19:09:20+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/kononovich_sud_viasna.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Суд Ленинского района 10 февраля осудил на четыре года колонии усиленного режима по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса 24-летнего политзаключенного инженера-программиста Романа Кононовича. Его обвинили в возведении баррикад с помощью железного ограждения в ночь с 10 на 11 августа около ст. м. "Пушкинская", где тогда погиб протестующий Александр Тарайковский. Основное доказательство вины Романа — одна фотография с его телефона. Вину политзаключенный не признал, он пояснил на суде, что убирал ограждение с дороги, чтобы освободить проход и пройти в гости к тете. Весь суд над программистом занял только три часа. Судья Татьяна Шотик также вынесла определение: сообщить о приговоре и наказании Кононовича в организацию, где он работал программистом за задержания, чтобы сотрудники этой фирмы не участвовали в массовых беспорядках. "Весна" наблюдала за этим процессом и рассказывает об этом деле. 

Роман Кононович. Фото: spring96.org
Роман Кононович. Фото: spring96.org

Согласно обвинению, Роман Кононович "9 августа и в последующие дни принял участие в заранее спланированных массовых беспорядках в Минске, выразившихся в непосредственном совершении погромов, сопротивления представителям власти, сотрудникам ОВД по форменному обмундированию". По предъявленном Кононовичу обвинению он "10 августа, будучи осведомленным из разных источников о планируемых противоправных действиях, прибыл на участок местности по адресу на Притыцкого, 32-28, для выражения незаконными способами своих общественно-политических взглядов и протестов через деструктивную деятельность, направленную, в том числе, на обострение напряженности в обществе, принял активное участие в совместных действиях толпы, грубо нарушающих общественный порядок".

По обвинению, Роман 10 и 11 августа возле метро "Пушкинская" "принял активное участие в массовых беспорядках, выразившееся в погромах", а также принесении ущерба филиалу "Минские тепловые сети" РУП "Минскэнерго" путем "разкомплектования металлической конструкции в виде 12 железных штырей", расположенных по адресу улица Притыцкого, 32-28, "вынул с другими неустановленными лицами не менее четырех металлических прутов с ограждения" и переместил их к баррикадам с целью "облегчения себе и другим участникам массовых беспорядков, создания препятствия для перемещения сотрудников и транспорта ОВД". По обвинению, действия Романа и других лиц вечером 10 августа повлекли нарушение работы движения пяти автобусов и троллейбусов, а также "нарушили общественное спокойствие и права добропорядочных граждан на свободное передвижение". Но никаких материальных требований указанные организации не предъявили Роману.

Политзаключенный полностью не признал вину. Роман Кононович на суде пояснил, что помог 10 августа незнакомым людям перетянуть ограждение, пытаясь его передвинуть полностью на зеленую зону, чтобы освободить проход, чтобы беспрепятственно продолжить путь. 

"При мне никто, включая меня, ограждение на проезжую часть не перетянул. Я продолжил движение к метро "Пушкинская" по тротуару", — говорит Роман.

Под стражей Роман находится с 16 октября 2020 года.

"В тот вечер произошла трагедия — гибель Тарайковского". Судят политзаключенного за события 10 августа на "Пушкинской"

Суд Ленинского района 5 февраля рассматривает уголовное дело по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса против 24-летнего политзаключенного инженера-программиста Романа Кононовича.

Прокурор: Чем можно заниматься на определенном участке местности более 3,5 часов?

Государственный обвинитель Александр Романович попросил судью Татьяну Шотик наказать Кононовича 4-мя годами колонии в условиях усиленного режима.

"Несмотря на то, что в прениях прокурор заявил, что не все признаки преступления по ст. 293 Уголовного кодекса нашли свое подтверждение, а именно «вооруженное сопротивление», он заявил, что вина Романа в активном участии в массовых беспорядках полностью доказана. Основное доказательство вины парня — фотография, на котором запечатлено, что Кононович держится за сетку на Пушкинской. Следствие установило, что Роман был во время фотографирования движения: согнуты колени, ноги в разных позициях", — заявил прокурор Александр Романович.

Прокурор Александр Романович. Фото: spring96.org
Прокурор Александр Романович. Фото: spring96.org

«В своих показаниях Кононович заявил, что оттягивал металлическое ограждение, потому что оно мешало своему проходу и проходу граждан. Однако следует заметить, что исходя из оглашенных судом показаний обвиняемым, которые он давал в ходе предварительного следствия последний заявил, что металлическое ограждение были сцеплены между собой металлической проволокой, в нижней части ограждения имелись бетонные стойки, ввиду чего сдвинуть ограждение не получилось. В результате этого Кононович прекратил пытаться помочь другим перетянуть ограждение на газон. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что показания, данные им в ходе предварительного следствия, обвиняемый отрицал факт перетягивания ограждения вовсе. А версия, предоставленная суду, была сконструирована им после увиденной им вышеуказанной фотографии, что уже свидетельствует о лживости и неискренности показаний обвиняемого», — заявил прокурор Александр Романович.

Гособвинитель отметил, что Роман Кононович оказался у тети в 00:46 11 августа, что подтверждается его телефонными соединениями.

«Встает логичный вопрос, чем можно заниматься на определенном участке местности более 3,5 часов, направляясь по адресу, который располагается недалеко. Ответ на лицо: все это время Кононович принимал непосредственное участие в несанкционированном массовом мероприятии, в массовых беспорядках, и металлические ограждения нужны ему были не для свободного прохода граждан, а для сооружений и выстраивания препятствий на улице Притыцкого. Его общественно-политические взгляды, стремление обвиняемого действовать радикально, революционно подтверждается информацией, выгруженной с его телефон: видео, фотографией, лозунгами об участии в несанкционированных мероприятиях в так называемых оппозиционных пабликах и группах», — убежден прокурор.

Адвокат: Из фотографии следует, что Кононович не совершает поджог или погром

Защитник Романа Юрий Сташкевич отметил:

«Наличие у стороны обвинения лишь фотографии, на которой он пытается переместить металлическое ограждение, так, чтобы оно не мешало другим гражданам, не может свидетельствовать о совершении им инкриминируемых действий. Причем из этой фотографии явно следует, что Кононович не совершает поджог или погром, а также не оказывает вооруженное сопротивление каким-то неустановленным представителям органам власти. Не смотря на то, что на фотографии запечатлен момент попытки перемещения одного металлического ограждения, стороной обвинения предложено считать установленным, что Кононович изъял не менее четырех металлических ограждений с баннерами, а потом переместил это к месту возведения баррикад на Притыцкого. При этом нет ни одного доказательства, что Кононович действительно переместил их».

«Фотография зафиксировала только один момент». Последнее слово политзаключенного

24-летний Роман Кононович был немногословен в последнем слове:

«Высокий суд, я не стану скрывать, что мне очень страшно. Страшно, какое наказание может быть назначено за мои действия. Эти действия Вы видели на той самой фотографии. Да, видно, что я держусь за это ограждение, пытаясь его сдвинуть или переместить. Я не знаю, можно ли считать мои действия противоправными настолько, чтобы лишить меня свободы. Я это ограждение не разбирал, не ломал, даже не знаю, где оно находилось первоначально, на дорогу я его не выносил. Фотография зафиксировала только один момент. К сожалению, нет других фотографий, которые бы отражали, что через несколько секунд меня уже там не было. Также, надеюсь, что для суда очевидно, что при мне не было никакого при себе оружия. Все это подтверждает, что я не участвовал ни в погромах, ни в сопротивлении представителям власти. Если несмотря на эти обстоятельства, суд все равно сочтет меня виновным, прошу назначить наказание, не связанное с лишением свободы». 

Роман Кононович в суде 10 февраля. Фото: spring96.org
Роман Кононович в суде 10 февраля. Фото: spring96.org

Что решил суд? 

На судебное следствие понадобилось только 2,5 часа, на прения — 30 минут, на подготовку приговора — 2 часа сразу после прений. Татьяна Шотик приняла аргументы гособвинителя и признала политзаключенного Романа Кононовича виновным по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса, назначив ему наказание в виде четырех лет лишения свободы в условиях усиленного режима. Также судья вынесла частное определение: сообщить о приговоре и наказании Кононовича в организацию, где он работал программистом до задержания, чтобы сотрудники этой фирмы не совершали такие же преступления, как участие в массовых беспорядках.

Последние новости

Партнёрство

Членство