"В тот вечер произошла трагедия — гибель Тарайковского". Судят политзаключенного за события 10 августа на "Пушкинской"

2021 2021-02-05T14:26:26+0300 2021-02-05T14:26:27+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/kananovich_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Суд Ленинского района 5 февраля рассматривает уголовное дело по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса против 24-летнего политзаключенного инженера-программиста Романа Кононовича. Его обвиняют в возведении баррикад с помощью железного ограждения в ночь с 10 на 11 августа около ст. м. "Пушкинская", где тогда погиб протестующий Александр Тарайковский. Вину политзаключенный не признает. Дело рассматривает судья Татьяна Шотик, которая сегодня осудила за эти даты на 4 года колонии усиленного режима художника Александра Нурдинова. Судебное следствие над программистом заняло только два часа. Роману Кононовичу грозит до 8 лет лишения свободы. "Весна" с помощью волонтеров наблюдает за этим судебным процессом и рассказывает об обстоятельствах этого дела.

Роман Кононович. Фото: spring96.org
Роман Кононович. Фото: spring96.org

В чем обвиняют парня?

Согласно обвинению, Роман Кононович "9 августа и в последующие дни принял участие в заранее спланированных массовых беспорядках в Минске, выразившихся в непосредственном совершении погромов, вооруженного сопротивления представителям власти, сотрудникам ОВД по форменному обмундированию". Прокурор зачитывал обвинение Кононовичу на несколько минут, где именно о действиях Романа говорится несколько предложений — остальное касается абстрактной группы людей "толпы". 

В предъявленном Кононовичу обвинении говорится, что он "10 августа, будучи осведомленным из разных источников о планируемых противоправных действиях, прибыл на участок местности по адресу на Притыцкого, 32-28, для выражения незаконными способами своих общественно-политических взглядов и протестов через деструктивную деятельность, направленную, в том числе, на обострение напряженности в обществе, принял активное участие в совместных действиях толпы, грубо нарушающих общественный порядок".

По обвинению, Роман 10 и 11 августа возле метро "Пушкинская" "принял активное участие в массовых беспорядках, выразившееся в погромах", а также принесении ущерба филиалу "Минские тепловые сети" РУП "Минскэнерго" путем "разкомплектования металлической конструкции в виде 12 железных штырей", расположенных по адресу улица Притыцкого, 32-28, "вынул с другими неустановленными лицами не менее четырех металлических прутов с ограждения" и переместил их к баррикадам с целью "облегчения себе и другим участникам массовых беспорядков, создания препятствия для перемещения сотрудников и транспорта ОВД".

По обвинению, действия романа и других лиц вечером 10 августа повлекли нарушение работы Движения пяти автобусов и троллейбусов, а также "нарушили общественное спокойствие и права добропорядочных граждан на свободное передвижение". Но никаких материальных требований указанные организации не предъявили Роману.

Вину Роман Кононович не признает. С конца октября его удерживают под стражей.

По мнению прокурора Александра Романовича, вина политзаключенного доказана показаниями самого Кононовича, свидетелей и письменными материалами дела. Но защитник Романа заявил, что невиновность Кононовича подтверждается видеозаписью с места событий, которая зафиксировала, что он не находился возле ограждения на Притыцкого. 

"У меня было одно желание — освободить проход, чтобы беспрепятственно добраться домой". Что говорит сама Роман Кононович?

Роман отказался от дачи показаний, только зачитал с заранее подготовленного письма свой рассказ о событиях вечера 10 августа:

“10 августа после 21 вечера я приехал к своему двоюродному брату на проспект Пушкина, 47. После 10 вечера я вышел с братом и направился в арку, которая находится на Притыцкого, 38. Пройдя сквозь арку я увидел кучу людей, которые находились на улице на зеленой зоне, а также на парковке. Они были в масках и имели с собой символику в виде бчб-флагов. Я направлялся на свою съёмную квартиру на м. Михалово. Я пошел в сторону м. Пушкинской, но на пути увидел ограждение, которое мешало проходу мне и другим людям. Отмечу, что огражденение находилось в лежачем состоянии и из-за его размеров, положения и его конструкции, столпившихся рядом людей, я не мог его обойти, не заходя на зеленую зону и проезжую часть. Ограждение  я не ломал, не разъединял, не видел его в первоначальном состоянии, не видел, где оно находилось до этого момента.

Потом я увидел, как незнакомые мне люди тянут ограждение, пытаясь его передвинуть целиком на зеленую зону, чтобы освободить проход, чтобы беспрепятственно продолжить путь, поэтому я подошел помочь. В моих показаниях указано, что я взялся за сетку ограждения, дернул ее и положил обратно — в этом мои действия фактически и выражались. Ограждение могло быть сдвинуто с другого конца, где его тянули другие люди. Однако сетку, за которую ухватился я, у меня сдвинуть не получилось. Поэтому я отпустил секцию и пошел дальше. Другие по-моему тоже его отпустили. При мне никто, квлючая меня, ограждение на проезжую часть не перетянул. Я продолжил движение к метро “Пушкинская” по тротуару. Пройдя около 250 метров, я понял, что движение дальше проблематично. Ранее в своих показаниях я указывал, что милиция преградила проход к метро, но это не совсем точно, потому что, как я узнал после, в тот вечер на ст.м. “Пушкинская” погиб гражданин Тарайковский на перекрестке улицы Притыцкого и проспекта Пушкина. На видеозаписях сотрудники находились за этим перекрестком. 

В метро я спускаться не стал, поскольку понял, что оно не работает. Поэтому я решил, что мне лучше переночевать у своей тети, которая проживает возле ст. м. “Спортивная”. Как я упомянал ранее, в тот вечер произошла трагедия — гибель Тарайковского. Согласно информации МВД, это случилось около 23 часов вечера 10 августа. Я не видел и не слышал об этих событиях, находясь на ст. м. «Пушкинская». На тот момент меня уже там не было.

Я шел к тете. Исходя из моего эмоционального состояния, я не обращал внимания, что происходит вокруг. У меня была только мысль: поскорее добраться домой. В материалах уголовного дела приобщена видеозапись, согласно которой очевидно, что меня рядом с ограждением на проезжей части не было. Не смотря на то, что видны лишь силуэты, можно отличить по предметам одежды. Я был одет в рубашку с длинным рукавом, джинсы, кепку и был без маски. А на видео — все силуэты либо в масках, либо  в шортах, либо в майках, либо без головных уборов. У тети я был около 23 часов вечера, что подтверждается ее показаниями. У меня было одно намерение — освободить проход, чтобы беспрепятственно добраться домой".

В суде была допрошена тетя Кононовича, его девушка, друг-коллега с работы, а также были зачитаны показания двоюродного брата, так как он в данный момент за границей. Видео, которое просмотрели в зале суда, свидетельствует, что в инкриминируемое время Романа уже не было возле ограждения на "Пушкинской".

Судебное следствие заняло только два часа. Роману Кононовичу грозит до 8 лет лишения свободы. Судебные прения назначены на 10 февраля.

Последние новости

Партнёрство

Членство